Мир «трудной нефти»

Почему нефть 21 века разрушит Банк - и Планету

Мир «трудной нефти»

Исключая несколько сумасшедших моментов перед мировым экономическим крахом 2008 года, сегодня цены на нефть выше, чем когда-либо. Свой вклад в этот подъём вносят многие непосредственные факторы, в их числе – угроза Ирана блокировать поставки нефти через Персидский залив, боязнь новой ближневосточной войны и мятеж в энергетически богатой Нигерии. В грядущие месяцы давление части факторов может ослабнуть, что приведёт к временному снижению цен на автозаправочных станциях. Но главная причина высоких цен – фундаментальный сдвиг в структуре нефтяной отрасли; он необратим, и потому длительное время цены на нефть неминуемо останутся высокими.

Судя по энергетическим показателям, мы входим в мир, мрачная суть которого ещё не полностью осознана. Этот кардинальный сдвиг был вызван исчезновением относительно доступной и недорогой нефти – «лёгкой нефти» (по выражению аналитиков отрасли), другими словами – такой нефти, которая в течение прошедших 65 лет питала колеблющееся распространение мировых богатств и создавала бесконечные, ориентированные на автомобили предместья. Эта нефть почти закончилась.

НигерВ мире ещё существуют большие запасы нефти, но её трудно достать, сложно перерабатывать, это разнообразная «трудная нефть». Впредь каждый потребляемый нами баррель будет более дорогостоящ в добыче, в переработке и, соответственно, более дорогой на автозаправке.

Те, кто утверждает, что мир остаётся «покоящимся» на нефти, технически правы: планета всё ещё содержит обширные её запасы. Но пропагандисты нефтяной отрасли обычно забывают отметить, что не все нефтяные месторождения одинаковы: некоторые расположены близко к поверхности или у берега, находятся в мягких, пористых горных породах, а другие расположены глубоко под землёй, под водой или в ловушках жёстких горных образований. Первые площадки относительно легко разрабатывали, извлекая жидкое топливо, которое можно сразу очистить до пригодного к употреблению состояния. Вторые можно разрабатывать только с помощью дорогостоящих, опасных для окружающей среды технологий, и в результате часто ещё до начала процесса очистки продукт надо долго перерабатывать.

Чистая правда состоит в том, что большая часть мировых легкодоступных месторождений уже истощена, исключая те, что находятся в разорённых войной странах, подобных Ираку. Практически вся оставшаяся нефть лежит в труднодоступных, твёрдых резервуарах. В их числе глубоководная нефть, арктическая и сланцевая, наряду с канадскими «нефтяными песками», которые состоят вообще не из нефти, а из грязи, песка и подобного дегтю битума. Так называемые нетрадиционные ресурсы подобного типа можно разрабатывать, но зачастую цена добычи становится ошеломляющей, и не только в долларах, это если вспомнить о разрушении окружающей среды.

Африка

В нефтяном бизнесе эти реалии были впервые признаны председателем и исполнительным директором «Шеврона» Дэвидом О’Рейли в письме 2005 года, опубликованном во многих американских газетах. «Ясно одно, – писал он, – эра нефти завершена». Он отмечал, что не только многие существующие нефтяные месторождения в упадке, но и «новые открытия энергии совершаются там, где ресурсы сложно извлечь физически, экономически и даже политически».

Дальнейшее доказательство этого сдвига было представлено Международным энергетическим агентством в обзоре мировых нефтяных перспектив 2010 года. При подготовке обзора агентство проверило уровни выработки во времени крупнейших мировых месторождений «лёгкой нефти», на которую до сих пор полагается мир в своём непомерном стремлении к энергии. Результаты удивили: по оценкам, в следующие 25 лет эти месторождения потеряют три четверти производственной мощности, что снизит ежедневное мировое производство нефти на 52 миллиона баррелей – около 75% нынешней добычи сырой нефти. Выводы потрясли: либо надо найти новую нефть взамен этих 52 миллионов баррелей, либо «эра нефти» вскоре подойдёт к концу, и мировая экономика окажется в коллапсе.

