Норвежская рыба в обмен на индийские мозги

Норвежская рыба в обмен на индийские мозги

Это личная история с обсуждением опыта иммиграции и последствий её и в Норвегии, и в США. Сам я — американец с индийскими корнями, работал и в США, и в Норвегии в IT области. Чтобы перевести норвежские ссылки, можно просто запустить Google Chrome и выбрать «перевести на английский» или использовать Google переводчик.

Часть первая. Основы

Отчаянно пытаясь продать больше рыбы, Норвегия обратила взор на Индию, разрешив IT компаниям увеличить доступ на местный рынок в обмен на снижение тарифов, весьма высоких для европейского импорта. С первого взгляда это «беспроигрышная» сделка, но если копнуть чуть глубже, то найдутся некоторые серьёзные долгосрочные последствия (только пока неясно, реализуется ли это соглашение).

Моника Мэленд

Моника Мэленд, министр торговли и промышленности Норвегии: «Мы должны получить что-то взамен лучшего доступа к норвежским товарам».

В частности, они хотят следующего:

Возможности передавать и хранить больше личной норвежской информации в Индии. Особые сферы внутри компании закрыты и безопасны, что соответствует норвежским нормативам. Индийские IT работники могут работать в подобных зонах также, как норвежцы в Трондхейме или Осло: зона, известная, как «Маленькая Норвегия». Поскольку связи повсеместно ведут к оншорам, они могут получить доступ к данным, содержащим номера кредитных карт и социальной защиты.

Хотя Мэленд надеется, что индусы могут договориться о концессиях, они и представители рыбная промышленности ведут сложные переговоры. Гейр Уве Ийстмарк, управляющий директор Seafood Norway («Морепродукты Норвегии») утверждает, что промышленность в нетерпеливом ожидании.

Исключение из Законов о Труде Норвегии: индийская транснациональная компания, предоставляющая услуги в области информационных технологий, ИТ-консалтинга и ИТ-решений для бизнеса TCS (Tata Consultancy Services Limited) в ответ на запрос инспектора по труду, заявила, что норвежские законы не применимы к работникам-индусам, прибывающим в оншоры в деловые краткосрочные командировки. (Если звучит знакомо, то уже есть прецедент в США десятилетней давности). «Тата» утверждает, что на самом деле работники наняты в Индии, и пребывание их в Норвегии не превышает четырех-пяти месяцев.

После скандала  с норвежским банком DnB в прошлом году относительно развития нового популярного платежного приложения, управление по труду решительно отклонило запрос. Вопреки основному норвежскому закону о труде, сотрудники вынуждены были работать по 16 часов в день, чтобы завершить проект. Лично я в метро слышал слухи от ребят в Осло, что им не позволяли покидать офис без разрешения менеджера, даже чтобы принять душ или посмотреть кино в выходные.

Любой, кто покупает обслуживание иностранными IT компаниями, должен быть готов оплачивать переработку

«Любой, кто покупает обслуживание иностранными IT компаниями, должен быть готов оплачивать переработку».

Несмотря на выговор, полученный «Тата» с указанием исправить ситуацию, Лиза Ранеберг из норвежского общества дипломированных  инженеров и научных специалистов «Текна» полагает, что они воспользуются пробелами в соответствующих законах. Напротив, Рина Сандер из Инновационного форума Норвегии считает: «Норвегии стоит пойти навстречу требованиям Индии об облегчении доступа для работников IT-сферы».

Предпосылки:

Первоначальное оправдание аутсорсинга и офшоринга в том, что отмечается нехватка опытных работников в области  программных продуктов и системного проектирования. В целом технические, медицинские и инженерные области испытывают недостаток, что требует от компаний нанимать иностранных сотрудников или компании по контракту, чтобы заполнить лакуны. Однако компании быстро поняли, что могут сэкономить деньги, платя иностранным работникам намного меньше, чем своим согражданам.

Механизмы:

Существуют две модели:

  • Аутсорсинг: передача работы в другую компанию, работающую по контракту, чтобы та обеспечила обслуживание. Это можно делать и на внутреннем рынке, вроде взять местного консультанта провести курс, или создать краткосрочный проект.
  • Оффшоринг: передать работу за границу либо внутри собственной компании или передав на аутсорсинг другой компании.

