Россия, Запад и газопроводы

Разгорается холодная война

Россия, Запад и газопроводы

Обескураженность США и ЕС ситуацией вокруг проекта «Южный Поток», который должен был поставлять газ в Западную Европу – прекрасный пример негибкой идеологии, стремления к конфронтации любой ценой, мышления перманентной войны в отношении России и Китая и дальнейшей милитаризации власти в, вероятно, интуитивном осознании близкого упадка Запада перед лицом его собственного человеконенавистнического, поистине само-разрушительного типа капитализма.

В мировой истории распад одностороннего американского военного, экономического и политического превосходства и превосходства его данников («друзей и союзников») погряз в войнах, сменах режимов и контрреволюциях, равно как и начале участия в «великом решающем поединке с противниками», Путиным и Си, ради поощрения древнего режима передового капитализма, определённого и санкционированного Соединёнными Штатами на веки вечные.

Извини, Обама, извините Morgan Chase, Exxon Mobil, Monsanto, все барахло корпоративно-финансовой Америки, интервенции, санкции, махинации МВФ и Мирового банка, авианосные группы Тихоокеанского флота, убийства с помощью беспилотников, как средства демонстрации американской власти и цинизма – все они в долгосрочном плане не восторжествуют. Не восторжествуют, даже, вероятно уже в следующем десятилетии. Ведь всё это – временные меры с целью отсрочить неизбежное, которое все находящиеся вне западно-центриристской глобальной системы ждут, и они получат свое место под солнцем. И мне жаль сообщать вам, «Нью-Йорк Таймс» уже не может идти своим путём, присосавшись к американскому могуществу.

* * *

Украина – это прежний Залив Тонкин, мелкий повод развязать войну, теперь экономическую, но если войска НАТО окажутся на Украине у российской границы, Путин будет более чем недоволен, то же касается и Ли, учитывая «великий американский разворот» с концентрацией военных на Дальнем Востоке. Только у умирающей Империи существуют самоубийственные мечты, с мстительным намерением утащить всех с собой, в частности, наших партнёров в Европе. А что может быть лучше для продавливания этого вопроса, чем энергия – нефть, в традиционном смысле, а теперь ещё и газ. Идеология была поднята до значимой отметки, от более ранней антикоммунистической истерии холодной войны до более смутной, более мрачной, потенциально более жуткой и широкой, чем нынешний контр-терроризм. Не заморачивайтесь с ИГИЛ, хотя для начала и они сгодятся; Китай и Россия затаились в тени, а на Северную Корею, Кубу и Венесуэлу можно рассчитывать в деле поднятия температуры военного настроя американского общества. Но в этот самый момент давайте-ка обратимся к трубопроводам, предполагаемому признаку российской агрессии. Россия одобряет турецкий маршрут на рынки, делая возможными прямые поставки во враждебно настроенный ЕС; и одновременно она ослабляет старую напряжённость с Китаем, заключая контракты, которые обеспечивают поставки и туда.

Статья Майкла Бернбаума «Путин удивительным шагом отменяет новый газопровод в Европу» (2 декабря) в «Вашингтон Пост» поглощена смыслом «холодной войны» самого решения, «степенью резкого перестроения отношений между Россией и Западом», шагом, который, как утверждает репортёр, «лишает Кремль инструмента, который усилил бы политическое влияние России в юго-восточной Европе и направил природный газ в обход Украины, оставив её более уязвимой перед Россией». Иными словами, это поражение Путина, к которому подтолкнули руководители ЕС, «усилившие своё противодействие планам из-за трагического конфликта на Украине». Поражение это весьма проблематичное, тут подаётся, как «победа Запада» подписание Россией проекта, где она брала бы на себя все риски, явно было на руку Европе. Всё же существовала озабоченность, что для России достичь «крупных дорогостоящих инфраструктурных проектов в Европе», вроде, к примеру, направления больших количеств газа по дну Чёрного моря, было бы «политическим влиянием через энергетические поставки». Путин закрыл проект.

