Помни о смерти. Реквием по Пуэрто-Рико

Помни о смерти. Реквием по Пуэрто-Рико
Пуэрто-Рико: кошмар после урагана продолжается

Репортёр World Socialist Web Site поговорил с двумя жителями Аройо, Пуэрто-Рико, об отчаянной ситуации на опустошённом ураганом острове и об отсутствии помощи со стороны официальных властей США.

Город с населением 20 тысяч человек на юго-восточном побережье этой присоединённой к США островной территории пережил удар стихии, когда ураган «Мария»  обрушился на берег 20 сентября и ветер достигал 155 миль в час, а мощный шторм пришёл с Карибского моря, всего в нескольких милях отсюда. Шторм 4-й категории, сильнейший из тех, которым Пуэрто-Рико подвергался с 1928 года, причинил жестокий ущерб домам, предприятиям, линиям электропередач и дорогам в этом городе, который когда-то был центром по производству сахара.

Лаура Мерилл — бывший работник санитарно-гигиенической службы из Нью-Йорка, не так давно вернувшаяся в Пуэрто-Рико. Марисол Руис — санитар из Аллентауна, штат Пенсильвания, приехавший на остров пять месяцев назад. Эти двое, отрезанные от семей и друзей из-за отсутствия мобильной связи и Интернета, смогли поговорить с нами после того, как они нашли единственный квартал в городе, где принимали сигнал телефоны.

«Люди пытаются помочь друг другу, но ситуация отчаянная, — сказала Лаура. — Суда с грузами, предназначенными для экстренной помощи, просто стоят в доках, потому что, по словам губернатора, нет достаточного количества грузовиков для доставки. Нет никаких действий. Помощь нам нужна немедленно».

«Говорят о 16 погибших, но никто не знает реального количество жертв, потому что никто не может добраться до горных районов в центральной части острова», — говорит Лаура.

«Мы знаем, что национальная гвардия и FEMA (Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям США) здесь, но никаких официальных объявлений не было. Если бы не радиостанция WAPA, мы бы вообще не знали, что происходит».

«Власти нет, и это особенно плохо для стариков, — добавил Марисон. — В Сан-Хуане двое умерли, потому что нет электричества для систем жизнеобеспечения. В столице есть состоятельные люди, но большинство это люди скромного достатка. Люди умирают, потому что у них нет доступа к медицинским или санитарным услугам. Если мы у них нет семьи, мы не знаем, что с ними».

«Сегодня была жара в 91 градус (по Фаренгейту, 32.7 по Цельсию)». Мы слышали, что в сельском районе Патиллас кому-то пришлось похоронить члена семьи на заднем дворе, потому что тело сильно разложилось, а никто из похоронного бюро прибыть не смог. Кроме того, слишком много застоявшейся воды, которая привлекает москитов и опасность заболеваний, — добавила Морисол. — Нам нужна помощь. Они должны прислать сюда больше гуманитарной помощи».

«Один-единственный супермаркет, имевшийся здесь, был повреждён, и ничего спасти не удалось, — рассказала Лаура. — Нет льда, только в больницах. Люди пытаются оказать помощь, но это настоящий ад, потому что помощь от властей  запаздывает так же, как это было на Гаити после землетрясения».

«Власти ввели  с 9 вечера до 5 утра комендантский час, и если выйти, вас арестуют», — добавляет Лаура.

«Не работают банкоматы, и люди не могут снять деньги со своего счёта. Мне пришлось ехать целый час, выехав из дома в 2:30 утра, чтобы добраться до банкомата. К 6 утра очередь огибала весь квартал.

Потом они ввели лимит в 100 долларов. Кроме того, людям приходится ждать по три-четыре часа в очередях на заправку. У некоторых топливо кончается просто во время ожидания.

Нет воды. Люди ещё и стоят в очередях по 5-6 часов, чтобы попасть в «Уолл-Март», а потом, когда туда входят, обнаруживают, что полки пусты.  Если у вас нет машины, можете об этом забыть. Люди напуганы».