Оффшоринг и аутсорсинг даже стали целью бизнеса многих компаний и в этой области, и вне её. Целевые отношения «оффшоринг/аутсорсинг» варьируются от 40 до 60%. В обоих случаях при кратких деловых командировках или длительных для завершения работы могут потребоваться разрешения на доступ к системам, к которым невозможно получить доступ со стороны. Зачастую трудно различить длительное пребывание, прикрытое местным законом о труде, и командировку, часто продолжительную, или повторные поездки несколько раз подряд. (Деловая командировка может постоянно продлеваться или работник выезжает домой каждые пару месяцев на неделю-две и возвращается с новой визой). Они даже могут прибегнуть к ротации персонала, увиливая от действия закона.

* * *

Часть вторая. Перспективы работников

Типичный опыт оффшоринга: В областях  IT и инженерии в отношении оффшоринга (куда часто можно включить и аутсорсинг: внешние фирмы, действующие за рубежом) мы часто наблюдаем следующее:

  • Торговец говорит «да» на все запросы, но поставляет товар  с дефектами или нечто совершенно иное.
  • Фирма должна определить для продавца, что именно они должны делать. Возможно, оффшорная команда может потратить такое же время, сама выполняя или автоматизируя задачи.
  • В колл-центрах те, кто связывает оффшоры, в итоге отправляют проблему обратно в оффшор — и тут клиент приходит в ярость.
  • Продавец постоянно пытается продать новые услуги и ищет способы выставить счета на большее количество часов, мало волнуясь о непосредственном исполнении задач.

Проект корпорации «Боинг» «Дримлайнер» иллюстрирует путаницу с аутсорсингом и оффшорингом.

Из Fortune Magazine (21 января, 2013 года, Стив Деннинг): Что пошло не так у «Боинга»?

«Боинг» с энтузиазмом схватился за аутсорсинг, и в местном, и в международном масштабе, как за способ снижения затрат и ускорения развития проекта. Подход имел целью «сокращение времени разработки 787 с шести до четырёх лет и стоимость с $10 до $6 миллиардов».

Конечный результат совершенно противоположен. Проект стоит миллиарды долларов сверх бюджета и три года отставания от расписания». «Мы потратили намного больше денег, — объяснял в январе 2011 Джим Олбо, глава отдела коммерческих самолетов «Боинг», — на попытки восстановления, чем, если бы расходовали как обычно, если бы попытались сохранить основные технологии поближе к дому».

Перспективы рабочих:

Я — американец с индийскими корнями, работаю в IT секторе и езжу в Индию, этих поездок более 20, что обеспечивает уникальную позицию наблюдателя. Жизнь не легка ни для кого из рабочих — ни для местных западных жителей, ни для иностранных рабочих оффшорных предприятий.

Местные сотрудники под постоянным давлением; Культура труда в Америке и в Норвегии становится следующей: когда вы подаете резюме на работу в своей стране, вы конкурируете не только с согражданами, но и иностранцами, особенно из Индии, Восточной Европы и Юго-Восточной Азии. Даже после получения работы у вас целый спектр временных увольнений, висящих над вашей головой, поскольку менеджмент ищет способы сократить расходы путем аутсорсинга. В итоге неоплачиваемые переработки, работа в выходные и праздники, лишь бы остаться в хороших отношениях с боссом. Становится крайне сложно планировать свою жизнь: жениться, купить дом и создать семью — такова, конечно, американская мечта, да и норвежская тоже. Превалируют тревога, депрессия, проблемы со здоровьем и другие «демоны неопределённости».

Иностранные сотрудники ищут больших возможностей: Вероятно, работникам оффшоров, которые работают он-лайн, чуть полегче. Позитивная сторона для них в том, что зарабатывают они больше и ездят за границу. Однако и они живут в опасности. Обязанные своему работодателю, отчитывающиеся перед чрезмерно рьяными менеджерами, требующими добиваться обещанных результатов вместе с получением прибыли, иностранные  IT работники оказываются на грани, работая за скудную почасовую оплату. В уважаемой оффшорной фирме при 7-10-летнем опыте они зарабатывают около  $7,500 (65,000 норвежских крон) в год.

