Турция пробивается через политические перекрестки

Окидывая взглядом

Турция пробивается через политические перекрестки

Пока все сконцентрировали внимание на возможности тектонического сдвига в американо-иранских отношениях, и пока возможно решение сирийской трагедии на следующем раунде переговоров в Женеве, Турция втихаря трудится где-то на заднем плане. Посмотрим, что на уме и этих султанов колебаний.

Начнём издалека. Абдул Меджид I, 31 оттоманский султан (который правил с 1839 по1861 год) всегда мечтал о подводном туннеле под Босфором, соединяющем Европу с Азией. 

Чтобы это произошло, потребовался «султан» Эрдоган, то есть премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган: в прошлом месяце он торжественно открыл – как раз на 90-ю годовщину основания республики Ататюрком – 76-километровую железнодорожную систему «Мармарей» стоимостью 3 миллиарда долларов, которая, по едва ли столь уж преувеличенным словам Мустафы Кара, мэра Стамбульского района Ускудар (где тоннель выходит на поверхность), будет «фактически соединять Лондон и Пекин, создавая невероятные мировые взаимоотношения». [1]

Конечно, помогло и то, что этот технологический феномен точно соответствует крайне амбициозной китайской стратегии Нового Шёлкового Пути, который – как и изначальный Шёлковый Путь – берёт начало в Сиане и стремится в Европу через – ну, а как же ещё? – Стамбул. [2]

Итак, факт остаётся фактом: «султана» Эрдоган попросту не свалили протесты Парка Гези в прошлом июне. Все мега-проекты правящей партии АКР – поддержанные миллионами в сельской Анатолии, десятками лет игнорированные светской элитой Стамбула – живы и здоровы.

К 2025 году более миллиона пассажиров будут пользоваться «Мармареей». Строится третий мост через Босфор, вблизи Чёрного моря – несмотря на гнев алавитов из-за того, что он будет назван в честь Селима Беспощадного, султана, отдавшего приказ об убийстве тысяч алавитов. То же самое и с новым аэропортом на шесть взлётно-посадочных полос к северо-западу от Стамбула. А есть ещё 50-километровый «безумный канал» (по собственному определению Эрдогана), связывающий Мраморное море с Чёрным, чтобы чудовищное движение танкеров могло быть направлено в обход Босфора. Турецкое движение «зелёных» настаивает, что это может разрушить всю экосистему акватории, но Эрдогана это ничуть не беспокоит.

Этот жирный курдский фактор

В большом мире турецкая внешняя политика ныне разгоняется. И неизбежно всё это связано с энергетикой.

Министр иностранных дел Ахмет Давутоглы ранее в этом месяце принимал в Анкаре иранского министра иностранных дел Джавада Зарифа. Затем он отправился в Багдад и встретился с премьер-министром Ирака Нури аль-Малики.

Давутоглы посетил и Вашингтон: он написал статью для Foreign Policy с похвалой в адрес американо-турецкого «стратегического партнёрства», ныне столкнувшегося со «все более хаотической геополитической обстановкой», и заверил в поддержке американо-иранских переговоров.

В начале этой недели Давутоглы присоединился к Эрдогану для встречи на высшем уровне с президентом России Владимиром Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым в Санкт-Петербурге. А на следующей неделе он будет в Тегеране.

Вопрос вот в чем: чего именно пожелает получить Анкара от Вашингтона за такую горячую поддержку нормализации американо-иранских отношений?

Ключ ко всему – иракский Курдистан. Анкара желает, чтобы Вашингтон благословил ныне знаменитый беспокойный нефтепровод объёмом 250 000 баррелей в день из северного Ираке в обход Багдада. Этот трубопровод прибавится к вечно проблемному Киркук-Сейхану, контролируемому (ну, вроде того) Багдадом; ныне он работает в лучшем случае на пятую часть официальной мощности в 1,6 миллиона баррелей в день, его взрывают каждую неделю, а техническая поддержка застыла на нуле.

Дело не столь в нефти (в которой Турция остро нуждается), сколько в политико-экономическом альянсе, который в идеале приведёт к большему количеству голосов курдов для правящей партии АКР на выборах 2014 года.

