×

Сообщение

There is no result.

Приватизация – атлантистская стратегия нападения на Россию

Пол Крейг Робертс и Майкл Хадсон: Приватизация – атлантистская стратегия нападения на Россию

Два года назад российские официальные лица обсуждали планы приватизации группы национальных предприятий, во главе которой стояли нефтепроизводитель «Роснефть», банк ВТБ, «Аэрофлот» и РЖД. Заявленная цель состояла в том, чтобы рационализировать менеджмент этих компаний и склонить олигархов начать возвращать два десятка лет уходивший капитал обратно, для инвестиций в Российскую экономику. Иностранное участие рассматривалось в тех случаях, когда передавались западные технологии и приёмы менеджмента, которые с большой вероятностью могли помочь экономике.

Однако перспективы российской экономики ухудшились, поскольку США подтолкнули западные правительства ввести экономические санкции против России, да и цены на нефть упали. Это сделало российскую экономику менее привлекательной для иностранных инвесторов. Так что продажа этих компаний даст сегодня много меньше, чем могло быть в 2014 году.

В то же время комбинация роста внутреннего бюджетного дефицита и дефицита платёжного баланса дала русским сторонникам приватизации аргумент в пользу продаж. Изъяном в их логике является неолиберальное допущение – мол, Россия не может просто монетизировать дефицит, а нуждается для выживания в продаже своих основных активов. Мы предупреждаем, что Россия не должна быть столь легковерна, чтобы принять столь опасный неолиберальный довод. Приватизация не поможет реиндустриализации экономики России, она усугубит её превращение в экономику рантье, откуда извлекаются прибыли в пользу иностранных владельцев.

Разумеется, президент Путин поставил 1 февраля ряд условий, чтобы воспрепятствовать тому, что новая приватизация оказалась бы похожа на пагубные распродажи времён Ельцина. На этот раз активы не будут продаваться по пониженным ценам, но должны отражать реальную прогнозируемую стоимость. Продаваемые фирмы останутся под юрисдикцией России, а не владельцев в офшорах. Иностранцы приглашены к участию, но компании должны оставаться субъектом российских законов и нормативов, в том числе ограничений с обязательством держать капиталы в России.

Кроме того,  фирмы, которые должны быть приватизированы, нельзя купить на внутренние кредиты государственных банков. Цель в том, чтобы в покупку ввести «наличные деньги» – в идеале из авуаров олигархов в Лондоне и далее везде.

Путин мудро отказывается от продажи крупнейшего банка России, Сбербанка, который держит большую часть депозитных счетов ритейлеров. Банк, очевидно, останется по большей части государственным предприятием, как и следует, поскольку возможность создавать кредиты в виде денег – естественная монополия и по сути своей государственная.

Несмотря на добавленные президентом Путиным защитные меры, существуют серьёзные причины не кидаться с головой в новообъявленную приватизацию. Эти причины несколько выходят за рамки того факта, что продажи будут происходить в условиях экономической рецессии в результате западных экономических санкций и падения цен на нефть.

Объяснения российских официальных лиц по поводу продажи этих компаний в настоящее время состоят в том, что делается это для финансирования внутреннего бюджетного дефицита. Эти разъяснения показывают, что Россия ещё не выздоровела от пагубного западно-атлантистского мифа – что Россия должна полагаться на иностранные банки и держателей облигаций для создания денег, словно российский Центральный Банк не может сделать это сам, монетизировав бюджетный дефицит.

Монетизация бюджетного дефицита – именно то, что сделало правительство США, и что делают западные банки всю послевоенную эпоху. Монетизация долга – общая практика на Западе. Правительства могут помочь возродить экономику, печатая деньги, вместо того, чтобы втянуть страну в долги частным кредиторам, что приведёт к опустошению государственного сектора финансирования через выплаты процентов частным кредиторам.

Нет никаких значимых причин занимать деньги у частных банков, чтобы обеспечить правительство финансами, когда центральный банк может создать те же самые деньги без выплат процентов по кредитам. Однако российским экономистам внушили западные представления, что только коммерческие банки должны создавать деньги и что правительства должны продавать приносящие проценты облигации, чтобы мобилизовать средства. Неверное представление, что только частные банки должны создавать деньги, давая займы, ведёт российское правительство по тому же пути, который привёл еврозону к тупиковой экономике. Приватизируя создание кредитов, Европа передала экономическое планирование из рук демократически избранных правительств банковскому сектору.

Для России нет никакой нужды принимать эту экономическую философию рантье, по которой страна теряет государственные доходы. Неолибералы продвигают её не ради помощи России, а чтобы поставить Россию на колени.

Весьма существенно то, что те русские, связанные с Западом, – «атлантистские интеграционисты» – кто жаждет пожертвовать суверенитетом ради интеграции с западной империей, пользуются неолиберальной экономикой, чтобы вовлечь Путина в ловушку и уничтожить контроль России над собственной экономикой, которую Путин восстановил после времён Ельцина, когда Россию грабили во имя иностранных интересов.

Несмотря на некоторый успех в уменьшении влияния олигархов, которые появились в результате Ельцинской приватизации, российское правительство должно удержать национальные предприятия в качестве уравновешивающей экономической силы. Причина, по которой правительство управляет железными дорогами и другими предприятиями базовой инфраструктуры в том, чтобы снизить стоимость жизни и ведения бизнеса. Цель же частных владельцев, наоборот, в поднятии цен, насколько это возможно. Это называется «извлечение ренты». Частные владельцы ставят посты взимания дорожного сбора, чтобы поднять стоимость инфраструктурного обслуживания, которое приватизируется. Это совершенно противоположно тому, что классические экономисты подразумевали под «свободным рынком».