* * *

Часть третья. Жизнь индийского  IT-сотрудника

Жизнь среднего класса в городской Индии: Несмотря на то, что в Индии существенно меньшая стоимость жизни, жизнь индусов всё ещё остаётся далекой от западных стандартов и далеко не столь приятна. Большая часть людей отгораживается от жестокой реальности, находя утешение в семье. Индусы, как и бразильцы (когда-то я учился и жил там) любят делать вид, что всё в порядке и скрывают трудности. Вот почему многие западники думают, что их коллеги в оффшорах живут хорошо. Реальность такова, что будучи холостяками, многие живут с родителями, тратят как минимум по два часа на дорогу от дома до работы и с работы домой. А дома живут в стеснённых условиях при частых отключениях электричества и воды, их семьи давят на них, чтобы они женились и зарабатывали больше. Индия страдает от острого недостатка невест, что вызвано многими годами детоубийств в прошлом (сыновья могут поехать за границу и зарабатывать, а дочерям требуется дорогостоящая свадьба).

Жизнь среднего класса в городской Индии

Дели, утренний смог. Фото: Грэхм Кук, Linkedln.

Итак, индийский  IT работник должен  отселиться, демонстрируя семье невесты, что он выгодно устроился на работу и хорошо зарабатывает. По сути, это основной «драйвер» выезда за границу. После вступления в брак жизнь улучшается, но начинаются новые драмы. Смягчение различий между новыми родственниками, молодой женой и собственной матерью, которая полагает, что жена недостаточно хороша, либо делает недостаточно — это в порядке вещей. При этом она живёт под постоянной угрозой подхватить инфекцию из-за грязи вокруг и всё большей толкучке; инфляция заставляет считать каждый пенни. Зачастую жёны делают карьеру в той же сфере, что и муж и должны быть внимательны, чтобы не превзойти его по зарплате.

Подталкиваемые менеджерами, индийские инженеры с лёгкостью соглашаются работать по десять-двенадцать часов в день, если не больше. По-видимому, работая в технологической области, стоило бы ожидать ровного стиля управления с лёгкой связью и возможностью свободно выражать тревоги и ограничения. Однако большая часть индийского менеджмента не успевает за 21 веком. Иерархичность и авторитаризм создают культуру, основанную на страхе, сдерживающую личностный рост. Многие индусы-менеджеры следуют модели печально известного немца:

комплимент Индии

Гитлер сделал комплимент Индии за хорошо дисциплированных управленцев, которые добиваются, чтобы работа была сделана.

Забавный факт: «Продажи «Майн Кампф», автобиографии Адольфа Гитлера и объяснения его антисемитизма в Индии взлетели, студенты в сфере бизнеса считают диктатора «гуру менеджмента».

Это и неудивительно для тех из нас, у кого индийские корни, но большой шок для всех остальных. Особенно для тех, кто приезжает в Индию в поисках душевного спокойствия или бежит от «бессердечия» западного общества. Крайне разнообразные пейзажи, с учётом воздействия перенаселённости заставляют людей быть покорными, принимая авторитарный стиль руководства и дурные периоды эксплуатации, как и слабости коллег, чтобы пробиться. Типичный индийский инженер работает с полной отдачей, но всегда ищет чего-то лучшего. В техническом секторе Индии высокие показатели сокращения штатов в результате естественных причин и  текучки кадров, становится сложно удержать хороших людей, интеллигентных, честных и надёжных. Очень немногие разделяют такой взгляд на индийскую жизнь. Большинство наслаждается гостеприимством и туристическими достопримечательностями, никогда не следуя путем своих коллег из оффшоров.

Если взять оншор (предприятие внутри страны, — прим. ред.), дела будут обстоять не лучше. Хотя там выше почасовая оплата, но расходы компании растут, ведь она должна платить более высокие зарплаты и оплатить переселение. Как и в случае американской рабочей визы H1B (виза иностранного туриста, которая позволяет американской компании нанимать иностранного работника на срок до шести лет — прим. ред.) или с разрешением на работу в Европе, они связаны со своими работниками, что во многом делает ситуацию подготовленной ко многим нарушениям. Во-первых, торговец или тот, кто нанимает индусов, эксплуатирует рабочих. Индийские же менеджеры толкают их на грань, выжимая как можно больше прибыли.

Денежные переводы имеют важное значение для индийской экономики и обескровливают Америку.

Денежные переводы имеют важное значение для индийской экономики и обескровливают Америку.

