Военное кейнсианство на марше

Военное кейнсианство на марше

У нас избранникам народа нет нужды брать взятки в виде взносов в избирательные фонды у кампаний-производителей вооружений, чтобы утверждать бюджет министерства обороны.  Они и без того способны потрясающе представлять наш народ.  Австралийский политолог Дэвид Т. Смит заявляет: «Государство национальной безопасности поддерживает демократическую легитимность исходя из того, как оно распределяет государственные и частные выгоды, защищая простых американцев от истинных издержек войны с применением высоких технологий».

Частично поддержка деятельности наших военных и их бюджета может быть приписана пропаганде, ностальгии ветеранов боевых действий или прославлению насилия в учебниках истории, школах и на патриотических парадах.  Кроме того, множество объединённых общим интересом групп поддерживает военных и их бюджет, потакая молчанию о своей деятельности.

«Рыночная» экономика, пусть и всецело поддерживаемая государством, всё больше ослабляется иностранной конкуренцией, передачей работ внешним подрядчикам, автоматизацией, пресыщением потребительского рынка, разрушением промышленных связей[1], бедностью и демографическими встрясками.  После чего в дело вступает «смешанная экономика», заполняя бреши. Частно-государственные структуры в форме местных советов по экономическому развитию и создавались именно потому, что «динамическая система  свободного предпринимательства» может делать «всё лучше» (как утверждают её сторонники), за исключением поддержания на плаву экономики.  Федеральному правительству, властям штатов и местным органам самоуправления приходится спасать капиталистическую систему крупными инвестициями и поддерживать учреждения образования, научную деятельность, здравоохранение, содержание автомагистралей и другой инфраструктуры, функционирование транспорта, сельского хозяйства, градостроительной деятельности, восстановление окружающей среды, работу систем социального обеспечения, развлечения, бизнес-инкубаторов, тюрем и многого другого.

«Военное кейнсианство» — основная часть нашего «кроваво-красного» Нового курса;  некоторые его подходы напоминают методики действия Управления общественных работ[2] и Гражданского корпуса охраны природных ресурсов[3] 1930-х годов.  (Не случайно Управление ресурсами бассейна Теннеси[4] и «Бонневильское управление энергетики»[5] обслуживали мощности по производству боеприпасов, а позднее снабжали гигантским количеством энергии производство ядерных материалов в Окридже[6] и Хэнфорде[7]).

Достойно сожаления, что задача вооружённых сил США — согласно «Обзору оборонной стратегии»  — заключается в«создании более смертоносных сил», а ещё они «с союзниками и партнёрами будут бросать вызов противникам, ставя их в неблагоприятные условия, срывая их успехи, ограничивая их возможности и расширяя наши, заставляя их ввязываться в конфликты при неблагоприятных условиях».

Наших военных не особенно заботит благосостояние людей или состояние экологии и в своей стране, и во всём мире.  Их стратегия не предполагает сотрудничества, дипломатических усилий или международного права для уменьшения угроз существованию человеческой цивилизации.  Не думайте, что я собираюсь восхвалять такое положение дел;  мне хотелось бы с этим покончить.  Но для начала мы должны разобраться, что же поддерживает существование нашей придерживающейся римского стиля империи.

Безусловно, контракты министерства обороны с производителями вооружений и их субподрядчиками — весьма привлекательные экономические стимулы. (Лоббистская деятельность и раздутые расходы на закупки вооружений — серьёзная сторона проблемы, но, поскольку эта тема хорошо освещается в  таких изданиях, как CounterPunch , Center for Defense Information, Center for International Policy, TomDispatch и других источниках, этот аспект мы рассмотрим только вкратце).

New Hampshire Business Review сообщает, что «В штате Нью-Гэмпшир программа производства F-35 позволяет существовать 55 кампаниям-поставщикам — 35 из них предприятия малого бизнеса — и более 900 непосредственно связанных с ней рабочих мест, большая часть которых приходится на предприятия BAE Systems в городе Нашуа.  В казну штата программа F-35 приносит более 481 млн. долл. США» (9-21-17).  В противовес широко распространившемуся по США упадку городов, согласно последним опросам «Нашуа — лучшее место для жизни в Нью-Гэмпшире.  В журнале «Money»  утверждают, что на первое место этот «обворожительный» город-спутник выводят «оживленный» деловой центр, возможности отдыха и близость к Бостону» (1-17-18).  Веб-сайт города Нашуа информирует нас о том, что компания BAE — крупнейший в городе работодатель, а, кроме того: «В период с 2000 по 2012 год в общей сложности 130 подрядчиков получили контракты министерства обороны, что свидетельствует о том, насколько сильными в Нашуа стали позиции оборонной индустрии».

