Неизбежный итог войны нефтяных цен

Неизбежный итог войны нефтяных цен

Можно обоснованно утверждать, что когда наследный принц Мохамед бин Салман (МБС) показал, что Саудовская Аравия снова собирается производить нефть по-максимуму, чтобы уронить цену на нефть в полномасштабной войне нефтяных цен, президент России Владимир Путин, вероятно, свалился с лошади, на которой он катался топлесс где-то в Сибири — от смеха.

В русских интеллигентных кругах для невежественных людей, которых безжалостно используют так, что они не знают о своем участие в тайных операциях, есть выражение «полезный идиот», и сложно придумать что-то более «полезное» в данном контексте для русских, чем когда кто-либо выдвигает недавний саудовский «план». Чем бы война нефтяных цен не завершилась, Россия в ней выиграет.

В чисто базовом смысле экономики нефти бюджет России безубыточен при цене нефти  US$40 за баррель марки Брент в этом году, а саудовский при — US$84. Россия может производить 11 миллионов баррелей ежедневно не напрягаясь, фигурально выражаясь; саудовцы в среднем с 1973 года и по сей день добывают всего 8 миллионов. Крупнейший производитель нефти России «Роснефть» умоляет президента Путина позволить производить и продавать больше нефти, чем по соглашению ОПЕК+, заключённому в декабре 2016 года. Ключевой саудовский производитель «Арамко» при таком сценарии будет испытывать лишь самоуничтожение. Сюда входит — для тех, кто достаточно доверяет МБС — покупка акций недавнего IPO Арамко. Россия может справиться с ценами на нефть на уровне US$25 за баррель при бюджете и резервах иностранной валюты с перспективой на 10 лет — саудовцы в лучшем случае смогут выдержать лишь пару лет.

Ключевая причина, по которой Россия может выживать настолько дольше саудовцев — благодаря самому МБС. Подчеркивая это — а у русских крайне ехидное чувство юмора — министр энергетики России Александ Новак на прошлой неделе похвалил совместные действия группы ОПЕК+ за прошедшие три года, которые, как он добавил, «дали России заработать 10 триллионов рублей [US$140 миллиардов]. Метафорической вишенкой на торте, однако, были слова Новака о том, что «мы могли бы достичь нового соглашения (с ОПЕК) при необходимости». На практике это означает, что если потребуется больше времени, чем Россия считала первоначально, чтобы саудовцы стали банкротами, и это начало оказывать некое отрицательное влияние на Россию, тогда Москва просто щёлкнет пальцами, и Эр-Рияд помчится подписывать новое соглашение ОПЕК+.

Но конечно, могут сказать некоторые, саудовцы никак не могут стать банкротами? На самом деле, как показано выше, саудовцы будут полными банкротами, если продолжат эту войну цен на нефть. Как недвусмысленно заявил заместитель министра Саудовской Аравии по экономике Мохамед Аль-Тувейджри в октябре 2016 года, прошлый раз, когда саудовцы попытались воспользоваться той же самой «стратегией» с 2014-го по 2016 год:

«Если Саудовская Аравия не предпримет каких-либо реформ и если глобальная экономика останется той же, то мы обречены на банкротство через три-четыре года».

То есть, если саудовцы продолжат перепроизводство нефти, чтобы снизить цены — как делают сейчас, и уже не в первый раз — то через три-четыре года они обанкротятся. Этот временной промежуток сократился вдвое по целому ряду причин, рассмотренных в моей предыдущей статье на эту тему здесь.

Но что выиграет Россия от саудовского банкротства? Экономически это означает, что у саудовцев будет дефолт по суверенному и корпоративному долгу, они не смогут обслуживать свою ключевую промышленность и будут не способны выполнять свои крупные нефтяные и газовые контракты. Просто уменьшение доли саудовской нефти и газа, конкурирующих российской и ее союзников — в частности Иран и Ирак — будет весьма выгодно для России, но есть и ещё большие дополнительные выгоды. Одна из них — разрушение уже напряжённых отношений между США и Саудовской Аравией, тянущихся с 1945 года. В то время как глубоко проанализировано в моей новой книге о глобальном нефтяном рынке, соглашение, заключённое между тогдашним президентом США Франклином Д. Рузвельтом и тогдашним саудовским королем Абдуллой на борту эсминца Флота США «Куинси» в Суэцком канале состояло в том, что США будут получать всю необходимую им нефть до тех пор, пока она у саудовцев есть в обмен на гарантии США безопасности и страны, и правящего Дома Сауда.

За прошедшие несколько лет поддержка в Соединённых Штатах продления этих отношений уже заметно сократилась. Такое изменение отношений серьёзно проявилось, когда речь зашла о внимании американской общественности к тому, что 15 из 19 угонщиков самолётов, участвовавших в террористических атаках 9/11 в США были саудовскими националистами. Масштаб участия саудовского правительства в финансировании подобного терроризма оказался в центре внимания после преодоления 28 сентября 2017 года Конгрессом США вето бывшего президента Барака Обамы на Закона о судебном преследовании спонсоров терроризма. Это дало возможность семьям жертв террористического нападения 9/11 подать иски к правительству Саудовской Аравии о компенсации ущерба. Через небольшой промежуток времени было подано семь крупных исков в федеральный суд с обвинением саудовского правительства в поддержке  и финансировании нападения 9/11 и ожидается ещё больше исков.

