Британское «большое общество» меньше, чем можно представить

Лидеры британских консерваторов приводят систему соцобеспечения к строгой экономии и обещают налоговые сокращения. Но с выздоровлением экономики бедные становятся беднее

Кэмерон выступает на ежегодном съезде Консервативной партии

Донкастер, Великобритания. В 2010 году, через несколько недель после вступления в должность, премьер-министр Дэвид Кэмерон предостерёг, что  из-за воздействия финансового кризиса угрожающее финансовое состояние Британии «даже хуже, чем мы думали».

Он призвал серьёзно затянуть пояса, чтобы сократить дефицит и расходы, причём обещал, что эти меры будут временными.

И всё же в прошлом году он впервые публично признал, что строгая экономия  по-прежнему с нами, и что британцам следует  ожидать длительного периода снижения благосостояния.

Вместо системы социального обеспечения, на которую многие британцы привыкли полагаться, он предложил концепцию «большого общества», в котором общественные волонтёрские программы будут делать для нуждающихся то, что некогда делало государство. 

С тех пор волонтёры по всей стране ответили на призыв Кэмерона, поддерживая тех, кто в новом социальном климате Британии остался за бортом.

При всей их напряжённой работе, однако, кое-где «большое общество» кажется немногим большим, чем тонкая линия обороны против сокрушительной волны бедности, коренными причинами которой никто не занимается, несмотря на то, что экономика в целом начала снова расти.

Среди таких мест – небольшой город в Южном Йоркшире, к северу от Лондона, где в июле безработица составляла 7.3%, что стало вторым по величине показателем в стране.

Церковь Святого Якова стоит в конце усыпанной окурками улочки, вдоль которой вытянулись закрытые бары и ломбарды. Церковь с прошлого года обходится без викария. Господь, видимо, никого не призывает в Донкастер, язвительно шутят прихожане.

В лучшие дни Донкастер  был местом процветающих угледобывающих и вагоностроительных предприятий. Церковь Святого Якова построил в 1858 году железнодорожный магнат, чтобы она обслуживала духовные нужды его  рабочих.

Последний железнодорожный вагон был построен здесь в 1962 году. Угольные шахты закрылись в 1970-х и 1980-х. Как и многие северные промышленные города, Донкастер скатился в депрессию, из которой так полностью и не вышел.

И пусть новые промышленные отрасли или сектор услуг  всё же приходят в этот регион,  Донкастер  часто проигрывает Шеффилду, более крупному городу в 20 милях от него, где много учащихся и лучше транспортные связи.

«Здесь почти как внизу мусорной кучи, где вы вынуждены жить», – рассказывает Гленис Госден, врач-логопед, которая по выходным подрабатывает в продовольственном банке.

Продовольственный банк открылся в мае 2013 года, за месяц до начала реформ системы соцобеспечения. По два часа в каждую пятницу волонтёры без всяких вопросов вручают два пластиковых пакета с консервами, бакалеей и некоторыми простыми овощами каждому, кто зашёл в двери.

Эти наборы субсидируются, так что они не бесплатны. Церковь Святого Якова просит внести взнос в 4 фунта за сумку с едой на 12 или 13 фунтов, хотя Госден говорит, что тем, кто не может заплатить, никогда не отказывают.

«Я лично не пришёл бы сюда, но у меня двое детей», – говорит Дэниэль Холланд, 25-тилетний ветеран ВМФ, который из дома час добирался сюда автобусом за двумя сумками продуктов.

Он потерял работу на складе три месяца назад, когда компания была ликвидирована, а её сотрудники уволены.

Сбережения Холланда со времён военной службы помогли им продержаться месяц, а пособие по безработице удалось растянуть только до сегодняшнего дня. Когда у него больше не осталось денег, чтобы обеспечить своим детям 4 и 6 лет еду три раза в день, он отбросил нервозность и гордость, чтобы приехать в церковь Святого Якова, ближайший продовольственный банк.

Он благодарен за то, что продукты упакованы в одноразовые пакеты из бакалейного магазина: «Дети думают, что мы просто сходили в магазин».