Проблема (непреодолимая) в том, что администрация Обамы не намерена – в нынешний момент переговоров – провоцировать Тегеран допущением турецкого проекта, который, скорее всего, разгневает Багдад, иранского союзника. Это ещё один пример того, что все последствия происходящего в юго-западной Азии затрагивают Иран. [3]

Итак, все зависит от того, насколько далеко зайдёт сближение США-Иран – оставив Анкару неспособной иметь союзнические отношения одновременно с Багдадом и Тегераном. Однако Анкара осведомлена об огромных потенциальных выгодах – во всех отношениях. Это означало бы больше нефти и газа из Ирана, чем по нынешним долгосрочным ежегодным контрактам по природному газу через трубопровод Табриз-Анкара, если – и когда – западные инвестиции снова пойдут в экономику Ирана.

Та самая ось ваххабиты-ликудники

Президент Обама отлично ладит с турецким премьер-министром Эрдоганом. Но если Обама может лишь расхваливать Эрдогана, то для Дома Сауда имя «Обама» теперь хуже чумы. Да и Эрдоган не сказать, чтобы был любим.

Эрдоган с энтузиазмом поддерживал Мурси и братьев-мусульман в Египте, а героем Дома Сауда стал интриган и заговорщик Сиси. В Сирии Эрдоган снова поддержал связанных с братьями-мусульманами «повстанцев», а саудовцы во главе с Бандар Бушем де-факто финансировали и вооружали всевозможных отморозков, включая ответвления Аль-Каиды – Исламское государство Ирака и Леванта. При Эрдогане установились весьма беспокойные отношения с Израилем, а ведь анти-иранско/сирийская ось ваххабитов-ликудников никогда ещё не была столь сильна. [4]

Легко забыть, что союз Анкара-Дамаск-Тегеран существовал ещё до навязанной иностранцами сирийской гражданской войны. Это было частью доктрины Давутоглы «нулевых проблем с соседями», позднее переросшей во «всевозможные проблемы». Дом Сауда, очевидно, делал всё возможное, чтобы принизить роль бывшего союза, держа перед носом Турции «морковку» торговли и инвестиций. Какое-то время это работало, пока держался миф об «арабской весне», и Турция и саудовцы даже координировали поддержку разношёрстных сирийских «мятежников».

Ныне конфигурация установилась совершенно иная. Только в Турции мы найдём разнородных исламистов, фанатиков, левых и различных либералов, дружно соглашающихся, что Дом Сауда – весьма отвратительная группка. И не случайно «султан Эрдоган» – который якобы желает возвращения Халифата – безостановочно высмеивает пан-арабские СМИ, которые фактически на 90% контролируют саудовцы.

Кажется, Анкара наконец осознала, что надо быть крайне осторожной в позиции по Сирии. Не так уж далеко от её границ сирийские курды сражаются с поддерживаемыми саудовцами джихадистами.

И ещё хуже – связанные с аль-Каидой джихадисты – интернационал Моджахедов – собираются с общую сеть в национальной безопасности южной Турции, в том числе и в Антакии, столице провинции Хатай, перед тем, как тайно перейти границу и в основном присоединиться к Исламскому государству Ирака и Леванта. Вполне предсказуемо, что НАТО этим не удивлено. [5]

Всё дело в Трубопроводистане

Цель номер один внешней политики Турции – застолбить место решающего энергетического перекрёстка любых потоков нефти и природного газа, идущих из России, Каспия, Центральной Азии, и даже Ближнего Востока в Европу.

И всё же Турция оказалась в тисках двух конфликтующих сюжетов Трубопроводистана. Один – бесконечная мыльная опера «Набукко», которая, по сути, означала доставку природного газа в Европу отовсюду (Азербайджан, Иран, Ирак, даже Египет), кроме России. И второй – трубопровод «Южный Поток», предложенный Россией и пересекающий Чёрное море.

Настаивая на своей роли нейтрального моста между Востоком и Западом, Анкара защитила свои ставки. Но после европейского финансового кризиса «Набукко»  фактически оказался обречён. Теперь остались: так-называемый «Набукко-Запад» – более короткий 1300 километровый трубопровод из Турции в Центральную Европу, и намного более дешёвый Транс-Адриатический Трубопровод (ТАТ), всего 500-ти километровый трубопровод из Турции через Балканы в Италию.

Консорциум (включающий ВР, Тотал и азербайджанский СОКАР), разрабатывающий огромное месторождение Шах Дениз II в Азербайджане, пришёл к тому, что выбрал ТАТ. Итак, Набукко теперь фактически утоп.

