Великое нефтяное заблуждение

Великое нефтяное заблуждение

Среди непререкаемых истин американской политики наиболее общепринятая заключается в важнейшем стратегическом и экономическом значении нефти, и в частности, ближневосточной нефти. Среди правых потребность в нефти рассматривается в качестве оправдания расширенной и напористой военной стратегии, так же как и снятие ограничений на бурение внутри страны. У левых внешняя политика США рассматривается через призму «войны за нефть», а призрак Нефтяного Пика грозит превратить всю систему в руины.

Прозаическая действительность состоит в том, что нефть – товар, такой же, как и любой другой. Как и все крупные рынки сырьевых товаров, нефтяные рынки имеют некоторые особенности, которые влияют на спрос, предложение и цены. Тем не менее, нефть не является чем-то уж таким особенным или более насущным, чем уголь, газ или металлы – не говоря уже о продовольствии.

Начнём с некоторых цифр. В настоящее время Соединённые Штаты потребляют около 19 миллионов баррелей в день, из которых 11 импортируются, главным образом из Западного полушария. Импорт из Персидского залива покрывает около 15% общих нефтяных потребностей США – доля, которая с течением времени снижается.

При цене в 100 долларов за баррель расходы на нефть составляют около 700 млрд. долларов в год, или 4% ВВП. Это сравнимо с суммой, которая тратится на оплату жилья и ресторанные услуги, и намного меньше, чем, скажем, суммы затрат на здравоохранение или сектор финансовых услуг.

Импорт из Персидского залива обошёлся в 2011 году в 73 млрд. долларов, из которых около 20 млрд. долларов получил Ирак. Поэтому, если Иракская война, обошедшаяся в несколько триллионов долларов, была действительно «войной за нефть», она была исключительно невыгодной.

Нефть за последние годы всё более теряла свое значение как источник энергии. Потребление нефти для производства бензина в США достигло своего пика в 2005 году, задолго за рецессии, а восстановление экономики не принесло возврата к прежним значениям. Потребление нефти на душу населения снижается примерно с 1980 года. По крайней мере, если речь идёт об обеспокоенности США, то «нефтяной пик» – дело прошлого, а не будущего.

Более того, хотя нефть – весьма подходящее топливо для многих целей, существует немного областей, для которых она жизненно необходима. Автомобили могут ездить на сжиженном природном газе, этаноле или био-дизеле, не говоря уже об электричестве. Высокие цены уже привели к отказу от нефти во многих областях, где она была некогда предпочтительным топливом, таких как производство электроэнергии.

Если нефть – товар скромный, то почему она имеет настолько преувеличенное значение в мышлении американских политиков и широкой публики? Ответ, несомненно, заключается в памяти о нефтяном эмбарго ОПЕК, введённое против США в ответ на поддержку ими Израиля во время войны Судного Дня в 1973 году. За этим ударом последовали месяцы очередей, нормирование, а также двузначная инфляция и высокая безработица в конце 70-х годов.

Учитывая такую последовательность событий, легко было сделать вывод, что контроль над экспортом нефти является мощным оружием в руках ОПЕК, и что сбои с поставками и цены на нефть представляют собой основную причину экономических кризисов. Ни один из этих выводов не верен в настоящее время, а любые обоснования, которые они когда-то имели – давно уже исчезли.

Хотя галопирующая инфляция конца 1970-х наступила после нефтяного шока, её причины появились гораздо раньше. Темпы инфляции росли с середины 60-х, вызванные усилиями Линдона Б. Джонсона вести и войну во Вьетнаме и войну с бедностью не увеличивая налоги. Бреттон-вудская система фиксированных обменных курсов, якорь стабильности цен в послевоенный период, обрушилась в 1971 году, когда Ричард Никсон отменил свободный обмен американского доллара на золото.

В то же самое время Никсон принял решение о замораживании заработной платы и цен с соответствующей системой контроля, и назначил Джона А.Лава первым «царём энергетики». Общий контроль цен и зарплат вскоре отменили, но контроль над ценами на топливо ужесточили ещё больше. Между тем, международные цены на сырьевые товары росли. Исключением была нефть, где тесный картель нефтяных компаний, так называемые «Семь сестёр», удерживал низкие цены, несмотря на жалобы производителей, чей собственный картель, ОПЕК, был ещё в зачаточном состоянии. Однако реалии рынка складывались в пользу продавцов и против покупателей.