«Нет медицинской помощи, и по-настоящему есть потребность во врачах и медсёстрах, — говорит Марисон. — Люди потеряли всё, и я имею в виду действительно всё. Единственное, что у них есть это то, что на них надето. Нам нужна помощь, а политикам на нас наплевать».

Реагируя на безразличие Трампа к бедственному положению жителей острова и на его требование,  что пуэрториканцы должны расплатиться с держателями облигаций на Уолл-Стрит, Лаура сказала:

«Причём тут долги. Люди должны получить помощь. Мы платим налоги в 12%. Наших детей забирают в армию, чтобы вести войны». 

— Джерри Уайт, World Socialist Web Site.

* * *

«Пуэрто-Рико недостаточно велик, чтобы оставаться самостоятельным. Мы должны управлять им разумно, в первую очередь в интересах его собственного народа»

— Теодор Рузвельт.

Пуэрто-Рико умирает.

Проникнитесь этими словами.

Три с половиной миллиона человек — без власти, без воды, топлива, пиши и поддержки. Это не какой-то необитаемый атолл. Это место, где я вырос. Это место, где живёт моя семья. Это моя родина.

И моя родина умирает.

Большую часть дня я безуспешно пытался найти верные слова, чтобы выразить то, что чувствую и думаю. В конце концов, моя социальная сеть предоставила место, где я мог размещать свои высказывания, наблюдения и, чаще всего, выражать своё возмущение по поводу ситуации на Пуэрто-Рико. Я делился своими тревогами, но проходили часы, а потом дни, а от моей семьи так и не было отклика. Я тихо всхлипывал над фотографиями, которые постепенно начали поступать с острова. Отчаяние начало объединять многочисленную пуэрториканскую диаспору, когда мы утешали друг друга и ждали, пока абсолютное молчание становилось всё более и более нестерпимым.

«Никто не слышал о…»

«У кого-нибудь есть информация о моём родном городке….»

«Моя мама, она нездорова, я не могу с ней связаться…»

«Я не могу найти своего друга…»

Только в прошлую пятницу я получил известие от своей семьи из моего родного города Аресибо. И только в воскресенье я наконец-то смог поговорить с ними по телефону. Разговор… больше похоже на мгновения абсолютного счастья и слёз радости. Чувства, как будто заново родился. И под свежим впечатлением от всего этого пишу эти строки.

Ничего не осталось, кроме слёз. Я пишу и плачу.

Как выразить словами, каково это – чувствовать полную беспомощность, когда мир, когда я всегда знал, медленно превращается в ад для тех, кого я больше всего люблю? Как полностью выразить словами, как-то передать то всепоглощающее ощущение постоянной боли, ужасающей неопределённости, страха потери и ярости от того, что представляет собой, в конце концов, чудовищную катастрофу? И как можно примириться с самим собой, когда я не нахожусь там?

Как мне объяснить людям, что Пуэрто-Рико, моя родина, мой остров, моё сердце и душа, умирает?

Страх смерти непреходящий спутник в таких ситуациях. И вот, когда моя страна медленно агонизирует, будет ли уместно мне написать надгробное слово этой по-видимому неизбежной смерти? Может быть, некоторые избранные слова как прощальное напутствие самой старой колонии в мире? Поскольку  Дональд Трамп, самый большой психопат из тех, которые до сих пор занимали Овальный кабинет, наконец уступает всё нарастающему общественному давлению и объявляет, что федеральное финансирование полностью поступит на Пуэрто-Рико, и когда всё больше помощи постепенно поступает на остров, могу ли я осмелиться надеяться  на то, что уничтожение приостановится?   Или это просто ещё одна пауза в этой предопределённой смерти империи?