Во-вторых, западные компании, вроде Disney и Bank of America, заинтересованы низкими расходами на труд и начинают заменять своих работников индусами. Зачастую американцы ещё должны и тренировать тех, кто займёт их место.  Неуверенные в будущем и зачастую работающие более 70 часов в неделю, индийские работники стремятся забиться в дешёвые квартиры и экономить, питаясь домашними чапати с рисом и отправляя как можно больше денег домой.

Мой близкий друг был в такой ситуации, подготавливая двоих себе на замену. Он сказал, что пока их учил, чувствовал себя, словно передавал им петлю и лопату. Один прилаживал веревку, а второй рыл яму, готовясь повесить его и закопать. У меня тоже был подобный опыт. После обучения в Microsoft Business Intelligence and Informatica Power Center советник по карьере (индианка) посоветовала мне убрать из резюме диплом МВА и гражданство США. На собеседованиях в различных компаниях я мог наблюдать разочарование на лице менеджеров по кадрам, когда я им говорил, что я — американец индийского происхождения, родился в США и служил во флоте, а не обладатель визы Н1-В или её соискатель.

Реальность по обе стороны: Жизнь сложна по обе стороны, учитывая, что корпорации стремятся превратить людей в товар. Работники-индусы, зачастую эксплуатируемые своими же, кто должен бы понимать их лучше, никогда в полной мере не приобретают опыта западной жизни: карабкаясь по карьерной лестнице и постоянно улучшая своё положение в жизни тяжким трудом. Американские инженеры, пытаясь найти честную работу в негосударственных структурах, находятся в постоянной гонке, делая всё, что необходимо, чтобы выжить, меняя работу, живя надеждой. Те, кто не может переезжать, в итоге приходят к неполной занятости и долгам. В Норвегии и Европе в целом индийские менеджеры используют в своих интересах политкорректность, зная, что местные менеджеры опасаются, что их назовут расистами, если они пойдут наперекор тому, что считают заведомо неверным. Кроме того, система образования готовит их неконфликтными, не обучая проявлять характер.

Тем не менее, существуют исключения, когда оффшоринг действительно работает, и все получают по справедливости — об этом далее.

* * *

Часть четвёртая: Простая истина офшоринга

По моим наблюдениям, оффшоринг работает, когда команда в Индии или ещё где представляет собой продолжение команды в Америке или Европе, и все работают на равных. В отличие от других моделей, «ребята» в оффшоре это принимают и «принадлежат» к организации в целом. Люди из оффшора могут подавать на должности и переходить в оншоры и наоборот. Эту динамику можно наблюдать в «Гугл», «Майкрософт» и других достойных технических и финансовых фирмах. Ребята в оффшоре не «обезьянничают», а скорее помогают развитию продукта, бок о бок с коллегами в оншоре. Дело тут не в сокращении расходов, а скорее в наработке навыков и выходе на новые рынки.

Причина, почему это работает, весьма проста: IQ. Интеллект весьма редок, особенно тот, что требуется для либо новаторской разработки программного обеспечения, либо обращения к длинным старым кодировкам прошедших десятилетий!

Интеллект весьма редок

Из моего опыта и наблюдений, IQ уровня 145+ (почти гениальность) обычно требуется для выполнения наиболее сложных задач, описанных выше. Это человек, который быстро схватывает и наслаждается, распутывая гигантскую неразбериху с большой точностью. Зачастую это талантливые люди, что делает их общество крайне интересным.

Однако таких около 1 из 400 или 0,25% населения мира, а это значит, что из 7 миллиардов населения мира их 17,5 миллионов (и чем выше уровень, тем экспоненциально труднее найти умных людей). Далеко не все они — в Индии, и далеко не все хотят работать в области информационных технологий или машиностроения.

Беря за основу здоровье, экономическую ситуацию и социальные навыки, они могут стать или уже стали пилотами, терапевтами и хирургами, бизнесменами, эстрадными артистами, писателями, военными высоких чинов, профессиональными спортсменами, учёными, юристами и — очень часто — банкирами-инвесторами. В Индии, если они выбирают машиностроение, они зачастую учатся в одном учебном заведении (Индийском технологическом институте), по стандартам американской «Лиги плюща» и университетской «Большой десятки». Они не будут заниматься «мелкой» работой в крупной аутсорсинговой компании.