Конечно, как в 2010 году прояснило МЭА, новая нефть ещё будет, но только «трудная», она достанется нам всем и планете дорогой ценой. Для того чтобы осознать последствия наших упований на «трудную нефть», стоит обратить внимание на некоторые наиболее жуткие и легко разрушаемые места планеты. Итак, пристегните ремни: сначала мы направимся в моря – далеко-далеко – исследовать «многообещающий» новый мир нефти 21 века.

Глубоководная нефть

Уже некоторое время нефтяные компании бурят в прибрежных районах, особенно в Мексиканском заливе и на Каспии. Однако до недавних пор такие попытки неизменно происходили на относительном мелководье – по большей части на глубине в несколько сотен футов, – что позволяло нефтяным компаниям использовать традиционные буровые, установленные на расширенных пирсах. Глубоководное бурение на глубинах более 1000 футов абсолютно иное. Оно требует специальных сложных и невероятно дорогостоящих платформ бурения, поэтому производство обойдётся в миллиарды долларов

Глубоководная нефть

DeepwaterHoonriz, в апреле 2010 г. разрушенный в Мексиканском заливе в результате катастрофического выброса, представляет собой типичное явление. Судно было построено в 2001 г. и стоило около 500 миллионов долларов плюс выплаты на его содержание порядка 1 миллиона долларов в день персоналу и поддержание работы установки. Частично из-за таких затрат «ВР» спешила закончить работы на несчастной скважине Макондо и перевести DeepwaterHoonriz на другое место бурения. Как полагают многие аналитики, эти финансовые расчёты объясняют спешку, с которой команда судна закрывала скважину, что привело к утечке взрывоопасных газов в её ствол и последующему взрыву. Теперь «ВР» обязано выплатить более 30 миллиардов долларов, удовлетворяя ущерб, нанесённый огромным разлитием нефти.

После несчастья администрация Обамы ввела временный запрет на глубоководное бурение. Только через два года бурение в глубокой части залива вернулось к уровню, предшествовавшему катастрофе. Президент Обама подписал и соглашение с Мексикой, разрешающее бурение в самой глубокой части залива, у морской американо-мексиканской границы.

ВенесуэлаВ то же время глубоководное бурение набирает темп. Бразилия, например, стремится разрабатывать «под-соляные» месторождения (называются так потому, что лежат под слоем перемещающихся солей) в водах Атлантического океана, вдали от побережья Рио-де-Жанейро. Новые морские месторождения в глубоких водах Ганы, Сьерра-Леоне и Либерии разрабатываются подобным же образом.

«К 2020 г. – говорит энерго-аналитик Джон Вествуд, – такие глубоководные месторождения будут давать 10% мировой нефти по сравнению с 1% в 1995 году». Но рост производства обойдётся дорого – большая часть этих месторождений потребует затрат на разработку в десятки или сотни миллиардов долларов – и станет выгодным только в случае продажи нефти нефтяными компаниями не ниже чем $90 за баррель.

По оценкам экспертов морские месторождения Бразилии – наиболее многообещающее открытие века – окажутся наиболее дорогостоящими, поскольку лежат в полутора милях под водой и под двумя с половиной милями песка, скал и соли. Потребуется самое передовое, дорогостоящее оборудование – часть его ещё находится в процессе разработки. «Petrobras» – контролируемая государством компания – в период 2011-2015 гг. уже вносит в этот проект $53 миллиарда, а большинство аналитиков полагает, что это всего лишь умеренный взнос в ошеломляющую окончательную стоимость.

Арктическая нефть

Считается, что Арктика обеспечит значительную часть будущих мировых поставок нефти. До недавних пор производство на Крайнем севере было весьма ограничено. Помимо залива Прадху на Аляске и нескольких месторождений Сибири основные компании, по большей части, избегали этого региона. Но теперь, при отсутствии других возможностей они готовятся к мощным набегам на тающую Арктику.

Арктическая нефтьС любой точки зрения Арктика остаётся последним местом, где хотелось бы бурить в поисках нефти. Там часты штормы, а температуры зимой намного ниже точки замерзания. Большая часть обычного оборудования просто не будет работать в таких условиях. Необходимы специализированные и дорогостоящие заменители. Да и рабочие смены не смогут долго жить в регионе. Основные ресурсы – продовольствие, топливо, конструкционные материалы – надо завозить за тысячи миль, что обойдётся в феноменальную сумму.

