Как драма с иранскими санкциями пересекается с ОПЕК плюс

Как драма с иранскими санкциями пересекается с ОПЕК плюс

Основные государства, покупающие у Ирана нефть, вряд ли прислушаются к призывам США сократить импорт; ключевые союзники добиваются исключений, позволяющих избежать санкций, а в это время ОПЕК в краткосрочной перспективе получит проблемы из-за наращивания производство; шарада не решена, но у неё имеются и скрытые стороны.

История, возможно, наблюдала и более странные гео-экономические союзы. Но сегодня в нынешнем мире ОПЕК+ де-факто  правила игры задаются драйвером ОПЕК Саудовской Аравией в согласии с не состоящей в ОПЕК Россией.

Россия могла бы даже войти в ОПЕК в качестве ассоциированного члена.  В двустороннем соглашении Эр-Рияд-Москва есть ключевой пункт, гласящий, что совместные вмешательства с целью поднять или сократить производство теперь стали новой нормой.

Некоторые ведущие члены ОПЕК не сказать, чтобы были довольны. На недавней встрече в Вене три государства-члена — Иран, Ирак и Венесуэла — попытались, но не сумели наложить вето на шаги по увеличению производства. В реальности производство Венесуэлы на спаде. Иран, столкнувшийся с неявным воинственным настроем США, находится под слишком сильным давлением, чтобы увеличить производство. А Ираку для его наращивания потребуется время.

В «Голдман Сакс» настаивают: «Нефтяной рынок по прежнему дефицитный… что требует  увеличения производства основных членов ОПЕК и России, что позволит избежать дефицита к концу года». В «Голдман Сакс» ожидают, что производство ОПЕК и России к концу 2019 года вырастет на 1,3 миллиона баррелей в день.  Торговцы стран Персидского залива сказали  Asia Times, что это нереалистично: «У «Голдман Сакс» нет данных, позволяющих оценить возможности России и Саудовской Аравии произвести так много нефти. В лучшем случае получилось бы около миллиона баррелей в день. И сомнительно, что Россия будет стремиться нанести ущерб Ирану, даже если бы у неё было достаточно мощностей».

В теории Россия и Иран, обе находящиеся под санкциями США страны, координируют свою энергетическую политику. Обе заинтересованы в противодействии сланцевой промышленности США. Ведущие аналитики в области энергетики считают, что только при нефти по $100 за баррель фрекинг становится высокодоходным. А нефть и газ, добытые с помощью фрекинга в США — краткосрочная затея, они будут истощены за 15 лет. Более того, суть дела может быть в том, что сланцевая нефть, в конце концов, не что иное, как схема Понци.

Были времена, когда администрация Обамы приказывала Эр-Рияду  развязать де-факто войну нефтяных цен с целью нанести ущерб и России, и Ирану. Но ситуация резко меняется, ведь Венесуэла теряет по миллиону баррелей производства в день, а Иран при грядущих санкциях может потерять ещё миллион..

Как сообщала  Asia Times, ОПЕК (плюс Россия) может в лучшем случае увеличить производство на миллион баррелей в день. И на это потребуется время, поскольку торговцы Персидского залива говорят: «сокращение на 800 000 баррелей в день происходит из-за истощения дебета, которое нельзя компенсировать».

Нефтепроизводители не хотят высоких цен

Большая часть производителей нефти не хотят высоких цен на нефть. Когда подобное происходит, спрос падает и мгновенно разворачивается жёсткая конкуренция.

Этим и объясняется, частично, почему Рияд превалировал в войне за ограничение цен в Вене. Саудовская Аравия — единственный производитель с некими свободными мощностями, реальное их количество стало источником бесконечных дебатов в энергетических кругах. Находящийся под американскими санкциями Иран, со своей стороны, испытывает острую нужду в дополнительных энергетических доходах, и ему пришлось выступать против.

Суть в том, что несмотря на венские договорённости, краткосрочно цена нефти обязательно вырастет. Анализ BNP Paribas, помимо прочих, категоричен — проблемы поставок Венесуэлы и Ливии плюс общеизвестная «неопределённость» с санкциями на Иран привели к тому, что «нефтяные фундаментальные принципы всё ещё …. благоволят росту цен на нефть в следующие полгода, несмотря на решение ОПЕК+».

Министр нефти Ирана Биджан Зангани приложил все усилия, чтобы преуменьшить данные о том, сколько именно нефти на самом деле вернётся на рынок. В тандеме с торговцами стран Персидского залива он определённо знает, что не может быть более 1 миллиона баррелей в день, и что такой рост потребует времени.

Учитывая, что в смысле реальной политики Эр-Рияд просто не может позволить какого-либо «решения» в нефтяной политике, не прояснив её сначала с США, остаётся посмотреть, как отреагирует Вашингтон на новый долговременный дружеский союз Эр-Рияд-Москва. Что касается геополитики, так это и есть главное изменение в игре.

Всего-навсего бизнес

Большое неизвестное — как  будет разыгрываться экономическая война США против нефтяного экспорта Ирана.

Министр Ирана Зангани  вполне реалистичен: он не ожидает, что покупатели получат от Вашингтона какую-либо отмену санкций. Total и Royal Dutch Shell уже прекратили покупки.