В этих обстоятельствах Война Судного дня вызвала «идеальный шторм» (мощный шторм, возникающий в результате редкого сочетания многообразных факторов неблагоприятного характера – прим. перев.). Гнев арабов поднял волну солидарности, что дало ОПЕК возможность прекратить поставки и объявить бойкот Соединённым Штатам. Поскольку нефть чрезвычайно трудно отслеживать, бойкот был бы чисто символическим, если бы администрация Никсона позволила ценам на бензин расти, так, чтобы предложение стало соответствовать спросу. Вместо этого Никсон ввёл в одном штате за другим государственную систему нормирования, а отдельные штаты приняли собственные ограничительные меры, дополняющие общенациональную систему, основанную на цифрах номерных знаков.

Нефтяной шок был главным образом следствием, а не причиной инфляционного кризиса, который начался в 1970-х годах. Некоторые экономисты, в частности, Джеймс Гамильтон из Калифорнийского университета в Сан-Диего, утверждают, что, несмотря на это, нефтяные шоки играют самостоятельную роль в возникновении рецессии, но этого взгляда придерживаются очень немногие в сфере экономики.

Но если нефть в экономическом отношении не так уж важна, как насчёт использования нефтяного эмбарго в качестве стратегического оружия? Не только Стратегический резерв обеспечивает достаточную защиту, но и энергетический сектор США намного более гибок и мобилен, чем это было в 1970-х. Пример этого показал ураган Катрина, который вывел из строя около 20% нефтедобывающих мощностей США и около 40% мощностей нефтепереработки, но оказал незначительное влияние на экономику в целом.

В реальности нефтедобывающие страны, зависящие от единственного сырьевого товара, гораздо более уязвимы перед нефтяным эмбарго, чем потребители. С 1973 года не было попыток ограничить поставки в США, а эмбарго и нефтяные санкции применялись к Бирме, Ирану, Ираку, Ливии, Венесуэле и другим.

Учитывая ограниченное значение Персидского залива для поставок нефти в США, те, кто доказывает их важность, часто утверждают, что Соединённые Штаты предоставляют бескорыстные услуги по охране для Европы и Японии. Однако Европа, по-видимому, не беспокоится по поводу поставок нефти из из Персидского залива: в дебатах ЕС по энергетической безопасности доминирует проблема зависимости от российского газа. И, хотя Япония беспокоится больше, этой озабоченности недостаточно, чтобы удержать японское правительство от закрытия всех атомных электростанций в ответ на катастрофу в Фукусиме.

Как и в других областях политики, битвы 1960-х и 1970-х продолжают определять мышление в том, что касается нефти. Настало время осознать, что во втором десятилетии 21-го века нефть – всего лишь один из множества других сырьевых товаров в экономике, главными движущими силами которой являются услуги и информация.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Трамп полагает, что нефть США это его сила, когда она — его ахиллесова пята

В массе заголовков пресса кричит о массированном наращивании производства сланцевой нефти в Соединённых Штатах. Приветствующее энергетическую независимость экспертное сообщество расхваливает происходя...

Подробнее...

Геополитика нефти в эру Трампа

США стали ведущим мировым производителем углеводородов. С этого момента они используют своё доминирующее положение, стремясь всецело максимизировать свои прибыли, и, не колеблясь, уничтожить главных с...

Подробнее...

Многополярный мировой порядок в действии

Решения Катара выйти из ОПЕК угрожает пересмотром глобального рынка поставок энергоносителей, особенно в свете растущих трудностей Саудовской Аравии и растущего влияния Российской Федерации в механизм...

Подробнее...

Китайско-российская взаимозависимость будет основана на нефти

Хотя Пекин является крупнейшим торговым партнером Москвы, а Россия только на втором месте в десятке основных импортеров Китая, Кремль стратегически является наиболее важным подрядчиком, поскольку он п...

Подробнее...

Как драма с иранскими санкциями пересекается с ОПЕК плюс

Основные государства, покупающие у Ирана нефть, вряд ли прислушаются к призывам США сократить импорт; ключевые союзники добиваются исключений, позволяющих избежать санкций, а в это время ОПЕК в крат...

Подробнее...

Google+