Смысл выступления президента Трампа о Пуэрто-Рико ясен: заплати и сдохни. Ожидается, что остров заплатит свой воображаемый долг за сомнительную «привилегию» быть имперской колонией так же, как он всегда это делал: кровью. Интересы Уолл-стрит имеют приоритет над обеспечением самого выживания почти четырёх миллионов людей. Не дай Бог, чтобы миллионеры-держатели облигаций на Уолл-стрит испытали ужас от того, что им придётся покрыть убытки, причинённые незначительным неудобством, наподобие урагана «Мария», всего лишь самым сильным ураганом за 80 лет!

Президент сначала отказался от выделения полностью федеральной помощи острову и отказался приостановить действие Закона о морской торговле 1920 года, он же Закон Джонса, который почти сто лет душил торговлю, ввоз и вывоз товаров с Пуэрто-Рико. Из-за этого упорства очевидный пережиток узаконенного протекционизма времён Первой Мировой войны продолжает душить остров, в то время как его обитатели брошены на произвол судьбы. Колониализм — это самовоспроизводящаяся система исключительных, которая процветает на кризисах именно потому, что выгоду от неё получают всегда колонизаторы и их туземные марионетки, сохраняющие власть  и извлекающие выгоды благодаря  иллюзии «самоуправления».

В то время как Министерство внутренней безопасности непреклонно стоит против отмены Закона Джонса, герр Трамп позднее был вынужден под общественным давлением исправить свои замечания о помощи, и  госпитальному судну США «Comfort» приказано прибыть на остров в срок от трёх до пяти дней (как в какой-то момент пожелал наш многоречивый верховный главнокомандующий), любая помощь от американской метрополии сейчас несёт на себе клеймо, ощущение того, что это подачка, спасательный круг из секонд-хэнда. Это крайне показательно.  Прошло больше недели с тех пор, как в Пуэрто-Рико ураган «Мария» проложил путь разрушения, подобный которому едва ли кто помнит; прошла неделя, прежде чем Трамп вообще хоть что-то сказал об этом. Это была неделя истерии по поводу того, что кто-то там встал на колени, истерика по поводу России и Северной Кореи, неделя, чтобы забыть, что Пуэрто-Рико вообще существовал.

Американский колониализм не ограничен просто его территориями или коренным населением США. Успешная империя может выбирать – или возвеличиваться перед своим собственным населением, тем самым превращаясь в объект национальной гордости, либо маскируясь, притупляя эти чувства населения и его разум, отрицая, что она в первую очередь именно империя. Соединённые Штаты выбрали второй путь. Успешно, мог бы я добавить. Кроме того, имперские хозяева Пуэрто-Рико для поддержки этого полагаются на собственное глубоко невежественное население на материковой территории, — население, подогреваемое  системным расизмом, на котором зиждутся Соединённые Штаты, и на слепую приверженность патриотизму своего населения, считающему пуэрториканцев всего лишь очередной группой испаноязычных паразитов. До сегодняшнего дня почти половина американцев даже не знала, что пуэрториканцы — это их «сограждане», по крайней мере, по названию. Режим сторонников белого превосходства, который нападает на игроков Национальной Футбольной Лиги и активистов Black Lives Matter, за то, что они имеют мужество протестовать, это тот самый режим, создал Совет по финансовому контролю, убийце, орудовавшему накануне прихода «Марии». Эти вещи непосредственно связаны, и меры жёсткой экономии, навязанные Советом по финансовому контролю, гарантировали, что у него руки в крови. 

Соединённые Штаты усовершенствовали свой колониализм на Пуэрто-Рико до такой степени, что когда они решили отобрать у острова ограниченное право самоуправления, хвалёное «содружество», и вместо этого установили Совет по финансовому контролю, они сделали это под аплодисменты многих жителей острова. Многие пуэрториканцы, обработанные школой, церковью, политической партией и родичами, чтобы смириться со своей второсортностью по сравнению с гринго как с законом природы, чувствуют свою непригодность к самоуправлению. Мы так хотели уподобиться нашим господам, что приветствовали наказание за искусственные «преступления», навязанные нам капиталистами-стервятниками из метрополии и на самом острове.