«Нью-Йорк таймс» сообщает, что в  отличие от многих городов «ржавого пояса» Сент-Клауд штат Миннесота «сохранил процветающий вид благодаря сочетанию грамотных капиталовложений, благоприятному географическому расположению и исключительной способности получать желаемое, не прикладывая для этого особых усилий». Мы не упоминаем впечатляющий список военных контрактов;  отфильтрованный поиск по фразе «почтовый индекс + Министерство обороны США»  на сайте usaspending.gov  объясняет такую аномалию.

В книге Ребекки Торп «Американское государство военных действий: национальная политика военных расходов»  говорится, что после Второй мировой экономика многих сельских и полу-городских регионов попала в зависимость от расходов на оборону;  представители ВПК затмили успешностью всех остальных независимо от отсутствия или негативного влияния на вопросы национальной безопасности.

В вопросах социального обеспечения, образования и искусства баснословные барыши позволяют создавать «оазисы» цивилизованного существования.  Доходы от выгодных капиталовложений обогащают многие музеи, благотворительные организации, церкви и пенсионные фонды федеральных и муниципальных служащих.Благотворительная деятельность подрядчиков обеспечивает успехи в области искусства, образования, защите экологии и социальной справедливости.

Производство вооружений — только часть картины;  занимающиеся строительством, технологиями, кибер-безопасностью и сбором разведывательной информации фирмы также заключают контракты на колоссальные суммы. Услуги по материально-техническому обеспечению составляют большую часть бюджета: питание, транспорт, уборка, охрана и другие.  Например, министерство обороны заключает контракты на хозяйственное обслуживание зданий, вещевое снабжение и поставки мебели с Goodwill Industries, Lighthouse for the Blind и другими  некоммерческими корпорациями, в которых работают инвалиды, ветераны и сталкивающиеся с хроническими трудностями при поиске работы люди.  Такая практика касается значительной части мало-оплачиваемых рабочих и аналогична программам занятости Управления общественных работ времён Великой Депрессии.  Как поясняет Нэнси Роуз в  статье «Заставить работать», наше правительство уже тогда использовало подрядчиков, в том числе коммерческих, для управления хозяйственными работами.

По задачам рекультивации и благоустройства  земель с министерством обороны США работают такие компании как Environmental Alternatives, Inc. из Суонси, штат Нью-Гэмпшир, которая занимается обеззараживанием радиоактивных отходов.  Кроме того, впечатляющие контракты и гранты на оказание услуг, включая защиту от проникновения на полигоны для бомбометания,  получают некоммерческие экологические организации, такие как The Nature Conservancy и другие.  К доходному делу пристрастилась и фирма Trout Unlimited.

Поддержка или молчаливое одобрение милитаризма тянет за собой всё, в чём нуждается система военных ведомств: уход за детьми, застёжки-липучки, учебники, гостиницы для проведения конференций, жилые дома для расквартирования военнослужащих, микроволновые печи и прочее.  В 2018 году  газета «Нью-Йорк таймс» отмечала, что компания Granite Industries of Vermont из города Барре «каждый год производит от 3500 до 4000 надгробий  для Арлингтона (Национального кладбища) — устойчивое направление бизнеса в городе, в котором дела с каменными работами со временем шли всё хуже и хуже». Прекрасная книга  «Комплекс: как военные вторгаются в нашу повседневную жизнь»  содержит ещё больше примеров.

Исследовательские фонды вторгаются в индустриальные и научные центры, клиники, медицинские институты и университеты.  Все виды научно-технических исследований поддерживаются министерством обороны;  Кремниевая долина — плод этой директивной экономики.  Не забыты и социологи;  например, антропологи постарались при создании сомнительной  системы социальной топографии[8]  .  Научно-иссследовательский проект «Минерва»[9]  курирует учёных-политологов;  в недавнем его  исследовании спрашивается: «Как граждане стран, размещающих воинские контингенты армии США, рассматривают их присутствие?», после чего делается вывод: «Мы полагаем, что контакты с американскими военнослужащими или получение экономических выгод от американского присутствия расширяют поддержку присутствия США народом и правительством». Такое вполне возможно, но желательно опираться на результаты исследований, финансируемых из независимого источника.

