Ближний Восток и его армии

Боевики «Исламского государства» на параде в сирийском городе Рагга
Боевики «Исламского государства» на параде в сирийском городе Рагга

Последние события продемонстрировали неэффективность армий стран Ближнего Востока, от Ливии до Ирака, и далее до района Афганистана. Миссии по обучению могут обучить солдат стрелять, маршировать и отдавать честь, но не научат держаться под огнём. В недавних конфликтах несколько армий было побеждено или распалось, несмотря на превосходство в вооружении, обучении или численности. Только очень немногие из них проявили себя хорошо в бою.

Ливийская армия развалилась, столкнувшись с легко вооружёнными мятежниками, поддержанными натовскими бомбардировками. Сирийская армия оттеснена с большей территории страны разношёрстными отрядами боевиков и может только поддерживать патовую ситуацию с помощью Хизболлы и иранских советников. Армия Ирака была обращена в бегство несколькими тысячами бойцов Исламского государства (ИГ) и только-только обретает почву под ногами, пользуясь помощью извне. И, конечно, армия Саддама Хусейна в считанные дни была обескровлена Соединёнными Штатами и их союзниками в 1991 и 2003 годах.

Сегодня перспектива вторжения 2 тысяч солдат в Саудовскую Аравию – страну с армией и национальной гвардией численностью в несколько сот тысяч человек и значительными силами ВВС – вызывает дрожь и в регионе и за его пределами.

Истоки этих поражений – не в Исламе или наследии колониализма. Не ограничиваются они и Ближним Востоком, как показало боязливое поведение украинской армии в Крыму, особенно, наверное, перед российским президентом Владимиром Путиным.  Провалы проистекают из организационных и демографических проблем, которые едва ли будут преодолены в ближайшие годы. Что имеет огромное значение для региональной безопасности и будущих союзов с другими державами.

Проблемы

Армии – это организации. Они отвечают за призыв солдат, интеграцию их в национальные структуры, невзирая на их происхождение, и обучение владению разнообразными видами оружия, от штурмовых винтовок до истребителей. Армии должны быть способны идти в ногу с меняющимися военными угрозами и доктринами. Они должны  выполнять масштабные манёвры и  обеспечивать снабжение боевых подразделений в самых тяжёлых условиях.

Организационная эффективность в регионе (и повсюду) тормозится недостатком профессионализма офицерского корпуса, от младшего офицерского состава до генеральского корпуса. Офицеры отбираются не столько по воинскому мастерству, сколько по лояльности руководству. Это приводит к недовольству и недоверию: все, от рядовых до полковников, не доверяют своим командирам; а командиры подразделений не доверяют коллегам из подразделений своей части, что может понадобиться в  критических ситуациях.

В 1960-х годах социологи утверждали, что армии в развивающихся странах будут помогать строить новые государства. Люди из конфликтующих регионов и группировок будут сведены вместе и послужат объединяющим институтом. Этот опыт уменьшит регионализм, племенную и религиозную рознь и создаст патриотизм.  Этого, однако, не произошло.

Командиры, как правило, происходят из одной области, племени или религиозной общины: сунниты в саддамовском Ираке, шииты в сегодняшнем Ираке, персы в Иране, саудиты в Королевстве, алавиты в Сирии, пуштуны в Афганистане. Другие группы возмущены и часто притесняются. Вместо того, чтобы искоренять принципы землячества, большинство военных увековечивают и усиливают их. (Примечательно, что самая боеспособная армия региона, армия Египта,  в наименьшей степени страдает от этих пороков). 

Перспективы реформ

Страна, зная обо всех этих армейских недостатках, как можно было бы ожидать, должна приступить к системным реформам в офицерском корпусе и  сделать её рядовых более склонными защищать свой народ. Некоторые европейские государства пошли на это в ответ на угрозу со стороны революционных армий Франции, хотя  и скрепя сердце, и, в конце концов, всего лишь временно.  Государства Ближнего Востока вряд ли пойдут на подобные шаги  в ответ на угрозу революционных исламистских сил. Что характерно, Саудовская Аравия отвечает на угрозу ИГ с севера строительством стены на границе с Ираком.

К тому же в политические процессы при назначениях в армии и государстве слишком глубоко внедрён фаворитизм, что не позволяет его значительно уменьшить, не говоря уж об его искоренении. Трайбализм, когда-то считавшийся архаическим институтом, который сметёт модернизация, остаётся постоянно действующей частью армии и государства.

Межконфессиональная напряжённость сейчас, пожалуй, более высока, чем во время иранской революции 1979 года, что делает существенное включение представителей других конфессий на высокие посты в армии и государстве маловероятным.

Жители Запада могут считать главной причиной низкого боевого духа отсутствие политического участия, однако с точки зрения тех, кто  живёт в регионе,  политические реформы равносильны тому, чтобы открыть двери экстремизму, параличу, анархии и дальнейшему ослаблению армии.

Может быть, самым большим препятствием для реформ является знание, что военные Запада  готовы обеспечивать безопасность в регионе, и уверенность, что старые сети синекур и фаворитизма могут пережить преходящий кризис, который представляет ИГ.


В этой рубрике

Проигрывая войну: одна неуклюжая метафора за другой

В Афганистане самый большой враг Америки - самообман Если бы вы спросили американцев об Афганистане до 1979 года, можно вполне уверенно поспорить, что большинство не многое знало бы об этой стране ил...

Подробнее...

Как глубинное государство пытается подвести Трампа к ядерной войне

Прежде, чем Трамп занял свой пост, он обещал модернизировать ВС США, значительно увеличив их финансирование. И когда он давал такое обещание, он говорил не только о войсках, оснащённых обычным вооруже...

Подробнее...

США против Ирана: война принципов

Одна из самых раздражающих задач — пытаться развенчать голливудские мифы, прочно засевшие в головах американцев относительно войны в целом и сил специального назначения и технологий в частности. ...

Подробнее...

Лучшие вооружённые силы на планете?

В недавней своей статье «Риски и возможности 2017 года» я сделал заявление, шокировавшее многих читателей. Я писал тогда: Россия теперь — наиболее влиятельная страна на планете. ... российские воор...

Подробнее...

Доктрина вооружённой исключительности

Война… а для чего она? В Америке ответ таков, что по большей части вы, вероятно, никогда не узнаете для чего — или, в некоторых случаях, даже не заметите, что мы ведём войну. Прямо сейчас США глубже, ...

Подробнее...

Google+