Почему Запад считает глобализацию неудавшейся

Почему Запад считает глобализацию неудавшейся

Западные критики обвиняют глобализацию и развивающиеся экономики (читай — Китай) в закрытии фабрик, потере «высокооплачиваемых» рабочих мест, изменении климата, неравенстве доходов, растущей преступности и множестве других проблем.

Питер Наварро, главный по торговле у президента США Дональда Трампа, к примеру, обвинил Китай в «недобросовестной торговой практике» и валютном манипулировании и который, по его утверждению, несёт ответственность за закрытие 50 тысяч предприятий, кражу от 20 до 30 миллионов рабочих мест и за то, что налогоплательщики задолжали  US$ 3 триллиона.

Верны ли обвинения Наварро и других критиков в адрес Китая и других развивающихся стран?

Дело против глобализации

Международный валютный фонд и другие почтенные организации могут удостоверить факт, что глобализация содействует глобальному экономическому росту на 1.5% — 2%, вытягиванию сотен миллионов человек из бедности в развивающемся мире и повышению уровня жизни в развивающихся странах. По оценкам аналитиков «Морган Стэнли» и других американских и финансовых организаций, один только недорогой «импорт» из Китая сэкономил средней американской семье 1 тысячу долларов в год, позволив потребителям покупать и экономить больше.

Исследование, проведённое университетом штата Пенсильвания, альма-матер Трампа, обнаружило, что к потере рабочих мест приводит автоматизация. Более того, именно американский бизнес принимал решение о переводе рабочих мест в развивающиеся страны с более низкими зарплатами и слабым трудовым и природоохранным регулированием, что и «опустошило» сектор обрабатывающей промышленности США.

Можно было бы возразить, что устойчиво высокий торговый дефицит США в торговле с Китаем объясняется политикой Вашингтона и американских компаний-производителей, переводящих производство в Китай. Конгресс США запретил продажу продукции, «чувствительной с точки зрения безопасности» или товаров «двойного назначения»  в Китай и другие страны, которые считаются потенциальным «противником», утратив значительные экспортные возможности.  Более того, более двух третей «импорта» (в денежном выражении примерно 270 миллиардов долларов из общего объёма в 350 миллиардов долларов в 2016 году) — это товары,  произведённые Соединёнными Штатами на территории Китая.  На самом деле Китай экспортировал в том году в США товаров всего на 180 миллиардов долларов, что сравнимо с показателями экспорта США в Китай. Если бы США ослабили ограничения на экспорт и пересмотрели бы объём китайского «импорта», Америка, возможно, зарегистрировала бы положительное сальдо в торговле с Китаем.

Глобализация после Второй Мировой войны

Глобализацию продвигали США и Великобритания, стремясь стимулировать экономический рост в послевоенный период. В 1944 году, когда победа над странами Оси — Германией, Италией и Японией — была предрешена, две эти англоговорящих страны спонсировали Бреттон-Вудскую конференцию (с участием 42 союзных стран), чтобы составить дорожную карту послевоенного мирового экономического устройства, а краеугольным камнем в нём был ничем не стеснённый поток инвестиций. Конференция учредила две организации — МВФ и Всемирный Банк — первый для помощи и содействия торговле и инвестициям, а второй для помощи в восстановлении. 

США, будучи главным финансовым спонсором и крупнейшим акционером обеих организаций, диктовали послевоенные правила по навязыванию политики в духе «Америка превыше всего». Например, главный представитель США, Гарри Декстер Уайт, отклонил предложенный Великобританией «банкор» (международная денежная единица, которую в 1942-1943 гг. предлагал ввести Дж. М. Кейнс в качестве части своего плана по созданию международной валютной системы — прим. пер.) и с успехом потребовал, чтобы «резервной международной валютой» стал «гринбэк» (то есть доллар: гринбек, буквально «зеленая спинка»; изначально термин обозначал не обеспеченную золотом банкноту, выпущенную Казначейством США в соответствии с законом «О законном платежном средстве» от 1862 г.; название связано с цветом банкноты — прим.пер.) для международных транзакций, что делало США мировым «банком последней инстанции», «неограниченным» источником денег (поскольку доллар повсеместно был принят как средство обмена, средство сбережения и расчётная единица) для укрепления глобального доминирования США.  

США настаивали также на том, чтобы МВФ и Всемирный Банк действовали как банки, продвигающие демократию американского образца, и применяли Вашингтонский консенсус (неоклассическую концепцию, разработанную Джоном Уильямсоном как путь развития, когда «одно подходит для всех» для развивающихся экономик) как условия выдачи займов, которые включали в себя: реализация программ жёсткой экономии в периоды экономического спада или рецессии, приватизацию государственных предприятий и либерализацию торговли и инвестиций.

Предполагалось, что эти условия будут защищать и продвигать интересы Запада, и особенно интересы США; «помощь» странам-должникам была лишь побочным эффектом. Приватизация  государственных предприятий означала для западных (читай — американских) компаний захват этих предприятий (банков и производителей нефти) в странах-заёмщиках, как случилось в России и ряде африканских стран. Требования к странам-заёмщикам вводить программы жёсткой экономии выдвигались для того, чтобы  обеспечить возврат средств кредиторам.  Ничем не ограниченная торговля и инвестиции были нужны для того, чтобы открыть  рынки развивающихся стран для стран развитых.  

Чтобы ещё больше защитить свой рынок от зарубежного импорта, Конгресс США отклонил предложение Великобритании о формировании Международной организации по вопросам торговли (ITO).

Вместо этого было принято предложенное США, — Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), для переговоров по либерализации или уменьшению тарифов, но только для товаров. Но стало ясно, что Запад в целом и США в особенности был (и остаётся до сих пор) заинтересован в снижении тарифов на товары только в тех случаях, когда имеет конкурентное преимущество. Это достигалось установлением нетарифных барьеров,  таких как антидемпинговые меры, принятые в ходе Токийского раунда переговоров (на который развивающиеся страны не были приглашены и в нём не участвовали).