Увидели свет блестящие труды о проблемах и протестах, касающихся заморских американских баз и баз на территории американских колоний: такие книги, как «Солнце никогда не заходит» Джерсона и Бирчарда;  «Базы Империи Лутца; Нация баз» Вайна; Статья Тёрса, «Базы, базы, базы повсюду... за исключением отчётов Пентагона», и видео «Регулярная армия». Однако для всестороннего и объективного изучения политического, культурного и экономического влияния оккупационных структур требуется финансирование, которое редко доступно тем, кто не связан с государством национальной безопасности.

В дополнение к раскиданным по всему миру базам сторонним организациям по всему миру передаются военные контракты, включая договора на поставку вооружений, разработку биологического оружия и разведку ;таким образом, мы экспортируем и военное кейнсианство.  Строительные фирмы, в которых работают американские сотрудники, местные жители и работники из третьих стран, стимулируют как местную, так и нашу экономику.  Новая штаб-квартира НАТО в Брюсселе стоимостью более миллиарда долларов является символом «командной экономики» капиталистической демократии, обросшей за «урановым занавесом» государствами-сателлитами.

В самих Соединённых Штатах аппарат государства национальной безопасности раскинул сети далеко за пределы компетенций Министерства обороны.  Под его явным влиянием — министерство энергетики, министерство по делам ветеранов и министерство национальной безопасности; министерство сельского хозяйства, министерство торговли, государственный департамент, министерство экологии и природных ресурсов, да и прочие — в доле.  Государственный департамент согласовывает военную подготовку за рубежом, что необходимо всем покупателям оружия.  В последнем отчёте указывается, что в «Финансовом году (2017-м) в обучении приняли участие около 78 700 студентов из 155 стран». Помимо прямой помощи и ярмарок вооружений прибыль подрядчиков увеличивает щедрое финансирование зарубежных продаж.  Вывод за пределы страны производства якобы устаревших видов вооружения позволяет Конгрессу финансировать создание следующих улучшенных типов смертоносных изделий.

Устойчивую работу этого насоса обеспечивают организации, лоббирующие интересы подрядчиков, такие как «Промышленная ассоциация национальной обороны»[10], имеющая отделения в большинстве штатов.

В числе самых воинственных из них — «Вашингтонский военный альянс»; в его структуры входят мелкие отрасли промышленности и большинство местных советов по экономическому развитию.  Он поддерживается и финансируется как государством, так и средствами Министерства обороны (поддержите тех, кто вас лоббирует).  В органах власти штата Вашингтон также имеется военное ведомство.  Штат и без того уже предельно милитаризован, включая пресловутый Хэнфордский комплекс, но его военное ведомство желает сохранить имеющиеся привилегии.

Меры экономического поощрения с эффектом замалчивания — не исключительная заслуга местных подрядчиков.  В штате находится сама система военных ведомств США.  Предполагаемая численность действующих сотрудников — 1,4 млн. на действительной военной службе, 800 000 в запасе и в составе национальной гвардии и 750 000 гражданских.  Ветераны, число которых приближается к  18 миллионам, занимают видные места в деловой сфере, некоммерческих организациях, а также на выборных и назначаемых государственных должностях.  Существует большое количество патриотических и ветеранских организаций, большинство из которых, но не все (например, «Ветераны за мир»), активно продвигают идеи милитаризма.  Кроме традиционных членских коллективов вроде «Американского Легиона», сегодня действует множество фондов, созданных самим министерством обороны, призванных помочь перейти к жизни на гражданке.  Некоторые призывают отставных чиновников добиваться лидерства в некоммерческих организациях;  другие превращают «Солдат в учителей» или со «Студенческой ассоциацией по сохранению экологии» помогают строить карьеру в области её охраны.  Существует даже «Комитет ВС по сотрудничеству в искусстве»  для обучения специальности комедийного актёра разговорного жанра.

Учебные заведения военного направления встречаются далеко за пределами военных училищ.  Система Университета национальной обороны[11] насчитывает более 150 подразделений, включая Высший военно-морской колледж, Военно-медицинский университет и Университет подготовки специалистов по военным закупкам.  Во многих из них, как в «Институте Западного полушария по сотрудничеству в области безопасности» (ранее известном как «Школа Америк» в Форт-Беннинге, штат Джорджия) и Учебном центре специальных методов ведения войны CВ США им. Дж. Кеннеди в Форт-Брэгг, Северная Каролина, обучают также иностранных военных и гражданских.