И не все люди с 145+ делают доброе дело. Некоторые, лишённые возможностей, сходят с праведного пути, обычно находя свой, и поднимаются до вершин преступных организаций. При наличии низких барьеров требуются лишь компьютер и беспроводной доступ, кое-кто занимается хакерством, что даёт им неплохую отдачу. «Безнравственные» гении и почти гениальные люди — угроза, которую ещё предстоит изучить.

Маслоу

Иерархия потребностей по Маслоу.

Итак, умные люди в целом самодостаточны и стремятся туда, где их интересы и финансовые нужды находят понимание. Люди с подобного рода интеллектом не долго занимаются масштабными оффшорными операциями, они перепрыгивают с места на место, пока не получат желаемого — позиции в западной стране с очень хорошей оплатой. Другие получают стипендию, чтобы учиться в ведущих школах, опять-таки, идя к хорошо оплачиваемой позиции где-нибудь в Америке или Европе. В крупных организациях, подобных «Эппл», «НАСА», «Медтроник» или «Гугл», работая совместно, группой, они меняют мир!

Они меняют мир!

Недостаточная оплата: многие индусы идут в IT сектор с отсутствием и квалификации и интереса, из-за давления со стороны семей и соблазна больше зарабатывать и уехать за границу. При низких входных требованиях повсюду расплодились школы программирования и технические колледжи, чуть не на каждом углу, выпуская миллионы IT специалистов. Индия — последний рынок, где каждый яростно бьётся за место под солнцем. Поскольку на Западе оффшоринг в моде, крупные индийские офшоринговые/аутсорсинговые компании поглощают массу посредственных выпускников. Лучшие находят способ уйти в маленькие компании. Посредственные должны быть осторожны при смене работы, чтобы не попасть в чёрные списки.

Посредственные должны быть осторожны при смене работы, чтобы не попасть в чёрные списки.

В целом жизнь у них хаотичная, и как уже ранее сказано, они просто пытаются выжить. Они поглощены работой, но зачастую у них отсутствуют навыки должного выполнения задачи, что приводит к ошибкам. Когда их менеджеры в оншоре или клиенты требуют наложить на них взыскание или исправить сделанное, их это не волнует. Да и с чего бы? Добьёшься успеха или нет, для повседневной жизни значения не имеет. Редко работники оффшоров получают меняющую жизнь премию или наоборот, штраф.

Зачастую, переходя в оншор, они подписывают долговое обязательство с работодателем. А это значит, что если они уходят по собственному желанию, они должны выплатить компании чрезмерные суммы (по слухам  около $5,000). Поскольку работа в оншоре у них временная, пусть даже продлена до пяти лет, насколько я знаю, они слишком заняты и слишком перерабатывают, чтобы интегрироваться в местное общество. Даже имея корпоративное жильё, зачастую вместе со многими другими, они продолжают работать.

Индийские компании, считающие каждый пенни, редко инвестируют в культурное развитие, что ведёт к массе напряжённости между их работниками и местными. Более того, у многих менеджеры лишены возможности определить и продвинуть выдающийся талант, помогая раскрыть весь его потенциал. Наоборот, они пытаются подавить их, опасаясь, что раскроется их собственное несоответствие требованиям.

Как американец индийского происхождения, я часто оказываюсь где-то посередине, посредником между местными, слишком робкими, чтобы воспротивиться возникновению проблем, и ребятами из оффшорных компаний, которые считают меня «Дядей Томом». Тем не менее, я давно выбрал свою сторону, я смотрю вперёд. (Я никогда не скажу — индо-американец. Ставить приставку перед «американец» значит упрощать и разделять нашу страну — но это уже другая история).

