Саудовская нефть и шиитский полумесяц

Саудовская нефть и шиитский полумесяц

Драматическое описание президентом Ирана недавнего падения цен на нефть как следствие «предательства мусульман» привлекает внимание к мотивам Саудовской Аравии. В среду на  заседании кабинета в Тегеране он сказал:

«Падение цен на сырую нефть  не просто экономическая проблема, а результат тайного политического сговора и замыслов некоторых государств».

Хасан Роухани

«Снижение цен на нефть – это заговор против населения региона и мусульман, который просто служит интересам некоторых других стран. Конечно, люди отреагируют на такие замыслы, и страны,  которые разработали этот замысел, должны знать, что они всего лишь усилили ненависть к себе  мусульманского мира», – добавил Роухани. 

Множество интерпретаций и конспирологических теорий на тему падения цен на нефть на мировых рынках, модные в настоящее время,  в целом делятся на три категории.

Первая: феномен нефтяных цен объясняется ситуацией со спросом и предложением, преобладающей на мировом рынке – то есть избыток предложения явился результатом увеличения добычи и падения спроса (из-за снижения спроса со стороны Китая, Японии и Европы), что и привело к  снижению цен.

Вторая: это враждебный политический заговор, разработанный Соединёнными Штатами и Саудовской Аравией, чтобы ослабить экономики России и Ирана.

Третья: то, что происходит, отчасти – экономика, отчасти – политика.

Второй тезис, конечно, самый привлекательный. Кто не любит теории заговора? Однако сами русские и иранцы не думают, что президент Барак Обама замыслил против них заговор.

Москва, несмотря на свои проблемы с Обамой, рассматривает вопросы рационально и спокойно и не склонна видеть его тень за каждым кустом – то есть, даже несмотря на твёрдое намерение воевать с Россией на  морях и океанах, в воздухе, на побережье и на холмах.*

Российское агентство «Спутник» по факту просто предложило тщательный анализ, объясняющий, что  американская сланцевая газовая промышленность на самом деле сейчас попала в опасное положение, если нынешнее падение цен на нефть сохранится, и что, в свою очередь, это может в итоге привести к обрушению крыши на американскую экономику, если сегодняшний «сланцевый пузырь» повторит судьбу пузыря доткомов и пузыря недвижимости.

Российский комментарий просто остановился в шаге от вывода, что Соединённые Штаты и Россия объединены здесь общими интересами – хотя маловероятно, что кто-нибудь в Вашингтоне в настроении прислушаться к тому, что советуют российские эксперты.

Интересно, что Роухани тоже исключает причастность Дяди Сэма к этому делу. Но, в отличие от русских,  которые ведут переговоры с саудитами по вопросу нефтяных цен, чтобы найти общий язык, он указывает пальцем на Эр-Рияд (не называя его открыто) как на виновника болезненного ущерба для иранской экономики.  

Было время, когда Иран почти наверняка приписал бы какую-нибудь причастность ко всему этому «Большого Сатаны», но потом времена изменились. Американо-иранское взаимодействие набирает обороты. (Что касается критической афганской проблемы,  Роухани открыто одобрил поддерживаемое американцами правительство национального единства в Кабуле). И вполне допустимо, что во время совместных трапез или потягивая чай в кулуарах во время этих встреч, американские и иранские дипломаты обменялись замечаниями о том, что происходит на нефтяных рынках.   

Кроме того, Тегеран излучает осторожный оптимизм, что продление переговоров по ядерной проблеме на 7 месяцев может привести к решению этого вопроса. В докладе Международной кризисной группы на этой неделе в целом тоже выражается согласие с такой оценкой:

«Несмотря на препятствия, есть надёжные пути к соглашению… Сейчас, когда туман рассеялся, стороны должны быстро продвигаться вперёд».

Вряд ли Роухани сделал пропагандистский жест, когда обвинил саудитов в заговоре против Ирана. Дело в том, что он долгое время выступал за сближение Ирана и Саудовской Аравии.   Очевидно, его терпение на исходе, поскольку нет признаков изменения в мышлении по отношению к Ирану в расчётах саудитов, которые до сих пор пропитаны сильной антипатией, граничащей с враждебностью, перед перспективой неизбежной интеграции Ирана в международное сообщество.

Конечно, танго Саудовской Аравии и Ирана вокруг цен на нефть не является чем-то новым. На эту тему написаны целые книги. (Эндрю Скотт Купер, «Нефтяные короли: Как США, Иран и Саудовская Аравия изменили баланс сил на Ближнем Востоке»).

Поворотный момент последовал, когда саудиты заняли место Ирана (после Исламской революции 1978 года) в качестве ведущего влиятельного игрока в ОПЕК. Хотя по-прежнему спорный вопрос, до какой степени возвышение саудитов в ОПЕК при поддержке американцев в период после 1973 года могло реально быть решающим фактором в свержении иранского шаха (учитывая его серьёзную зависимость от нефтяных доходов для программы массовой урбанизации в целях преобразования и «модернизации» Ирана). 