Большая часть обучения происходит за границей по курируемой Государственным департаментом программе обучения и подготовки военнослужащих зарубежных стран (IMET) или в таких институтах, как Европейский центр исследований вопросов безопасности им. Джорджа К. Маршалла в Германии или Африканский центр стратегических исследований.

Университеты, получивший участок земли от федерального правительства для организации практического сельскохозяйственного образования, обязаны проводить военные исследования и подготовку.  Частные учреждения, такие как Норвичский университет в Вермонте, также являются крупными военными учебными центрами.  В  рейтинг  100 самых военизированных университетов США входят многие из наших выдающихся учебных заведений, а также некоторые, в основном практикующие дистанционное обучение, и в первую очередь являющиеся кормушкой органов национальной безопасности.  В дополнение к исследовательским контрактам, университеты с программами ROTC (служба вневойсковой подготовки офицеров резерва) получают финансирование от министерства обороны.

Более 3000 средних школ США (и некоторые неполные средние школы) программу младшего отделения службы вневойсковой подготовки офицеров резерва.  Финансирование министерства обороны может существенно изменить ситуацию в этих районах и создать чистые и стильные объекты, резко отличающиеся от плохо финансируемых местных школ. В Чикаго шесть бесплатных государственных средних школ, фактически военных училищ;  все студенты должны пройти программу службы вневойсковой подготовки офицеров резерва.  Часто родители, не особенно заинтересованные в карьере ребёнка на военном поприще, тем не менее склонны записывать своих детей в более современные учебные заведения с лучшей дисциплиной.  Не многие из этих детей становятся военными офицерами, но всё преподавание по программе JROTC нацелены на военную перспективу.

Финансирование из бюджета министерства обороны инженерных войск (в составе Сухопутных сил армии США) также ведёт к огромным расходам на объекты для отдыха и развлечений, водохозяйственные объекты и объекты военного назначения.  По всей стране есть созданные и поддерживаемые военными инженерами объекты, подобные тому, что расположен рядом со мной:

Озеро Оттер Брук предлагает множество возможностей для отдыха, которым может насладиться каждый.  Можно устроить пикник, есть место с 90 столами и 55 местами для гриля;  искупаться на пляже длиной 400 футов;  спустить на воду катер, есть слип;  поплавать на каноэ, гребных, парусных и моторных лодках (не создавая волны);  имеются санитарно-технические помещения.  Зимой посетители могут устроить лыжные гонки, заняться подлёдным ловом, прогуляться на снегоступах и покататься на снегоходах.

Военные базы в Соединённых Штатах и на ​​«территориях» являются важными центрами экономического стимулирования.  В последнем отчёте о структуре баз перечислено 4150 объектов в самих США и 111 на территориях, но не все являются действующими.  Из 368 объектов в Калифорнии (где наибольшее число баз), около 47 считаются крупными.

На материковой части США расположены крупнейшие в мире военные базы, некоторые из которых похожи на небольшие или средние города. Самый большой из них — Форт-Брэгг в Северной Каролине, который был превосходно изображен антропологом Кэтрин Лутц в книге «Тыл». Другие гиганты — Форт-Худ, Техас;  Форт-Беннинг, Джорджия; Объединённая военная база Льюис-Маккорд, Вашингтон;  и Форт-Кэмпбелл, Кентукки. Некоторые базы являются посёлками с полигонами для бомбометания или береговыми учебными полигонами.  Среди более чем 4000 объектов министерства обороны есть посты подслушивания, базы беспилотников, склады вооружений, медицинские центры, учебные заведения, вербовочные пункты и т. д., но, вероятно, существует более 400 баз со значительной площадью и персоналом.

Одним из способов повысить благосостояние расположенных вблизи баз населённых пунктов — заключить с министерством обороны контракты на обучение в начальных и средних школах детей персонала базы;  административно-хозяйственные расходы включены.  Такой подход особенно приветствуется в бедных школьных округах, но и 1% таким не пренебрегает. Город Линкольн, штат Массачусетс, заключил 2-летний контракт на  32 миллиона долларов на содержание школ базой ВВС Ханском.  Несмотря на то, что база находится недалеко от самой богатой части страны, её деятельность регулируется законом о Суперфонде»[12].  Вооружённые силы — практически такой же величины производитель отходов.

Многие сотрудники живут за пределами базы, что выгодно продавцам и арендодателям недвижимости, а также сетям гостиниц и мотелей, которые специально для семей военнослужащих предлагают услуги по организации быта. Военный и гражданский персонал — клиенты фирм по прокату автомобилей, супермаркетов, ресторанов, увеселительных заведений, сети магазинов «Уолл-март» — всей сферы пригородных торгово-развлекательных центров.  Эти коммерческие организации наряду с музеями и развлекательными центрами, а также культурно-историческими заведениями размещают рекламу на веб-сайтах баз.