* * *

Заключение и призыв к действию

  • Оффшоринг зачастую препятствует инновациям, поскольку проще добавить дешёвый труд, чем автоматику. Например, по-прежнему проще платить скудную зарплату индусу за ввод данных, чем написать программу, которая брала бы данные из сети и автоматически загружала их в файл, который обрабатывается другой программой.
  • Умелая иммиграционная политика должна состоять в заполнении соответствующих пустот на рынке рабочей силы. Получающие рабочие визы должны быть специалистами высокого класса, чтобы получение визы не зависело от работодателя, с зарплатой выше средней для данной профессии. Тогда эти умелые работники не только внесут вклад в местную экономику, но их будет очень немного, что вызовет к ним больше уважения вместо возмущения. И им будет легче интегрироваться.
  • Более того, высокая зарплата и снижение ограничений вынудят компании думать иначе. Компании могут обдумать организацию новых или финансирование существующих технических и профессиональных образовательных учреждений, привлекая больше местных в науку и мешиностроение. В наших городах пропадает масса талантов. В Норвегии масса неработающих талантов в нефтяной промышленности, готовых к новым вызовам.
  • Низкопроизводительный монотонный труд должен быть либо автоматизирован, либо передан в руки студентов университетов и колледжей, которым нужна работа и опыт. В прежние времена подростки просеивали зерно, работали в гостиницах, стригли газоны, разносили газеты. Нет никаких причин, почему бы им не участвовать в разработке обычных инженерных программ, не представляющих никакой опасности.
  • Иностранные студенты — хороший источник доходов для американских университетов, им дается полгода на поиск работы после окончания учебы, как обладателям визы  Н1-В. Однако, лично я думаю, что эти иностранные выпускники должны занять рабочие места там, где существует острая необходимость, и отнюдь не ради сокращения расходов.

Дополнительная опасность, проистекающая от бесконечного оффшоринга ради сокращения расходов, и недостаток талантливых и умелых:

  • Потеря внутренних инженерных талантов: это моя самая большая озабоченность: когда интеллигентные молодые люди видят, что профессия инженера хорошо не оплачивается, небезопасна в смысле рабочего места поскольку работу делают низкооплачиваемые иностранцы, они выберут иную профессию. Инженерия, новаторство и решение задач — вот основа человеческого существования. Именно так мы, как общество в целом, движемся вперёд: малые группы талантливых людей, опирающиеся на знания тех, кто был до них, пошагово ведут общество вперед — поколение за поколением.

В Америке вполне очевидно, что наше общество построено на попытках вдохнуть вторую жизнь, изобретении и инженерии. В Норвегии это не очевидно. Однако до нефтяной промышленности была Kongsberg Gruppen, инженерная компания с 200-летней историей, которая постоянно перестраивалась, чтобы соответствовать современным требованиям. Они выросли от работы в серебряных рудниках в начале 1800-х до передового программирования и систем вооружений в наше время. И ещё они  специалисты в сенсорных технологиях и морской инженерии.

Норвегии нужно больше таких фирм, как Kongsberg. Более того, Норвегии необходимы свои таланты для работы в подобных фирмах: местные и иммигранты высокой квалификации с хорошей зарплатой, усердно работающие, патриотичные, с высокой самооценкой. Если страна теряет способность к инженерному искусству и созидательности, она прекращает существование.

  • Обеспокоенность безопасностью: самая большая опасность, что кто-то вполне интеллигентный, низкооплачиваемый и апатичный по отношению к принимающей стране с массой амбиций, работает с критической системой. Зачастую эти системы 20-летней давности, и никто их полностью не понимает. Statoil прекратила офшоринг после типографической ошибки, которая вскрыла критическую систему, создав огромную опасность для безопасности. Вообразите, что тот человек имел дурные намерения или ему заплатило иностранное разведывательное агентство?
  • Закрыть солнце:  Крупные фирмы, занимающиеся демпингом квалифицированного труда, крайне осложняют новым и малым фирмам справедливую конкуренцию за контракты с авторитетными клиентами, вроде банков, правительства, крупных корпораций и страховых компаний.
Призыв к действию:

Квалифицированная иммиграция должна быть чётко определена. Америка и Норвегия обладают дефицитом квалифицированных работников, который можно заполнить отдельными высокопрофессиональными людьми. Талант надо признавать и вознаграждать, поскольку он вносит вклад в экономику и создаёт прекрасные вещи, которые дают больше рабочих мест. Мы должны потребовать от наших политиков принять суровые меры против оффшоринга и аутсорсинга, нацеленных на снижение расходов, что идёт на пользу лишь компании и её акционерам.

Американцы, связывайтесь с юристами, убедитесь, что эта проблема поставлена во главу угла, пусть Jeff Sessions исполнит свои обещания. Эта проблема — основная причина, почему я голосовал за Трампа. Американцам нужны рабочие места (хорошие, соответствующие их способностям, стремлениям и решимости) и, более того, наша страна должна вернуться к корням, создавая и улучшая вещи, а не просто продавая и распределяя.