Холланд оптимистично надеется, что скоро найдёт работу, и благодарен волонтёрам Святого Якова, которые предложили чай и сочувствие. Однако когда разговор  зашёл о политике и предстоящих в мае всеобщих британских выборах, его жизнерадостность иссякла.

«Не за кого голосовать, – говорит он. – Лейбористы должны были бы быть за нас, но их купили тори. И эта постоянная жёсткая экономия – навсегда. Из-за этого множество людей теряют надежду. В будущем – ничего хорошего, пока не будет перемен».

В ближайшее время перемен не предвидится

На прошлой неделе, выступая на ежегодном съезде Консервативной партии, Кэмерон пообещал 11.6 миллионов долларов налоговых сокращений для семей британского среднего класса. Это позволило впервые за три года тори обогнать лейбористов во время опросов общественного мнения.

«Мы верим в стремление и помогаем людям преуспеть в жизни», – заявил Кэмерон перед собравшимися в Манчестере.

Он не упомянул, чем собирается компенсировать эти налоговые сокращения, а аплодирующую толпу это, видимо, не слишком волновало.

Ответ, возможно, был дан несколькими днями раньше, во время менее освещавшейся речи канцлера казначейства Джорджа Осборна, министра финансов Великобритании.  Он пообещал продолжить сокращения социальных выплат и государственных расходов, несмотря на то, что во многих частях Британии нет достаточного количества хорошо оплачиваемых рабочих мест, чтобы удержать людей на плаву.

Уровень безработицы в Великобритании, составляющий 6.4%, находится сейчас на самом низком уровне за последние шесть лет. Но это сокращение в значительной части – результат очень медленного роста заработной платы, поэтому для работодателей нанимать рабочую силу стало дешевле, но уже работающим заработать на достойную жизнь стало труднее.

Во втором квартале заработная плата сократилась на 0.2%

«Мы всё ещё чувствуем некоторые негативные последствия рецессии, что можно увидеть и по отсутствию реального роста доходов», – говорит Джим Хилладж, руководитель исследовательской группы Брайтоновского института изучения занятости.

«Люди считают, что им нужна работа, и когда они получают работу, то трудятся очень усердно, – добавляет он. – Но им не нужны подачки. Люди всё ещё борются».

По данным «Трассел Траст», крупнейшего поставщика для продовольственных банков, за прошлый год количество обращений в них выросло почти в три раза. В прошлом году более 900 тысяч человек получили трёхдневный набор срочной продовольственной помощи от благотворительных организаций.

Половина получателей объяснли, что они нуждаются в продовольственной помощи в результате того, что им были сокращены социальные льготы или в результате хронически низких доходов.

Поставщики продовольственных банков по всей Британии сообщают, что их клиенты, как правило, – люди, оказавшиеся в отчаянном положении в результате чрезвычайных обстоятельств, таких как потеря работы или резкое изменение социальных льгот.

Баптистская церковь Лиз Таунсон в графстве Норфолк в восточной Англии – одна из трёх, поддерживающих продовольственный банк Грейт-Ярмута, где число клиентов за пять месяцев – с февраля по июль – выросло в четыре раза.

«Это люди, которые столкнулись с проблемами, – говорит о типичных получателях Таунсон, учительница на пенсии. – Ты их усаживаешь, и они прекращают плакать. Человек приходит и говорит: «Я решил покончить с собой». Я вынуждена слышать такое от людей по три раза в неделю. Чувствую, здесь нужен священник».

Примерно в 400 милях к северу, в шотландском Лейте, преподобный Йен Мэй из приходской церкви Южного Лейта также пребывает в растерянности. За последние десять месяцев продовольственный банк его церкви обслужил более 2 тысяч человек.

«Почему в 21-м веке мы раздали 15 тонн продовольствия? Почему они этого не замечают? – говорит он о правящих классах. – Это же не игры в политику. Это серьёзное дело. Это человеческие жизни».

Примечание:

* – «большое общество» – основная идея политической программы Консервативной партии Британии с 2010 года, состоит в пересмотре роли государства с целью развития духа предпринимательства и большей поддержки гражданского общества (точного определения понятию до сих пор не дано даже авторами).

Обсудить на форуме

Google+