Само по себе расширение базы и строительство на её территории — благо для местных дельцов от недвижимости.  Периодические ремонты зданий и сооружений, обеспечение технического потенциала и мер против проникновения на полигоны также требуют затрат, зачастую огромных, которые приносят пользу как местным, так и транснациональным корпорациям. Например, модернизация  военно-воздушной базы Бакли в Авроре, штат Колорадо для ведения информационных операций в компьютерных сетях в интересах командования  военно-космических сил ВВС принесла контракты на многие миллиарды компаниям-производителям вооружений, технологическим и строительным фирмам.

«Персонал авиабазы Бакли  стремится внести солидный вклад в информационные технологии, формируя операции внутри, посредством и вне киберпространства.   Акцент делается на то, чтобы действовать и сражаться как бойцы компьютерных технологий, защищая наши сети и основные миссии от атак и готовясь к наступательным операциям, которые будут проведены, как только соответствующие органы отдадут приказ».

Военно-учебный центр морской пехоты Кэмп-Лэджен — ещё одна база размером с хороший город в Северной Каролине, имеет «11 мильную береговую линию для отработки морских десантных операций». Не так давно «Студенческая ассоциация по сохранению экологии» получила грант министерства обороны в размере 13 миллионов долларов на деятельность по охране природы, уделяя особое внимание защите находящихся под угрозой исчезновения морских черепах.

Закрытые и сокращённые базы, часто попавшие под программу «Суперфонд», по-прежнему остаются центрами экономической активности.  С одной стороны, команды по рекультивации территорий будут работать там десятилетия, а им также требуются местные товары и услуги.  Несмотря на то, что на очистку территории баз уже потрачены миллиарды, Управление государственной ответственности (до 2004 года Главное бюджетно-контрольное управление)предупреждает, что на борьбу с «возникающими загрязнениями» необходимо тратить гораздо больше.

Станция ВВС в Нью-Бостоне, округ Хиллсборо, штат Нью-Гемпшир, расположенная неподалёку от моего дома — бывший полигон, попавший под федеральный закон о «Суперфонде». Сегодня это более компактная периферийная станция слежения.  В ВВС решили, что полигон чист, и в настоящее время предлагают большую часть его площади в 2600 акров для отдыха на лоне природы и развлекательные мероприятия (для тех, кто имеет связи с военными).  Имеется 50 кемпингов, четыре водоёма и пункты проката снаряжения, включая лыжи, сноуборды, лыжные палки, ботинки, снегоходы, трейлеры для временного проживания, байдарки, каноэ и лодки.  База ВВС Пиз, ещё один объект, попавший под программу «Суперфонд» в Нью-Гемпшире, официально была закрыта в 1991 году. В настоящее время часть её территории занимает база Национальной гвардии военно-воздушных сил, а на обозначенной как незанятая части притаился гражданский торговый комплекс.

Обновлённые, потерявшие важность или пониженные в ранге военные объекты сохраняют экономическое значение.  Самой непривлекательной туристической достопримечательностью является Хэнфордский ядерный комплекс, выведенный из эксплуатации завод по производству ядерного топлива, эксплуатируемый министерством энергетики.  В настоящее время министерство «предлагает различные  туры  по комплексу в Хэнфорде с акцентом на проводимую рекультивацию. Экскурсии по площадке Хэпфордского комплекса дают посетителям возможность самостоятельно оценить наши усилия по очистке окружающей среды, осуществляемое строительство и операции на объектах». Но если вы планируете в рамках одного из этих туров пробежаться по городку Ричленд, что в штате Вашингтон, лучше делайте это в закрытой обуви.

Выборные и назначаемые представители властей всех уровней и местные советы по экономическому развитию осознают жизненно важное влияние военного бюджета, но часто это омрачают мысли о смертоносной деятельности, которую он поддерживает.  Даже граждане, не имеющие прямой связи с контрактами, базами, благотворительностью подрядчиков, льготами для ветеранов и прочим, понимают, что без них их регион будет жить чуть лучше «ржавого пояса».  Молодёжь во многих обычных американских городках предпочитают военную карьеру бесперспективной работе.  Ведущие спокойную жизнь пенсионеры отмечают возможность трудоустройства своих детей в военной сфере независимо от того, являются ли они инвалидами, механиками, экологами, учёными или, возможно, эстрадными артистами или художниками в очаровательном городке подрядчиков по созданию систем вооружений.