Только на Уругвайский раунд (1986-1994 гг.) в рамках ГАТТ развивающиеся страны получили приглашение и приняли участие в многосторонних переговорах о торговле.  Это произошло только потому, что Запад и Япония хотели, чтобы соглашение о несельскохозяйственных товарах получило доступ на всё более богатые рынки развивающихся экономик, особенно на рынок Китая.

Однако США и ЕС продолжают применять нетарифные барьеры, чтобы преградить или ограничить импорт, который «наносит вред» внутренним производителям, хотя эти производители в значительной степени субсидируются. На субсидии фермерам приходится примерно 50% бюджета ЕС, а более 25% доходов фермеров США составляют  подачки от правительства.  ЕС и США своевольно вводят антидемпинговые  пошлины на сталь и панели солнечных батарей китайского производства, обвиняя Китай в продаже этой продукции «ниже себестоимости». Недавно США ввели 300%-й тариф на самолёты серии  CS100 производства канадской  «Бомбардье», под предлогом больших государственных субсидий.

Проблемы, вызванные структурными изменениями

Запад — и США в частности — с 1980-х годов претерпели значительные структурные изменения, включая перевод промышленных мощностей за рубеж и автоматизацию производства в попытках увеличить прибыли и вывести за рубеж «грязные» производства. Развивающиеся страны, в частности Китай, предлагали более низкие производственные издержки, которые стали возможными благодаря дешёвой, квалифицированной рабочей силе и эффективной инфраструктуре.

Однако они не реализовали в достаточной мере программ по переподготовке кадров, чтобы решить проблему с потерявшими рабочие места работниками и вопросы изменения рынка труда. Приход новых технологий меняет рынок рабочих мест, поэтому навыки, на которые сегодня есть спрос, могут исчезнуть, либо завтра могут потребоваться новые. Как следствие, структурная безработица не только существует, но и растёт.

Проблемы в торговле и проблемы с изменением климата были созданы вследствие отступлением перед корыстными групповыми интересами или их лоббированием.  Бывший премьер-министр Канады Стивен Харпер отказался ратифицировать Токийское соглашение по выбросам парникового газа, чтобы защитить интересы производителей нефти из нефтеносных песков провинции Альберта. Восстановление нефтяной и угольной промышленности Трампом, скорее всего, будет способствовать усилению климатических изменений. Разрыв им Транс-Тихоокеанского Партнёрства и принятие им решений, которые Канада и Мексика называют «суровыми» требованиями, могут разрушить торговлю между США и этими двумя партнёрами, усугубив экономические проблемы во всех трёх странах.    

Политиков  развивающихся стран тоже нельзя назвать непричастными к проблемам мировой экономики и климата. Неспособность или нежелание китайских политиков обуздать промышленное перепроизводство — это источник трений в торговле между Китаем и другими странами. То, что закрывают глаза на промышленные предприятия, выбрасывающие токсичные вещества в атмосферу, тоже может влиять на изменение климата.

Завершающий комментарий

Можно утверждать, что именно Запад, и США в частности, «отбираю кусок пирога у развивающихся стран». Колонизация слаборазвитых стран, эксплуатация их ресурсов и порабощение коренного населения обогатило и укрепило мощь Запада. Столь превозносимый «План Маршалла», программа помощи по восстановлению Западной Европы после Второй Мировой войны (и позднее Азии) был политикой «Америка превыше всего», требующей от стран-получателей помощи устанавливать либеральные демократии и тратить деньги на товары, произведённые в США.

Проблема с политикой в стиле «Страна превыше всего» в том, что национальные интересы часто сталкиваются, приводя к торговым и геополитическим конфликтам. Отказ от прекращения участия в военных манёврах с Южной Кореей и требование, чтобы Северная Корея прекратила разработку ядерного оружия приведёт к эскалации, а не к снижению напряжённости на Корейском полуострове. Аналогично, отказ США признать, что причиной торгового дефицита в торговле с Китаем может быть собственная торговая политика и структура торговли, может привести к торговой войне между США и Китаем.

Причина экономических невзгод Запада — не глобализация, а, скорее всего, способ, как он её использует и как ей управляет. Кроме того, Запад крайне  недоволен стремительным экономическим и военным усилением Китая, не позволяющим Западу «съесть пирог целиком».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Почему глобализация нужна, как никогда

Как было указано в предыдущей статье и в моей книге «Развитые страны и влияние глобализации на экономику», сейчас как никогда ранее в своей истории мир нуждается в глобализации. ...

Подробнее...

Надлом

Комментарий для читателей TomDispatch: Если вы хотите понять наш мир, можно начать, например, с чтения захватывающего романа-антиутопии «Расколотая земля» (Splinterlands) (как будет видно из публикуем...

Подробнее...

Цензура в цифровой век

Великий эксперимент западной демократии, словно корабль, резко накренившийся под бортовыми ударами спекулянтов-олигархов, может наконец-то выбросить на скалы «мыслепреступлений». В неоднозначном проек...

Подробнее...

Помни о смерти. Реквием по Пуэрто-Рико

Пуэрто-Рико: кошмар после урагана продолжается Репортёр World Socialist Web Site поговорил с двумя жителями Аройо, Пуэрто-Рико, об отчаянной ситуации на опустошённом ураганом острове и об отсутствии ...

Подробнее...

Россия и Ислам

Последние несколько лет Россия частенько появляется в новостях главным образом как демонизируемая «Империя Мордора», несущая ответственность за всё плохое на планете, особенно за победу Трампа над Хил...

Подробнее...

Google+