Ходят разговоры о договорённости с олигархами. Олигархи купят доли в российских государственных компаниях на те деньги, что они получили от прошлых приватизаций  и припрятали за границей. Тогда они получат ещё одну «сделку века», когда экономика России восстановится достаточно, чтобы можно было получить дополнительную прибыль.

Проблема в том, что чем больше экономического влияния передаётся от правительства под частный контроль, тем меньше остается у правительства возможностей уравновешивания, чтобы противостоять частным интересам. Исходя из этого, в настоящее время не должно быть никакой приватизации.

И еще менее должны быть допущены иностранцы к владению российскими национальными активами. Чтобы собрать единоразовую сумму в иностранной валюте, российское правительство передаст иностранцам будущие потоки доходов, которые могут и будут выведены из России и отправлены за рубеж. Эта «репатриация» дивидендов произойдет даже в том случае, если управление и контроль географически останутся в России.

Продажа государственных активов в обмен на единовременную выплату, это то, что сделало правительство Чикаго, когда продало доходы на 75 лет от парковочных автоматов за единовременный платёж. Правительство Чикаго получило деньги за один год, отдав 75 лет доходов. Пожертвовав государственными доходами, правительство Чикаго спасло недвижимость и богатство частных лиц от налогов, и одновременно позволило инвестиционным банкам Уолл-Стрита нажить целое состояние.

И ещё это вызвало возмущение общественности против продажи задёшево. Новые хозяева резко подняли плату за парковку на улице и судились с правительством Чикаго из-за ущерба, когда город закрывал улицы ради парадов или на праздники, следовательно, «вмешиваясь» в бизнес парковочных рантье. Вместо того чтобы помочь Чикаго, это помогло подтолкнуть город к банкротству. Неудивительно, что атлантисты хотели бы, чтобы Россия испытала ту же судьбу.

Использование приватизации для покрытия краткосрочных бюджетных проблем создаёт долгосрочные проблемы. Прибыли российских компаний будут утекать из страны, снижая обменный курс рубля. Если прибыли выплачиваются в рублях, то рубли можно выкинуть на рынок обмена валют и поменять на доллары. Это понизит обменный курс рубля и поднимет курс доллара. В результате, позволение кредиторам-иностранцам получить национальные активы России поможет им спекулировать против российского рубля.

Конечно, новые российские владельцы приватизированных активов тоже могут отправить доходы за рубеж. Но, по крайней мере, российское правительство понимает, что владельцы, которые являются субъектами российской юрисдикции, более легко контролируются, чем владельцы, способные контролировать компании из-за рубежа и держать капитал в Лондоне или других иностранных банковских центрах (все они подвержены дипломатическому влиянию США и санкциям Новой Холодной войны).

В основе решения о приватизации должен стоять вопрос о том, что это за деньги и почему они должны создаваться частными банками, а не Центробанком. Российскому правительству следовало бы финансировать бюджетный дефицит, заставляя центральный банк создавать необходимые деньги, как делают США и Британия. У российского правительства нет никакой необходимости отдавать будущие финансовые потоки в бессрочное владение, просто чтобы закрыть дефицит одного года. Это путь к обнищанию и потере экономической и политической независимости.

Глобализация была придумана как инструмент Американской Империи. Россия должна отгородиться от глобализации, а не открываться. Приватизация – двигатель сокращения экономического суверенитета и наращивания прибылей путем подъёма цен.

Точно так же, как финансируемые Западом НКО действовали в России в качестве пятой колонны против российских национальных интересов, так действуют и неолиберальные российские экономисты, сознают они это или нет. Россия не будет в безопасности от западных манипуляций, пока её экономика не закроется от западных попыток перестроить экономику России в интересах Вашингтона, а не в интересах России.

Institute for Political Economy

Комментарий Сокола:

Когда два столь известных экономиста, как Майкл Хадсон и Пол Крейг Робертс находят время совместно выступить с решительным предостережением Кремлю, президенту Путину действительно стоит обратить на это внимание. Общий объём знаний и опыта Хадсона и Робертса просто не имеет равных, а их прошлый опыт ясно демонстрирует, что оба они – друзья народа России. Я искренне полагаю, что игнорировать их предостережения было бы абсолютно безответственно.

Я полностью согласен с тем, что самый недавний план приватизации – прямая атака российской 5 колонны против президента Путина. Робертс и Хадсон чётко сказали:

«Весьма существенно то, что те русские, связанные с Западом, – «атлантистские интеграционисты» – кто жаждет пожертвовать суверенитетом ради интеграции с западной империей, пользуются неолиберальной экономикой, чтобы вовлечь Путина в ловушку и уничтожить контроль России над собственной экономикой, которую Путин восстановил после времён Ельцина, когда Россию грабили во имя иностранных интересов».

Путин больше не может ждать. Ему надо действовать немедленно. Все его сторонники буквально умоляют наконец-то очистить правительство от тех, кого в России называют «экономическим блоком правительства». Есть масса замечательных российских экономистов, способных *поистине* начать реформировать российскую экономику (Глазьев), а большая часть российского бизнес-сообщества с энтузиазмом поддержит такие реформы. Но первым шагом в этом процесс должны стать – наконец-то – действия против атлантистов-интеграторов. Немедленно.

 

Обсудить на форуме

Google+