По сию пору такое военно-экономическое освобождение от страданий способствует появлению  «Израненных  земель, расколотых судеб», как и в фильме с таким же названием. НКО  Проект национальные приоритеты  и другие установили,  что государственное финансирование поддержки благосостояния человека и окружающей среды будет приносить большую экономическую выгоду без уничтожения целых стран, а также нашей собственной земли и народа.

Как добиться перемен — вопрос;  проблема громадна.  Возможно, наша империя, созданная в римском стиле — ко всему прочему ещё и трагедия в стиле древнегреческом.  Древняя афинская (полу) демократия тоже подвергалась влиянию пропаганды и экономических преимуществ.  Она проголосовала за войну, вероятный разрушитель афинской пробы пера.  Возможно, демократия — даже лучшие из них сегодня всё больше военизируются — слишком сильно формируется пропагандой и получающим выгоду большинством.

Об авторе:

Джоан Рулофс   — эмерит-профессор политологии Государственного колледжа гуманитарных наук в Кине, штат Нью-Гемпшир.  Перевела «Принципы социализма»  Виктора Консидерана   (Maisonneuve Press, 2006); автор книг «Основы и государственная политика: маска плюрализма»   (SUNY Press, 2003) и «Озеленение городов»   (Rowman and Littlefield, 1996); вместе с Шоном  П. Уилбуром перевела антивоенную фантазия Чарльза Фурье, «Великая битва пирожных», (англ. World War of Small Pastries, франц.grandes batailles en pâtisseries), Autonomedia, 2015. Веб-сайт: www.joanroelofs.wordpress.com.

Примечания:

1 — автором использован глагол rustbelting, (от rust belt, ржавый пояс), так что можно употребить фразу «расползание ржавого пояса».

2 — Федеральное независимое ведомство, созданное в 1935 году по инициативе президента Ф. Д. Рузвельта и ставшее основным в системе трудоустройства безработных в ходе осуществления «Нового курса». Существовало до 1943 года, с 1939-го под названием Администрация программ общественных работ. С 1942 года её функции стали переходить в ведение управляющего по федеральным работам. В 1935-39 годах Администрацию возглавлял Г. Гопкинс. За 8 лет своего существования она предоставила работу около 8 млн. человек; стоимость работ, проведенных под её руководством, составила более 11 млрд. долларов. В основном средства выделялись на строительство общественных сооружений, обустройство парков, в том числе национальных. Администрация финансировала Федеральную театральную программу, Федеральную программу развития искусств, Федеральную программу помощи писателям с целью предоставления работы творческой интеллигенции, а также Национальную администрацию по делам молодежи. Критики обвиняли Администрацию в растрате крупных средств впустую и использовании её в целях поддержки местных боссов Демократической партии. Тем не менее, к концу её деятельности ситуация с безработицей улучшилась, чему отчасти способствовал и перевод производства на военные рельсы.

3 — Федеральное ведомство, созданное с целью обучения и предоставления рабочих мест, а также проведения в жизнь общенациональной природоохранной программы. Основано в 1933 году под названием «Срочные работы по охране природы» и переименовано в 1937-м. Благодаря программе работу получили около 3 млн. человек, были созданы трудовые лагеря для безработной молодежи; на осуществление программы потрачено около 2,9 млрд. долларов. Организация прекратила свою деятельность в 1942 г..

4 — Независимая государственная корпорация; создана в 1933 году по программам «Нового курса» для охраны и разработки ресурсов долины реки Теннесси и её притоков. Управляет сетью гидроэлектростанций, осуществляет передачу электроэнергии, защиту от наводнений, принимает меры по улучшению условий навигации, занимается производством удобрений, проводит мероприятия по улучшению плодородия сельскохозяйственных земель в регионе. Охватывает территорию свыше 100 тыс. кв. км в штатах Алабама, Джорджия, Кентукки, Миссисипи, Теннесси, Северная Каролина и Виржиния. Корпорацией руководит правление из трёх членов, назначаемых президентом страны и утверждаемых Сенатом. Управление снабжает электроэнергией почти 3 млн. потребителей, главным образом в жилых районах. К середине 1980-х в распоряжении Управления имелось 50 плотин, их которых 40 являются как защитными, так и гидроэнергетическими. Эксплуатирует также тепловые (на угле) и атомные электростанции (две из них были закрыты по требованию природоохранных организаций). Деятельность Управления финансируется за счет бюджетных ассигнований, выпуска облигаций и продажи электроэнергии. Штаб-квартира в г. Ноксвилле, шт. Теннесси.