Сказать, что для Москвы это была искусная сделка – огромное преуменьшение. ТАТ не угрожал Газпрому на европейском рынке. Да и, кроме того, Москва подобралась поближе к Баку. Дик Чейни должен подготовить свой стимулятор к следующему сердечному приступу: после всех его тщательно разработанных энергетических планов Москва и Баку ни больше, ни меньше, как обсуждают транспортировку российской нефти по известному трубопроводу Баку-Тбилиси-Сейхан, который – как мечтал доктор Збиг Бжезински – уж наверняка пойдёт в обход России. И помимо прочего, идёт подготовка к развёртыванию ещё и трубопровода Баку-Новороссийск, чтобы качать российскую нефть в Азербайджан.

Кроме прочего, это – конец турецким (и европейским) трубопроводным мечтам об эксцентричной «газовой республике» Туркменистане, снабжающей энергией Европу через Каспий, Кавказ и Турцию. Для Москвы это не вопрос переговоров; мы контролируем транзит центрально-азиатской энергии в Европу. Более того, Туркменистан уже выловил самого крупного осетра – благодаря своей исключительности – прибыльный газопровод в Китай.

В итоге: Россия ещё больше укрепилась на Каспии и сравнялась с Турцией – которая импортирует почти всю нефть, уголь и природный газ, и становится ещё более зависима от России. Россия поставляет почти 60% турецкого природного газа – и продолжает наращивать поставки. Иран поставляет ещё 20%. Москва уверена, что Турция скоро обгонит Германию и станет крупнейшим энергетическим клиентом.

Определённо, именно это Эрдоган подробно обсуждал в среду в Москве. А существует ещё и амбициозный турецкий план построить 23 АЭС к 2023 году. Догадались, кто выиграет? Конечно же, Москва. И не только как строитель, но и как основной поставщик ядерного топлива. И никаких западных санкций на горизонте не наблюдается.

Турция - как мост

Итак, Анкара, как кажется, (втихую) лихорадочно действует на всех фронтах. Эрдоган тщательно обрабатывает друга Обаму – позиционируя себя этаким  привилегированным посланником. Эрдоган поддерживает иранскую программу мирного атома – которая мгновенно поставила его под подозрение в глазах всей ваххабито-ликудской оси страха и ненависти. Вот и ключевая причина расширения отчуждённости между Анкарой и Риядом.

Желание Анкары стать ключевым игроком в окончательном сближении США и Ирана проистекает из простых расчётов. Перед лицом огромных политических, экономических и защитных барьеров Турция может лишь выполнить своё желание – стать привилегированным восточно-западным энергетическим транзитным коридором, конечно, если Иран будет на её стороне.

Ссылки:

1. Asia and Europe to get Bosphorus rail link as Marmaray opens, Hurriyet Daily News, October 28, 2013.
2. New Silk Road starts with Xian, South China Morning Post, October 29, 2013.
3. Deal or No Deal, Iran's Stock Keeps Rising, Al-Akhbar English, November 20, 2013.
4. The Wahhabi-Likudnik war of terror, Asia Times Online, November 20, 2013.
5. The secret jihadi smuggling route through Turkey, CNN, November 5, 2013.

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Трамп полагает, что нефть США это его сила, когда она — его ахиллесова пята

В массе заголовков пресса кричит о массированном наращивании производства сланцевой нефти в Соединённых Штатах. Приветствующее энергетическую независимость экспертное сообщество расхваливает происходя...

Подробнее...

Геополитика нефти в эру Трампа

США стали ведущим мировым производителем углеводородов. С этого момента они используют своё доминирующее положение, стремясь всецело максимизировать свои прибыли, и, не колеблясь, уничтожить главных с...

Подробнее...

Многополярный мировой порядок в действии

Решения Катара выйти из ОПЕК угрожает пересмотром глобального рынка поставок энергоносителей, особенно в свете растущих трудностей Саудовской Аравии и растущего влияния Российской Федерации в механизм...

Подробнее...

Китайско-российская взаимозависимость будет основана на нефти

Хотя Пекин является крупнейшим торговым партнером Москвы, а Россия только на втором месте в десятке основных импортеров Китая, Кремль стратегически является наиболее важным подрядчиком, поскольку он п...

Подробнее...

Как драма с иранскими санкциями пересекается с ОПЕК плюс

Основные государства, покупающие у Ирана нефть, вряд ли прислушаются к призывам США сократить импорт; ключевые союзники добиваются исключений, позволяющих избежать санкций, а в это время ОПЕК в крат...

Подробнее...

Google+