Турецко-российские энергетические отношения в свете проекта «Турецкий поток»

Турецко-российские энергетические отношения в свете проекта «Турецкий поток»

В процессе недавней эволюции взглядов после отмены проекта «Южный Поток» прежде всего необходимо исправить пару ошибочных предположений или утверждений, которые размножились в сообщениях прессы в последние недели.

Оба они касаются газопровода «Голубой Поток» из России по дну Чёрного моря в Турцию, который работает с 2005 года.

Ошибки и заблуждения

Первое касается объёма прокачиваемого по трубопроводу «Голубой Поток» из России по дну Черного моря в Турцию газа. После встречи Путина и Эрдогана в декабре 2014 года обеими сторонами было объявлено, что Россия увеличит поток газа через Голубой Поток на 3 миллиона кубометров в год, начиная с 2015-го. Многие сообщения утверждали, что это означает, что поставки будут увеличены с 16 до 19 млрд. м3 в год, но на самом деле это означает, что увеличение будет с 13 до 16 млрд. м3.

Максимальный объём поставок по трубопроводу «Голубой Поток» – 16 млрд. м3 в год, и, по-видимому, многочисленные репортёры и агентства предположили, что он загружен на полную мощность, и только за прошедшие четыре года объём поставок был увеличен почти до 16 миллионов кубометров. Поставки в 2013-м и 2014 годах составляли около 13 миллионов кубометров в год. Эта ошибка сама по себе должна была вызвать скептицизм относительно «непосредственного анализа» результатов встречи Путина и Эрдогана.

Более серьёзной ошибкой в некоторых, но не всех, сообщениях прессы стало предположение, что получивший название «Турецкий Поток» трубопровод не будет пересекать всё Чёрное Море, как должен был «Южный Поток». По предположениям допускалось, что вместо этого проект «Турецкого Потока» означает увеличение в четыре или пять раз объёмов газа, поставляемых по «Голубому Потоку», поскольку будут уложены параллельные трубопроводы по дну Чёрного моря вдоль того же маршрута.

«Голубой Поток» подходит к берегу недалеко от турецкого города Самсун, который находится почти в центре турецкого побережья Чёрного моря, между Южным Кавказом и Турецким проливом. Такой вариант расширения трубопровода «Голубой Поток» на самом деле – старая идея, предложенная Путиным и Эрдоганом лет десять назад, в то время известная как «Голубой Поток 2». Он планировался в качестве политической инициативы, призванной заблокировать строительство трубопровода «Набукко» после запуска этого проекта. Идея «Голубого Потока» была отвергнута и заменена проектом «Южный Поток».

Предположение, что «Турецкий Поток» станет новым «Голубым Потоком 2» возникло из-за того, что это маршрут, предпочитаемый Москвой – но не Турцией. Турция хочет, чтобы «Турецкий Поток» пересекал Чёрное море с востока на запад, как было бы с «Южным Потоком», и заканчивался на черноморском побережье турецкого Трейса в Европе. Далее трубопровод должен пройти через турецкий Трейс от Чёрного моря до Средиземноморского побережья, предоставляя возможность экспортировать газ не только на европейский, но и на мировые рынки. Однако Россия намерена построить газовый хаб на турецко-греческой границе, так, чтобы газ мог пойти на европейские рынки наземными маршрутами.

Этот существенное противоречие в позициях России и Турции ещё не разрешено, а пока этого не будет – ничего не будет происходить и с «Турецким Потоком». Предпочтительные для России и для Турции маршруты не имеют никаких общих сегментов. Версия «Голубого Потока 2» проходит существенно южнее, а версия «Южного Потока» – существенно западнее.

Что означает российско-турецкое заявление

Прояснив это, и определив необходимость уделять особое внимание реальным фактам, обратимся к другому заметному аспекту российско-турецкого заявления, требующему осмысления. Это тот факт, что для получения турецкого согласия даже на совместное коммюнике относительно предполагаемого Меморандума о взаимопонимании, Москве необходимо было не только согласиться увеличить объёмы поставок через «Голубой Поток» на 3 миллиона кубометров в год, но ещё и на 6% скидку цены на газ для Турции в нынешнем году.