5 — одно из государственных учреждений (т.н. «алфавитных ведомств»), созданных в период проведения администрацией Франклина Д. Рузвельта «Нового курса».

6 — Город на востоке штата Теннесси, на р. Клинч. 27,3 тыс. жителей (2000). Крупный научно-исследовательский центр. В 1942 году пустынный район Блэк-Окридж вокруг города благодаря своей изолированности и доступности дешёвой гидроэлектроэнергии был избран местом расположения штаб-квартиры и лабораторий «Манхэттенского проекта». Местонахождение центра было рассекречено в 1949 году. Окриджская национальная лаборатория по атомной энергии. Американский музей науки и энергетики.

7 — Хэнфордский комплекс — в настоящее время выведенный из эксплуатации комплекс по производству радиоактивных материалов, расположенный на берегу р.  Колумбия  в штате  Вашингтон, использовавшийся  федеральным правительством США. Комплекс был известен под различными названиями, включая  «Комплекс W»,  «Хэнфордский завод»,  «Хэнфордское строительное управление»  и  «Хэнфордский проект».  Построенный в  1943 году  в рамках «Манхеттенского проекта», комплекс стал местом расположения «Реактора B» — первого в мире реактора, предназначенного для промышленного производства плутония.  Плутоний, произведённый в «Реакторе B», был использован при создании  испытательного устройства, взорванного на полигоне в  Аламогордо  и атомной бомбы «Толстяк»,  сброшенной  на г.  Нагасаки  в  Японии. После окончания холодной войны производство плутония на предприятии было свёрнуто, однако в результате производственного процесса осталось 204 тыс. мі высокоактивных отходов, которые находятся на территории комплекса, что составляет около двух третей от объёма всех радиоактивных отходов на территории  США; это крупнейшее в США место захоронения радиоактивных отходов. Хотя основная деятельность на территории комплекса касается захоронения отходов, тут же расположена Колумбийская АЭС, принадлежащая компании  «Energy Northwest», и ряд научно-исследовательских организаций, таких как  Тихоокеанская северо-западная национальная лаборатория  и  обсерватория LIGO.

8 — Отряды социальной топографии (Human Terrain Teams, HTTs) – команды из пяти-девяти человек, развернутые в рамках Системы Социальной топографии (Human Terrain System, HTS) Командования подготовки кадров и научных исследований по строительству сухопутных войск (TRADOC), призванные поддержать командиров боевых частей заполнением брешей в их культурном багаже в текущей оперативной обстановке и обеспечить толкование культурных событий, происходящих в их зоне ответственности. Команда формируется индивидуально, исходя из социальной и оперативной обстановки вокруг развёрнутых тактических и боевых оперативных частей для содействия получению знаний о местном населении на единой аналитической основе и выстраивания отношений с влиятельными местными посредниками для обеспечения рекомендаций и благоприятных возможностей командирам и штабам на местах. Каждая команда набирается и обучается для конкретного региона, после чего развёртывается и прикомандировывается к поддерживаемым ею частям. Команда формируется по смешанному принципу из военнослужащих и контрактников Министерства сухопутных войск, что обеспечивает сочетание высококлассных боевых специалистов и учёных с богатыми опытом работы в социологии. Команда интегрируется  в штаб части, сопровождает несекретные, открытые и полевые исследования, и обеспечивает значимую оперативную информацию о социальной обстановке на местности для поддержки планирования, подготовки, выполнения и оценки результатов операций. (Джулиан Ассанж «Викиликс: Секретные файлы»).

9 — в рамках проекта предоставляются гранты для поддержания университетов на  основе исследований в области  социальных наук на стратегически важных для США направлений политики национальной безопасности.  Программа рассчитана на то, чтобы привлечь сообщество специалистов этой области и других университетских исследователей, особенно тех, кто занимается вопросами  ислама,  Ирака  Китая  и смежных областей.  С момента своего создания в 2008 году министерство обороны выделило более 70 грантов частным исследователям.  Гранты присуждаются на ежегодной основе для исследовательских проектов, которые обычно длятся три года. В 2011 году министерство обороны провело первую ежегодную конференцию «Минервы».  С тех пор это событие стало ежегодным собранием в сентябре для исследователей в рамках проекта, приглашённых МО докладчиков и учёных, призванных осветить наиболее актуальные исследования, проведённые при поддержке проекта.