А затем пришла «Мария». Другой разрушительный природный феномен, сравнимый по  опустошительной и неукротимой силе с «Марией», был ураган «Сан-Фелипе II» 1928-го года. Однако опустошение «Марии» обрушилось на остров, который, во многих отношениях, находился в худшей форме, чем относительно доиндустриальный Пуэрто-Рико 1920-х годов. Ураган «Сан-Фелипе» был естественным убийцей. А вот ураган «Мария» только обнажил   убийственную природу самого капитализма. В этом убийце нет ничего естественного.

«Мария» нашла превосходную цель: остров, инфраструктура которого была развалена десятилетиями колониального пренебрежения, результатом правления праздного и коррумпированного политического класса, который слепо следует приказам с Уолл-Стрит и из Вашингтона. Эти коллаборационисты-паразиты, подобные сегодняшнему трусливому и телегеничному губернатору Рикардо Россельо, без труда пришедшие к власти на искусственности партийной борьбы между мелкотравчатыми политическими партиями, власти, которую десятилетиями удерживали над народом главные политические партии, чтобы разделять и властвовать над населением, которому внушали идеи консьюмеризма, христианского консерватизма и паранойю времён Холодной войны.

Сейчас этот самый политический аппарат развалился на части. Длинные очереди выстраиваются за товарами и топливом, а доставки нет. Сообщается о двух погибших в отделениях интенсивной терапии, когда вышел из строя генератор, выработавшем горючее досуха, а дизельное топливо так и не пришло. Губернатор Россельо занят бесконечными фотосессиями во время поездок, со времени, когда ураган прошёл. Его страница в Фэйсбуке и аккаунт в Твиттере переполнены снимками его улыбающейся физиономии. Но всё это лишь запудривание мозгов. Всё больше и больше мэров городов высказывают свой гнев из-за того, что помощь не доставляется. Все поставки и топливо требуют распределения.

Эта ситуация обнажила реальность — что никакого плана никогда не было.  Кроме того, она обнаружила, что FEMA с треском провалилась в своей роли. Мэр Сан-Хуана Кармен Юлин Крус, действуя во всех отношениях более ответственно, чем наш иллюзорный губернатор,  выступила с осуждением, что FEMA сделала невозможным связать любую попытку оказания помощи с бюрократией, запрашивая бесконечные документы и парализуя распределение помощи. Весьма показательно, что одном из интервью журналист Дэвид Бегнаут, который проделал достойную работу, рассказав в ССМИ о Пуэрто-Рико, он оговорился, назвав мэра Юлин «губернатором». Однако в глубине души я уверен, что, хотя он понял свой промах и поправился, ему хотелось, чтобы этот мимолётный промах был бы действительно фактом. 

Этот паралич официальных властей и полное игнорирование действительности часто оставляют первых откликнувшихся на зов о помощи и национальных гвардейцев, мобилизованных, чтобы помочь с распределением помощи, буквально с пустыми руками. И эта вопиющее безобразие не ограничивается помощью на национальном уровне. Куба предложила помощь в виде врачей и бригады электриков, чтобы помочь поддержать  и восстановить  разрушенную инфраструктуру острова. Куба!  Тем не менее — жестоко, но предсказуемо, американское правительство запретило им въезд по политическим соображениям.

(Без)действие FEMA граничит с преступной небрежностью, доходящей  даже до того, что примерно 400 беженцев были вышвырнуты из конгресс-центра в Сан-Хуане, чтобы FEMA могла с удобством занять его под штаб своих операций наряду с центральным правительством Пуэрто-Рико. Федеральные и муниципальные службы стали яркими примерами бездействия, зловонной бюрократии и безудержных разглагольствований. В типичной трамповской манере, реакцией FEMA было обвинение СМИ в предвзятости, но настоящая предвзятость освещении, однако  настоящая предвзятость не требует доказательств.