Турецкая сторона с тех пор заявила, что переговоры с декабря месяца относительно цены на газ не привели к соглашению. Одна из причин этого –цена газа индексирована относительно цены на нефть, которая упала на 50% с момента, когда была зафиксирована в двустороннем соглашении. Турецкие эксперты и переговорщики просто не уверены, что сделка справедлива.

В самом деле, как заключила Амамда Пол:

«Политические деятели ЕС всерьёз не обсуждают «Турецкий Поток». Они его рассматривают его как…. отчаянную попытку России заставить ЕС пересмотреть условия для «Южного Потока», равно как и санкции», наложенные из-за конфликта России с Украиной. По её словам, лица, принимающее решение в ЕС не «верят, что Турция никогда не продастся (но скорее, сделает это)… «ведя игру», чтобы получить что-нибудь вкусное от ЕС по другим важным вопросам».

Турция берёт верх над Россией

Если Россия и в самом деле пытается воспользоваться преимуществом из-за ухудшения отношений Евросоюза и Турции, то Турция в действительности пока не поддаётся на российскую приманку. Помимо проталкивания существенной скидки на цену по существующим контрактам, министр энергетики Турции в начале декабря объявил, что его страна не заинтересована в проекте «Турецкий Поток», как было подчёркнуто российской стороной:

«Турция будет не просто транзитной страной в новом проекте газопровода из России через Чёрное море, а может получить оптимальные возможности, включая и терминал по сжижению газа».

Как уже отмечалось выше, он хочет «альтернативного проекта газопровода с Россией, маршрут которого через Чёрное море гарантировал бы, что регион Трейс станет газовым хабом», по всей видимости к 2019 году. Глава «Газпрома» Алексей Миллер публично признал возможность строительства газового хаба на турецко-греческой границе для юго-восточной Европы, но не зашёл так далеко, чтобы упомянуть о терминале по сжижению газа. Министр энергетики Александр Новак настаивает, что это будет проект для «восточной и юго-восточной Европы», неявно исключая вариант терминала по сжижению.

В настоящее время Турция импортирует 60% своего природного газа из России. Новое турецко-иракское соглашения (с курдским региональным правительством в Северном Ираке) обеспечивает в дополнение к важному соглашению по нефти ещё и условия для возможного строительства вновь спроектированного газопровода. Вопрос в том, пойдёт ли этот газ на внутреннее турецкое потребление или будет ре-экспортирован в Европу по трубопроводу TANAP, а возможны и оба варианта; на этот вопрос ответа пока нет, как и на вопрос о пропускной способности трубопровода.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Милитаризация энергетической политики Америки

Стратегия максимализации добычи Считайте президента Трампа и его администрацию воровским притоном. Конечно, есть и очевидная кража: они в итоге, как и с недавно проведённым законом о налоговой «...

Подробнее...

Китай планирует разорвать удавку нефтедоллара

Более 40 лет на глобальном энергетическом рынке доминировал нефтедоллар. Но сейчас Китай стремится это изменить, заменив мировые доллары на юани. Конечно, разные страны пытались делать это и раньше, ...

Подробнее...

Нерассказанная история о Клинтонах, уране и коррупции

В начале 2015 года мне позвонила обладатель Пулитцеровской премии журналистка Джо Бекер. Она работала над статьёй для первой полосы  «Нью-Йорк Таймс». Джо расследовала связь между урановым рынко...

Подробнее...

Будьте готовы к новому Чернобылю на Украине

В преддверии зимы и при возрастающих нагрузках на энергосистему Украины, угроза нового ядерного бедствия в Центральной Европе становится не просто теоретической опасностью. По данным аналитиков из бри...

Подробнее...

Нефтедоллар — перед растущей угрозой с востока

Наряду с тем, что заключение китайско-саудовских торговых соглашений помогло китайской «мягкой силе» защитить Синьцзян, диверсифицируя его экономику, постепенное налаживание связей с Саудовской Аравие...

Подробнее...

Google+