В 2008 году министерство обороны США выделило 50 миллионов долларов США на финансирование исследований по пяти отдельным темам.  Когда программа началась в 2008 году, финансирование проекта было разделено между Министерством обороны и  Национальным научным фондом.  С того времени все проекты финансировались исключительно Министерством обороны.  Цель состояла в том, чтобы улучшить отношения между министерством обороны и университетами и развить знания, которые военные могут извлечь из долгосрочной выгоды.

Министр обороны  Роберт М. Гейтс  предполагал работу проекта «Минерва» в рамках «... консорциума университетов, которые будут содействовать исследованиям в конкретных областях». Первоначально Гейтс предложил четыре основных направления: 1) Военные и технологические исследования в Китае; 2) Перспективные иракские и террористические проекты; 3) Религиозные и идеологические исследования; и 4) Проект новых дисциплин; и 5) Открытая категория.  С момента своего создания проект расширил перечень спонсируемых исследований, включив в них широкий спектр академических дисциплин и тем.  Программа продолжает финансировать исследования по наиболее важным темам социальных наук для университетов, таких как  Университет штата Аризона, который недавно получил грант для поддержки исследований использования социальных сетей террористами.  

10 — Американская ассоциация готовности к обороне, объединявшая работников военно-промышленного комплекса, основана в 1919 году. Ставила целью создание условий для обеспечения «технологической готовности» США в интересах национальной обороны. Издавала ежемесячный журнал Common Defense. Имела около 33 тыс. индивидуальных и 800 коллективных членов. Штаб-квартира в г. Арлингтоне, штат Виржиния. В 1997 году объединилась с Ассоциацией промышленности в области национальной безопасности (NSIA), образовав Промышленную ассоциацию Национальной обороны.

11 — Создан в 1976 году на базе Промышленного колледжа Вооружённых сил и Национального военного колледжа в форте Лесли-Макнэр в г. Вашингтоне. В 1981 году в состав Университета вошёл Штабной колледж Вооружённых сил, а в 1982-м —  Институт вычислительной техники Министерства обороны (ныне Колледж управления информационными ресурсами) и Высший исследовательский институт обороны. В 1990 году в структуре Университета создан Колледж управления информационными ресурсами. Высший военно-морской колледж занимается подготовкой старших офицеров ВМС по таким дисциплинам, как основы боевых действий, международные отношения, взаимодействие войск и др. Находится в г. Ньюпорте, штат Род-Айленд, основан в 1884 году. Военно-медицинский университет — высшее учебное заведение на правах управления Министерства обороны в г. Бетесде, штат Мэриленд, на территории Национального военно-морского медицинского центра. Основан в 1972 году. Готовит офицеров медицинской службы для всех видов вооружённых сил. Присваивает дипломы бакалавра, магистра и доктора. Около 650 курсантов.

12 — В последние десятилетия достаточно широкое развитие получила практика финансирования экологических программ за счёт введения специальных налогов. «Суперфонд», самая известная в США федеральная программа, финансируемая преимущественно за счёт налогов, существует уже более 20 лет (Федеральный закон о Суперфонде известен как Закон о комплексном реагировании, компенсации и ответственности за окружающую среду 1980 года.). Цель — очистка старых и заброшенных мест захоронения отходов и других территорий, где имеются существенные загрязнения. Для штатов применяются некоторые дифференцированные налоги: — на опасные химикаты (штат Висконсин, 2000 $ на каждый активный компонент ядохимиката; штат Айова, на азотные удобрения 0,75$/т); — отчисление фиксированного процента на реализацию экологических программ (штат Делавер, 2,9% от налогов идут на борьбу с химическими отходами; штат Миссури, 2,9% от продажи недвижимости; некоторые штаты отчисляют 1-2% с продажи топлива и/или автомобилей; штаты Вашингтон, Айдохо, Миннесота отчисляют с продажи табачных изделий). В штатах Нью-Джерси, Вашингтон, Луизиана с недавнего времени используют систему платы за загрязнение, основанную на определении предельного уровня издержек предприятия на природоохранные мероприятия. Отличительной особенностью США в области взимания экологических платежей является установление платы за предоставление права на загрязнение атмосферы; свыше 30 штатов взимают плату за сброс сточных вод, 35 штатов — за пользование питьевой водой, около 20 штатов — за размещение опасных и твердых отходов и т.д. Все эти платежи дают весьма существенный доход, использующийся для природоохранной деятельности.

Обсудить на форуме

Google+