Да, Пуэрто-Рико умирает. Он — жертва глупости своего политического класса и расистской мстительности его колониальных хозяев. Колониализм всегда будет гуманитарным кризисом.

Но Пуэрто-Рико ещё не умер.

На самом деле, кое-что, кажется, происходит. Отсутствие государственной помощи, осознание, что американская помощь, в сущности, это фантазия,  неизвестно зачем введённый комендантский час, который придуман для умиротворения обеспокоенных держателей ценных бумаг в метрополии, а не для помощи гражданскому населению, необходимость восстановить общинные связи для взаимной помощи среди населения — всё это как-то изменило пуэрториканцев. Признаюсь, я в восторге от вновь обретённой стойкости, яростного негодования, обращающегося в действия, и нерушимых связей, на которых стоит род людской, и которые возвращаются с удвоенной силой. А с этим приходит растущее чувство негодования, гнев по отношению к нашим колониальным хозяевам. Гнев, благословенный гнев, движущая сила политических и социальных перемен по преимуществу.

Пуэрто-Рико умирает, но если он переживёт всё это и опять возродится, он, наверное, сделает это, получив прививку от ущербной колониальной ментальности, которая так долго сокрушала его коллективный дух. Вероятность этого невелика, но стоит задуматься над этим сейчас — более чем когда-либо раньше. Эта национальная трагедия  заставила Boricuas (пуэрториканцев)  вспомнить, что они могут, на самом деле, делать что-то самостоятельно. Так часто вспоминаемая храбрость пуэрториканцев, которая, как многие боятся, была вымыта жестоким промыванием мозгов в духе колониализма (признаюсь,  что был среди тех, кто тоже думал в таком духе), никуда не делась. Эта ярость и негодование ведут к свободе. Как и многие соотечественники-пуэрториканцы, живущие в изгнании, мы выступали за то, чтобы присоединиться к борьбе не на жизнь, а на смерть за нашу родину, и мы делаем это вместе, и всегда этому верны.

Когда белый захватчик-империалист упивается своей мелочностью и бездушием, становится ясно, что народ Пуэрто-Рико должен сопротивляться и дать отпор самым лучшим способом: выжить и окрепнуть всем вместе. Потом возможно, только возможно, мы вырвем Пуэрто-Рико из-под мертвящей тени американского флага над нашим островом, и сведём его до простого погребального савана, обёрнутого  вокруг трупа американского колониализма, порвав с этой умирающей империей раз и навсегда.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Россия и Ислам

Последние несколько лет Россия частенько появляется в новостях главным образом как демонизируемая «Империя Мордора», несущая ответственность за всё плохое на планете, особенно за победу Трампа над Хил...

Подробнее...

Только разумное мышление спасёт мир

Сценарий 1: вообразите, что вы находитесь на борту корабля, который медленно тонет. Суши поблизости не видать, да и радио-передатчик работает плохо. На борту несколько человек и они вам глубоко небезр...

Подробнее...

Национальный капитализм Трампа как альтернатива глобализации

Введение В своей инаугурационной речи президент Трамп чётко и убедительно обозначил свою стратегическую политическую и экономическую политику, которые он будет проводить следующие четыре года.  ...

Подробнее...

Норвежская рыба в обмен на индийские мозги

Это личная история с обсуждением опыта иммиграции и последствий её и в Норвегии, и в США. Сам я — американец с индийскими корнями, работал и в США, и в Норвегии в IT области. Чтобы перевести норвежски...

Подробнее...

В Средиземноморье происходит что-то странное

Два месяца, используя marinetraffic.com, мы отслеживали движение кораблей, принадлежащих паре НПО, и пользовались данными data.unhcr.org. Мы отслеживали ежедневное прибытие африканских иммигрантов в И...

Подробнее...

Google+