Индусы, стоящие «за окном» (Те, кто давно работает в оншоре, но без каких либо надежд иммиграции), смотрите Amistad и начинайте требовать хоть каких-то прав. Покладистость ничего не даст. Существует масса профсоюзов и журналистов, которые этим заинтересуются  (подсказка: взгляните на ссылки в этой серии статей).

Норвежцы, проснитесь! Люди в Индии не умирают на улицах от недостатка продовольствия, как заявляют представители Норвежской рыбной промышленности! Отсутствие распределения и логистики, равно как дурное управление и коррупция — вот основные причины того, что индусы низших каст плохо и недостаточно питаются.

Индия становится крупным экспортёром сельскохозяйственной продукции.

Индия становится крупным экспортёром сельскохозяйственной продукции. Источник: Министерство сельского хозяйства США.

Запасы зерновых культур в Индии резко выросли.

Запасы зерновых культур в Индии резко выросли (красная линия - экспорт пшеницы и риса, голубое - общие запасы). Источник: Министерство сельского хозяйства Индии.

Даже если Индия снизит тарифы, лосось останется доступен только высшим экономическим классам. Рыба никогда не попадёт в деревни невредимой и свежей. Более того, никто не будет отправлять беднякам потоком цыплят, взамен них  потребляя рыбу. Те, кто может себе рыбу позволить, будут есть и рыбу, и цыплят. Следовательно, лицемерные гуманитарные заявления о договоре «рыба за мозги» — полная чушь, пример недалёкого мышления и отсутствия видения перспектив. Более того, соглашение даст возможность продолжать поддерживать унизительную трудовую культуру в другой стране.

Норвежцам необходимо понять, что быть гуманным — это больше, чем платить высокие налоги и попугайничать за Бараком и Мишель Обамой, это истинная обеспокоенность и желание подробно разобраться в фактах. Это означает, что надо бросить вызов избранным официальным лицам и руководителям промышленности и начать задавать вопросы о том, где находятся ваши данные и как эти люди с ними обращаются.

Норвежцам следует укреплять свою валюту, привлекая и удерживая самый лучших и ярких вместо  девальвации ради продажи большего количества рыбы.  Эти люди, местные и выдающиеся иностранцы могут вдохнуть новую жизнь во внутреннюю экономику, занявшись свободным от эмиссии промышленным сектором, обеспечиваемым уже избыточными гидро-, электрическими и ветровыми мощностями.

Тогда Норвегия может укрепить свою социальную демократическую целостность, без необходимости продавать свои мозги в Индию, а душу — в Китай.

(Я сюда приехал, чтобы избежать бесконечного оффшоринга, стремясь к душевному спокойствию, гарантированной непрерывной работе. Однако, кажется, норвежцы хотят копировать Америку Буша и Обамы, продавая будущее, чтобы получить несколько долларов сегодня. Прекратите это безумие!).

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Только разумное мышление спасёт мир

Сценарий 1: вообразите, что вы находитесь на борту корабля, который медленно тонет. Суши поблизости не видать, да и радио-передатчик работает плохо. На борту несколько человек и они вам глубоко небезр...

Подробнее...

Национальный капитализм Трампа как альтернатива глобализации

Введение В своей инаугурационной речи президент Трамп чётко и убедительно обозначил свою стратегическую политическую и экономическую политику, которые он будет проводить следующие четыре года.  ...

Подробнее...

В Средиземноморье происходит что-то странное

Два месяца, используя marinetraffic.com, мы отслеживали движение кораблей, принадлежащих паре НПО, и пользовались данными data.unhcr.org. Мы отслеживали ежедневное прибытие африканских иммигрантов в И...

Подробнее...

Атлант споткнулся

Пока неясно, какой ущерб причинит — или не причинит — избранный президент Трамп экономике США, обществу и международным отношениям. Самооценка либералов-интернационалистов, по сути, остаётся неприкос...

Подробнее...

«Прекращение роста» разжигает широкое недовольство

Рауль Иларджи Майер, довольно давно комментирующий экономические реалии, выразился и лаконично, и провокационно: «Всё кончено! Вся модель, на которых базировалось наше общество по крайней мере скол...

Подробнее...

Google+