Последующие события не смягчили это негативное отношение при продолжающемся давлении Конгресса США из-за ведомой саудовцами войны в Йемене, заигрывании саудовцев с Россией в группе ОПЕК+  и обвинений президента Мишеля Наим Ауна в 2017 году в похищении тогдашнего премьер-министра Саад аль Харири саудовцами, что вынудило президента уйти в отставку. Ситуация ещё более ухудшилась  с убийством саудовского журналиста-диссидента Джамаля Хашогги 2 октября 2018 года в саудовском консульстве в Стамбуле, в Турции, и даже в ЦРУ пришли к выводу, что приказ был отдан лично МБС. Сдвиг в отношении к саудовцам был таков, что президентская администрация США попала под растущее давление и в конце концов пошла на законопроект «Об отсутствии производства и экспорта картелей нефти» (NOPEC). Этот законопроект — его ещё должны ввести в действие, впрочем (по сути это то, что МБС не принял во внимание) — запретит искусственно повышать производство нефти и газа или устанавливать цену, как это делали ОПЕК и Саудовская Аравия.

Законопроект к тому же сразу же снимет иммунитет, ныне существующий в американских судах в отношении ОПЕК, как группы, равно как и отдельные её членов. Это приведёт к тому, что по существующему в США анти-трастовому законодательству Саудовскую Аравию можно будет привлечь к суду с совокупной ответственностью, по оценкам,  US$1 триллион вложений в США. Это и другие упомянутые события привели к тому, что МБС совершенно не способен найти какие-либо международные площадки размещения IPO «Арамко».  Как было показано ещё до IPO в предыдущих статьях, опубликованных на OilPrice.com, акции Арамко теперь токсичны по приведённой ключевой причине — компания использовалась, как инструмент правительственной политики — пусть и плохо продуманной — вне зависимости от намерений акционеров.

Более того, в выходные «Арамко» опубликовала цифры, демонстрирующие падение на 21% в 2019 году «из-за снижения цен на нефть» — и это еще до того, как МБС запустил новую политику снижения цен! После «стратегического» заявления акции торговались с 15% падением по отношению к цене предложения. Кроме того, опять-таки демонстрируя ложь предыдущих заявлений, в конце прошлой недели выяснилось, что в отличие от оказавшихся дурацкими утверждений Королевства о наращивании поставок до невиданного ранее уровня, это уровень едва ли достижим. «Арамко» отказалась от как минимум трёх запросов азиатских переработчиков (один корейский, один тайваньский и один китайский) о дополнительной нефти на апрель сверх долгосрочных соглашений о поставках.

Так что Россия, поведёт ли Саудовская Аравия ценовую войну, а ещё лучше если обанкротится, в любом случае останется в выигрыше. Долгосрочная цель России — контролировать прямо или косвенно всех ключевых игроков ближневосточного шиитского полумесяца, и в первую очередь Ливан, Сирию, Ирак, Иран и Йемен (с помощью Ирана). У всех этих стран обширные нефтяные и газовые запасы и/или удобное побережье для российских военных и торговых нужд (доступ в Средиземноморье или к Аравийскому морю). Для этого основная стратегия внешней политики России состоит в создании хаоса, а затем предложения решений и таким образом влияния на этот хаос. В этом отношении, опять-таки, МБС оказывается для русских очень «полезным».

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Почему цены на нефть никогда не восстановятся

Реакция на кризис  Covid-19 имеет много общего с различными стадиями горя, но ключевым отличием является способность поверить, что после шторма мы вернемся к «обычным делам». В мире энергетики, ...

Подробнее...

Печальная правда о сокращении добычи ОПЕК+

Помимо тончайших деталей объявленной на прошлой неделе нефтяной сделки, которые могут подорвать её способность предотвратить дальнейшее снижение нефтяных цен в предстоящие недели, достаточно основных ...

Подробнее...

Нет, Путин не объявлял войну американской нефтяной отрасли

СМИ решили, что причина падения цен на нефть не в том, что импульсивные саудовцы захотели напугать Россию, чтобы снизить нефтедобычу, что отнюдь не в интересах России, а в том, что зловещий гений Влад...

Подробнее...

Как «чёрные лебеди» устраивают панику на планете

Неужели планета проклята парой «чёрных лебедей» — а  катастрофа на Уолл-стрит, якобы вызванная нефтяной войной России и Саудовской Аравии плюс распространением  Covid-19, — ведёт к «всеобщей...

Подробнее...

Россия наносит поражение США в нефтяной игре на Ближнем Востоке

Исторически Россия идёт на многое, чтобы скрыть или замаскировать свои стратегические намерения, но она явно ощущает себя достаточно сильной на Ближнем Востоке, чтобы вполне очевидным образом заявить ...

Подробнее...

Google+