1 декабря на пресс-конференции в Анкаре с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом Путин в ответ на западные санкции и враждебность, в частности, давление ЕС на Болгарию, чтобы воспрепятствовать строительству, совершенно рационально заметил: «Если Европа не хочет осуществления проекта, то он не будет осуществлен. Мы перенаправим наши энергетические ресурсы в другие части света. Было бы глупо потратить сотни миллионов долларов на проект, пройти весь путь по дну Чёрного моря и остановиться у болгарской границы» только для того, чтобы обнаружить, что Болгария отказалась от проекта. С точки зрения российских руководителей «новый южный маршрут газа в Европу оградит потребителей ЕС от энергетических споров между Украиной и Россией». Но нет, анти-российские политики торжествуют. Вместо того, чтобы приветствовать шанс улучшить отношения, Европа продолжит вести дела по-прежнему. Западные санкции, отмечает Бернбаум, «заставляют западных инвесторов относиться с настороженностью к связям с основными российскими государственными компаниями, в том числе и «Газпрому», газовому гиганту, который возглавляет усилия по строительству трубопровода. Ограничения   на долгосрочные займы ведущим российским банкам осложнили российским компаниям получение денег на новые проекты». (Предсказуемо, если бы Газпром пригласил Exxon-Mobil, напряженность бы снизилась – по-моему).

* * *

Если сравнить заголовок статьи в «Пост» с заголовком в «Нью-Йорк Таймс», – «Дипломатическое поражение, Путин разворачивает трубопровод в Турцию» (2 декабря), то, может, заголовок в «Пост» и звучит негативно, но уж «Нью-Йорк Таймс» хватила через край. Сарказм Эндрю Рота в первом же предложении задаёт тон: «Президент Владимир В. Путин в понедельник сказал, что он закрывает проект российского газопровода «Южный Поток», грандиозный проект, когда-то задуманный ради установления доминирования страны в юго-восточной Европе; вместо этого он пал жертвой всё более ядовитых российских отношений с Западом». Далее он неумно демонизирует Путина (теперь уже подразумевая): «Это было редкое дипломатическое поражение мистера Путина, который заявил, что Россия перенаправит трубопровод в Турцию. Он обрисовал неудачу строительства трубопровода, как потерю для Европы, и обвинил Брюссель в непримиримости». Но, конечно же, важная часть – не предубежденность «Нью-Йорк Таймс», а реальные проблемы, в том числе развитие ситуации для повышения напряжённости холодной войны. Рот считает решение «редкой победой» ЕС и администрации Обамы, в итоге преодолевших свои «во многом слабые» позиции после российской агрессии на Украине. (Слабость? Вряд ли, в свете украинского переворота, мобилизации НАТО, усиления уже обременительных санкций и так далее).

Украина была камнем преткновения, ответственным за «нарастание давления со стороны Европы против трубопровода», это предшествовало неприятию утверждения Путина, что «проект «Южный Поток» стоимостью $22 миллиарда был разумным деловым шагом»; Вашингтон и Брюссель «отвергли его, как едва прикрытую попытку Кремля укрепить свои позиции в качестве доминирующего поставщика в Европе» – фактически, скрытую атаку на Запад. Всегда выигрывают «другие парни»: «Если и был один выигравший – это была бы Турция, которая, вместе с Китаем и другими жаждущими энергии развивающимися странами, воспользовалась бы размолвкой Востока и Запада, чтобы получить долгосрочные энергетические поставки по льготным ценам». Репортёр, по сути, даже откровенен: «По мере углубления украинского кризиса, фактически развивающегося в тупик наподобие холодной войны, западные страны решительно  настроились сопротивляться агрессивной политике мистера Путина всеми силами. Одним из таких усилий был трубопровод Южный Поток».