Но у Арктики есть и свои преимущества: миллиарды баррелей нетронутой нефти. По данным и оценкам Геологического общества США район за Полярным кругом, занимающий всего 6% поверхности Земли, содержит 13% оставшихся запасов нефти (и ещё больше неразработанных месторождений природного газа) – мало какой район может составить ему конкуренцию.

Поскольку остаётся мало месторождений, то основные фирмы – ради разработки богатств Арктики – готовятся к энергетическому рывку. Ожидается, что летом «RoyalDutchShell» начнёт пробное бурение в части моря Бофорта и в расположенном вблизи Аляски Чукотском море. (Администрация Обамы должна ещё дать на это окончательное разрешение, но оно ожидаемо). В то же время «Statoil» и другие планируют расширить бурение к северу от Норвегии – в Баренцевом море.

При таких экстремальных энергетических сценариях рост производства в Арктике увеличит и без того значительные затраты нефтяных компаний. Например, «Shell», не добыв ни барреля нефти, только на подготовку пробного бурения в прибрежной части Аляски уже потратила $4 миллиарда. Полномасштабное развитие экологически хрупкого региона – чему яростно противодействуют защитники окружающей среды и местное население – во много раз умножит эти затраты.

Битуминозные пески и «трудная нефть»

Как ожидается, ещё одна важная часть будущих поставок нефти придёт с канадских битуминозных песков (или «нефтяных песков») и крайне «трудной нефти» Венесуэлы. В полной мере ни один из этих источников нельзя назвать нефтью в традиционном её понимании. Не будучи жидкими в нормальном состоянии, они не могут быть извлечены с помощью традиционных методов бурения, хотя и существуют в изобилии. По данным Геологического общества США канадские битуминозные пески содержат эквивалент 1,7 триллиона баррелей традиционной нефти, а «трудная нефть» Венесуэлы образует ещё триллион баррелей в нефтяном эквиваленте, хотя далеко не все они считаются «извлекаемыми» при современных технологиях.

Битуминозные пескиУтверждающие о том, что «эра нефти» далека от завершения, указывают на эти ресурсы, как на доказательство того, что мир всё ещё может извлечь огромные количества нетронутых ископаемых видов топлива. И, конечно, возможно, что с применением передовых технологий и при полном безразличии к последствиям для окружающей среды, эти запасы будут использованы. Но это не «лёгкая нефть».

До сих пор канадские битуминозные пески добывались с помощью процесса, близкого к открытым разработкам, с применением чудовищных ковшей для выемки из земли смеси песка и битума. Но большая часть неглубоких битуминозных песков в богатой ими провинции Альберта уже истощена, а будущие разработки потребуют намного более сложного и дорогостоящего оборудования. Надо будет впрыскивать пар для растапливания битума и возможности его откачки огромными насосами. Это потребует колоссальных вложений в инфраструктуру и энергию, как и создания перерабатывающих производств для всех токсичных отходов. По данным канадского Института исследования энергии для полной разработки нефтяных песков Альберты в течение 25 лет потребуется инвестиций в размере минимум $218 миллиардов, и это, не учитывая стоимости строительства трубопроводов в США (вроде предлагаемого KeystoneXL) для очистки и переработки на их заводах.

Разработка «трудной нефти» Венесуэлы потребует инвестиций подобного же масштаба. Как полагают, пояс Ориноко с особенно высокой концентрацией «трудной нефти» рядом с рекой Ориноко содержит извлекаемые резервы в размере 513 миллиардов баррелей нефти – возможно, это самый крупный источник нетронутой нефти на планете. Но превращение подобной патоки формы битума в используемое топливо далеко превосходит технические возможности или финансовые ресурсы государственной нефтяной компании «PetrуleosdeVenezuelaS.A.», соответственно, теперь компания пытается найти иностранных партнёров, желающих вложить $10-20 миллиардов, необходимых для строительства производств.