Ведущие покупатели иранской нефти по порядку: Китай, Индия, Южная Корея и Турция.

Индия будет покупать иранскую нефть за рупии. Китай тоже совершенно невосприимчив к командам администрации Трампа. Sinopec, например, крайне нуждается в иранской нефти для новых нефтеперерабатывающих заводов в различных провинциях Китая, и покупать её не перестанет.

Министр экономики Турции Нихат Зейбекчи категоричен: «Решения, принимаемые США по данному вопросу, для нас не являются обязывающими». Он добавил, что «Мы не признаем никаких других интересов, кроме своих собственных». Иран — ключевой поставщик нефти на турецкий рынок, — почти 50% всего импорта.

И Ирак не откажется от стратегического энергетического сотрудничества с Ираном. Всем правят цепочки поставок: Багдад продаёт нефть с месторождения Киркук на переработку в иранский Керманшах и получает очищенную иранскую нефть для южного Ирака.

Россия не отступится от своих намерений инвестировать $50 миллиардов в энергетическую инфраструктуру Ирана.

Иордания и Южная Корея ведут мощную лоббистскую игру в пользу отмены санкций. По словам министерства энергии Южной Кореи: «Мы находимся в том же положении, что  Япония. Мы ведём переговоры с США, и будем продолжать их с целью добиться исключения».

В менее гоббсовском мире тройка ЕС (Франция, Британия и Германия) плюс Китай и Россия — все вели переговоры по иранскому ядерному соглашению СВПД, вкупе с Японией и Южной Кореей — заявили бы США, что односторонняя экономическая война администрации Трампа против Ирана в действительности является нарушением одобренного США соглашения, с полным пренебрежением к странам, которые пообещали отстаивать СВПД. Однако в реальном мире такого не случится.

Всё дело в энергоносителях

Повторюсь, стоит понаблюдать за ситуацией на Шанхайской международной энергетической бирже. Контракты в нефте-юанях начали торговаться в конце марта. К маю они охватывали 12% глобального рынка. Цена барреля нефти в юанях колеблется между Брент и West Texas Intermediate (WTI).

Китай не собирается придерживаться никаких запретов, делая ставку одновременно на Саудовскую Аравию и на Иран. Китайская Инвестиционная Корпорация вполне может купить 5% Арамко приблизительно за $100 миллиардов. Параллельно в 2012 году Китай начал оплачивать иранскую нефть в юанях. Если европейцы останутся в стороне, как ожидают ведущие иранские аналитики, то объем энергетического бизнеса с Китаем вполне может вскоре достичь  ежегодных $40 миллиардов.

Иран жёстко привязан к нефте-юаню. Теперь для экспорта своей нефти он может положиться на флот супертанкеров, должным образом застрахованных. Иранский расчёт состоит в том, что экономическая война Вашингтона подтолкнёт цены на нефть вверх. Итак, даже если экспорт Ирана и пострадает, на доходы от продажи энергоносителей это не повлияет.

В тени этих драматических событий мы может найти некие потрясающие данные. Иран — и Россия — возможно, сидят на потрясающих нефтяных и газовых ресурсах стоимостью $45 триллионов. Фрекинг США по большей части — миф. У Саудовской Аравии вполне возможно остаётся поставок нефти в лучшем случае на 20 лет. Всё дело в энергоносителях — всегда.

Заинтересованные стороны вряд ли будут сидеть и ждать, пока бесконечно демонизируемая Россия, подобно Норвегии, выстраивает солидный средний класс с помощью нефтяных доходов и огромного профицита на счетах. Обязательно вскоре зазвучит сигнал тревоги на мотив «Путин захватил ОПЕК». На деле именно Путин убедит Мохамеда бин Салмана (МБС), что им следует вместе бороться со сланцевым наступлением США.

Шарада ОПЕК+Иран ещё далека от разрешения. Но одно определёно — будущее говорит о жестоких тайных войнах за ресурсы.

 


В этой рубрике

Милитаризация энергетической политики Америки

Стратегия максимализации добычи Считайте президента Трампа и его администрацию воровским притоном. Конечно, есть и очевидная кража: они в итоге, как и с недавно проведённым законом о налоговой «...

Подробнее...

Китай планирует разорвать удавку нефтедоллара

Более 40 лет на глобальном энергетическом рынке доминировал нефтедоллар. Но сейчас Китай стремится это изменить, заменив мировые доллары на юани. Конечно, разные страны пытались делать это и раньше, ...

Подробнее...

Нерассказанная история о Клинтонах, уране и коррупции

В начале 2015 года мне позвонила обладатель Пулитцеровской премии журналистка Джо Бекер. Она работала над статьёй для первой полосы  «Нью-Йорк Таймс». Джо расследовала связь между урановым рынко...

Подробнее...

Будьте готовы к новому Чернобылю на Украине

В преддверии зимы и при возрастающих нагрузках на энергосистему Украины, угроза нового ядерного бедствия в Центральной Европе становится не просто теоретической опасностью. По данным аналитиков из бри...

Подробнее...

Нефтедоллар — перед растущей угрозой с востока

Наряду с тем, что заключение китайско-саудовских торговых соглашений помогло китайской «мягкой силе» защитить Синьцзян, диверсифицируя его экономику, постепенное налаживание связей с Саудовской Аравие...

Подробнее...

Google+