Это молчаливое признание (и, думаю, правильное) того, что Запад рассматривал ситуацию с энергоносителями как часть большей конфронтации, наряду с осознанием, что глобальная структура влияния, с добавлением Китая, меняется, поскольку происходит сближение России и Китая – и частично именно из-за энергоносителей. Всё ещё продолжая находиться под влиянием мысли о поражении проекта российского трубопровода, Рот, вероятно, не в курсе, что происходит обратное, с намного более глубокими последствиями в геополитическом смысле: «Украинский конфликт также помог развернуть мистера Путина от Запада. Он подписал основное и давно откладываемое соглашение о поставках газа  Китай и начал искать другие, не европейские рынки для своей нефти и газа. И это тоже делает трубопровод более затратным». Добавьте к этому обвинение в том, что Путин – обезумевший от власти правитель России, жаждущий восстановить свой утерянный престиж, и получите законченный сюжет: «Президент России лично направляет энергоносители и трубопроводы, поскольку, вероятно, это главный источник влияния, которым он орудует на международной арене». Уже отмеченное мною мнение Путина о давлении ЕС на Болгарию с целью заморозить строительство, что лишило болгар  «получения до $500 миллионов ежегодно… (и отобрало у них) возможность вести себя, как независимое государство», вызвало насмешку Рота, мол, что сказанное Путиным звучало «риторически, но усугубило ситуацию».

Мой комментарий в «Нью-Йорк Таймс» на статью Рота в тот же день таков:

Какое такое «дипломатическое поражение»? То, как решение Путина может быть выдано за поражение от руки США/ЕС, демонстрирует глубокое предубеждение «Нью-Йорк Таймс» против Путина и России (а со стороны Рота, «риторической, но усугубляющей ситуацию» надо считать мерзкую торговлю ненавистью, что не впервой для этого репортера). Попробуйте хоть разок быть объективными. Эта смена маршрута прямо ударит по интересам Западной Европы, поощрит более тесные китайско-российские отношения и усилит роль Турции на Ближнем Востоке (вплоть до явного ужаса Израиля – после ссоры из-за помощи Газе).

Возможно даже, что Путин занял принципиальную позицию, как свидетельствует первоначальный маршрут, который при данных обстоятельствах, он был вынужден изменить. Может, это горько прозвучит, но я думаю, что США при Обаме ведут дело к возобновлению холодной войны, воспринимая Россию и Китай, как предполагаемые, взаимосвязанные угрозы. В итоге всё это обернётся непредсказуемыми последствиями, поскольку глобальная геополитическая структура переживает децентрализацию односторонней гегемонии США.

Европа будет дрожать о холода и страха. Зато «Таймс» будет злорадствовать над тем, чего стоило Западу поставить Путину «фонарь под глазом»! А в это время и Россия, и Китай резко усиливаются, и не только благодаря своему относительному внутреннему развитию, но и тому, что американцы и в дипломатическом, и в военном смысле очень непредусмотрительно пошли ва-банк.

«Во что бы то ни стало», «краеугольный камень» «юбер аллес», «фрекинг» и всё такое прочее.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Геополитика нефти в эру Трампа

США стали ведущим мировым производителем углеводородов. С этого момента они используют своё доминирующее положение, стремясь всецело максимизировать свои прибыли, и, не колеблясь, уничтожить главных с...

Подробнее...

Многополярный мировой порядок в действии

Решения Катара выйти из ОПЕК угрожает пересмотром глобального рынка поставок энергоносителей, особенно в свете растущих трудностей Саудовской Аравии и растущего влияния Российской Федерации в механизм...

Подробнее...

Китайско-российская взаимозависимость будет основана на нефти

Хотя Пекин является крупнейшим торговым партнером Москвы, а Россия только на втором месте в десятке основных импортеров Китая, Кремль стратегически является наиболее важным подрядчиком, поскольку он п...

Подробнее...

Как драма с иранскими санкциями пересекается с ОПЕК плюс

Основные государства, покупающие у Ирана нефть, вряд ли прислушаются к призывам США сократить импорт; ключевые союзники добиваются исключений, позволяющих избежать санкций, а в это время ОПЕК в крат...

Подробнее...

Милитаризация энергетической политики Америки

Стратегия максимализации добычи Считайте президента Трампа и его администрацию воровским притоном. Конечно, есть и очевидная кража: они в итоге, как и с недавно проведённым законом о налоговой «...

Подробнее...

Google+