Скрытые затраты

В будущем резервы «трудной нефти» (подобные названным) будут составлять большую часть новой мировой нефти. Но ясно одно: даже если при нашей жизни они смогут заменить «лёгкую нефть», цена всего, что связано с топливом – на заправках, в продукции на углеродной основе, в удобрениях, да в каждом крючке – будет расти. Привыкайте. Если всё пойдет так, как планируется, в грядущие десятилетия мы попадём в тюрьму к большой нефти.

И это только самые очевидные затраты в ситуации, где скрытые потери просто кишат, особенно для окружающей среды. Как и при несчастье с DeepwaterHorizon, добыча нефти в глубоководных районах и крайних географических точках характерна ещё большими рисками для окружающей среды. В конце концов, почти пять миллионов баррелей нефти были слиты в Мексиканский залив из-за небрежности «ВР», что нанесло долговременный ущерб морским животным и обитателям побережья.

Стоит запомнить, что при случившейся в Мексиканском заливе катастрофе, было возможно отмобилизовать огромные силы на очистку, а естественная способность экосистемы к восстановлению оказалась относительно сильной. Арктика и Гренландия – при их удалённости от имеющихся возможностей восстановления и крайней уязвимости экосистем – представляют собой иной вариант. При большом разлитии нефти усилия по восстановлению в таких районах будут во много раз больше тех $30-40 миллиардов, которые должна выплатить «ВР» за ущерб от DeepwaterHorizon, и они будут намного менее эффективны.

В дополнение к сказанному: большинство из наиболее многообещающих месторождений «трудной нефти» лежат в России, в Каспийском бассейне и конфликтных зонах Африки. При работе в этих районах нефтяные компании столкнутся с предсказуемо высокими затратами на добычу, к которым надо добавить дополнительные расходы, учитывая местную систему взяточничества и вымогательства, саботаж со стороны групп партизан и последствия гражданских конфликтов.

Ннигерия

Да, и не забудьте об окончательных затратах: все эти баррели нефти и ей подобных веществ лежат в самых малопривлекательных местах планеты, а в грядущие десятилетия мы будем продолжать сжигать ископаемое топливо в огромных количествах, производя всё больше парниковых газов, словно будущего не существует. И горькая истина такова: если мы пойдём по дороге добычи «трудной нефти» вместо вложений в альтернативную энергию, то, может быть, лишимся надежды избежать наиболее катастрофичных последствий нагревания и турбулентности планеты.

Так что – да, нефть там есть. Но – нет, дешевле она не станет, и неважно, сколько её. И – да, нефтяные компании могут её добыть, но с реальной точки зрения – кому это надо?

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Приготовьтесь к получению прибыли (Часть 3)

Часть 1 Часть 2 Для большинства граждан США, российский президент Владимир Путин — киношный злодей. Он — бывший офицер КГБ. Он вмешивается в президентские выборы. Люди, которые высказываются против ...

Подробнее...

Приготовьтесь к получению прибыли (Часть 2)

Часть 1 Примечание издателя: В послании на прошлой неделе мы отмечали, что уран готовится стать грандиозной возможностью для капиталовложения. Для того чтобы получить по возможности наибольший выигры...

Подробнее...

Приготовьтесь к получению прибыли (Часть 1)

Примечание издателя: В прошлом месяце мы уже упоминали, что в ближайшей перспективе урановый рынок оценивается как грандиозная возможность для капиталовложений. Вот почему крайне важно знать, как рабо...

Подробнее...

Из Амазонии: коренные жители Эквадора подают в суд на «Шеврон» в Канаде

С красными от усталости глазами Пабло Фаджардо стоит перед полным залом активистов в канадском Торонто, объясняя положение более 30 000 коренных жителей и фермеров, чьи земли на Амазонке в Эквадоре по...

Подробнее...

Пыль в глаза в саудовской пустыне: закат королевства?

Королевство Саудовская Аравия (КСА) находится в отчаянном финансовом положении. Со времени обрушения цен на нефть деньги из королевства утекают изо всех щелей. Миллиарды долларов было выделено им на п...

Подробнее...

Google+