Достаточно сказать, что в Эр-Рияде укоренилось убеждение, что легитимность в глазах народа и социальная база иранского режима прямо связаны с его способностью обеспечивать определённый уровень экономического процветания в стране. 

В сложившейся региональной обстановке есть и дополнительная причина для того, чтобы саудиты были крайне обеспокоены возвышением Ирана как региональной державы и перспективой Тегерана занять место Эр-Рияда в качестве основного собеседника Соединённых Штатов в региональной стратегии последних. Саудиты также укоренились во мнении, что Тегеран оказывает скрытую поддержку усилению шиитов во власти в регионе – на таких важных театрах, как Бахрейн и Йемен, имеющих непосредственное отношение к политической экономии Саудовской Аравии.

Сказав всё это, приходим к главному вопросу – насколько смертельный удар могут нанести саудиты иранской экономике, удерживая низкие цены на нефть?

Дело в том, что Тегеран предвидит длительный период, когда нефтяные цены могут оставаться низкими  и способен подстроиться под новую реальность. Иранский бюджет, представленный в Меджлисе в Тегеране на прошлой неделе, предполагает, что экономика сможет выдержать сокрушительный удар от саудитов. Некоторые показатели:

  • Несмотря на падение в 28% от базовой цены на сырую нефть, проект бюджета предполагает только 8%-ное сокращение доходов от продажи газа и нефти.
  • Расходы на оборону и безопасность будут увеличены на 32% (12.6 миллиардов долларов).
  • Расходы на инфраструктуру вырастут на 25%.

Экономика с успехом сокращает свою зависимость от нефтяных доходов до примерно одной трети всех поступлений. Налоговые поступления и поступления от приватизации наглядно компенсируют дефицит от нефтяных доходов, поскольку не-нефтяной экспорт процветает и, как ожидается, покажет рост в 20% в предстоящем году. (Анализ см. здесь).

Другими словами, Тегеран знает, что время работает на него, и что режим санкций становится всё более неуместным. Как ни странно, западные санкции, возможно, помогли Ирану подняться как единственному нефтедолларовому государству в регионе с диверсифицированной промышленной базой и собственной военной мощью для защиты своей национальной безопасности.

В общем, у саудитов очень большой опыт в нефтяной политике, их расчёты могли строиться по нескольким шаблонам,  и большинство из них блокируются. Нет сомнений, что мировая нефтедобыча меняется и уменьшающееся значение традиционных производителей – причина реального беспокойства.

Тем не менее, саудиты откровенны в своей враждебности к Ирану. «Financial Times» рассказала на этой неделе краткий эпизод из частного разговора между госсекретарём США Джоном Керри и «высокопоставленным представителем Саудовской Аравии», когда последний заметил:

«ИГИЛ – наш [саудитов] ответ на вашу [американцев] поддержку партии Дава [поддерживаемой Тегераном правящей партии в Ираке]».

Примечание:

* – отсылка к речи премьер-министра У. Черчилля в Палате Общин, Лондон, 4 июня 1940 года:

«Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот Остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооружённая и под охраной Британского Флота, будет продолжать сражение, до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Мир, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение старого».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Китай планирует разорвать удавку нефтедоллара

Более 40 лет на глобальном энергетическом рынке доминировал нефтедоллар. Но сейчас Китай стремится это изменить, заменив мировые доллары на юани. Конечно, разные страны пытались делать это и раньше, ...

Подробнее...

Нерассказанная история о Клинтонах, уране и коррупции

В начале 2015 года мне позвонила обладатель Пулитцеровской премии журналистка Джо Бекер. Она работала над статьёй для первой полосы  «Нью-Йорк Таймс». Джо расследовала связь между урановым рынко...

Подробнее...

Будьте готовы к новому Чернобылю на Украине

В преддверии зимы и при возрастающих нагрузках на энергосистему Украины, угроза нового ядерного бедствия в Центральной Европе становится не просто теоретической опасностью. По данным аналитиков из бри...

Подробнее...

Нефтедоллар — перед растущей угрозой с востока

Наряду с тем, что заключение китайско-саудовских торговых соглашений помогло китайской «мягкой силе» защитить Синьцзян, диверсифицируя его экономику, постепенное налаживание связей с Саудовской Аравие...

Подробнее...

Приготовьтесь к получению прибыли (Часть 3)

Часть 1 Часть 2 Для большинства граждан США, российский президент Владимир Путин — киношный злодей. Он — бывший офицер КГБ. Он вмешивается в президентские выборы. Люди, которые высказываются против ...

Подробнее...

Google+