Будущее войны

Лучше быть готовым сражаться так, как если бы это был доэлектронный век

Программа MEADS, улучшенная версия Cisco Systems, 3825 Integrated Services Router (ISR) обеспечивает подключение к сети тактического оперативного центра

Лучший способ предсказать способы ведения войны будущего – оглянуться в прошлое.

Главные битвы 21 века будут запутанными и дезорганизованными предприятиями, больше похожими на столкновения доцифрового века, чем на те сетецентричные боевые действия, к которым мы привыкли.

Новое поколение наступательных технологий нацеливается на электромагнитный спектр – системы, такие как кибернетическое оружие, передатчики активных радиопомех, противоспутниковые ракеты и боеприпасы электромагнитного импульса (ЭМИ) – которые лишат военных датчиков и коммуникационных связей, на которые они привыкли полагаться. Забудьте о 24-х часовых видеопотоках с БПЛА «Предатор». Может случиться так, что армии будущего будут сражаться за то, чтобы пользоваться своими радиопередатчиками.

Рация «Хенди-токи»

Взятые в совокупности, эти технологии лишат Соединённые Штаты многих возможностей, и прежние войска первых поколений будут восприниматься как должное. Министерство обороны провело десятки лет в погоне за «полным спектром средств доминирования» – всевидящие, всезнающие системы видеонаблюдения средств управления полем боя, основанные на использовании интенсивной передачи информации в широкой полосе частот и повсеместном надзоре для того, чтобы снабдить командиров кристально чистой картинкой дружеских и вражеских сил. Вторжение в 2003 году в Ирак часто приводится как пример прототипа этого метода ведения войны, кампании, о которой говорили, что офицеры армии США знали о диспозиции иракской армии больше, чем сам Саддам.

Вместо этого в типичных войнах XXI века старшему командному составу придётся заново переучиваться для проведения операций, используя разведывательные и возможности связи, напоминающие те, что использовались полвека назад. Дроны ослепнут и разобьются, поскольку их связи со спутниками будут разорваны. Самолёты и корабли заблудятся в тот момент, когда умрут их приёмники систем глобального позиционирования (GPS), а их экипажи будут сражаться за то, чтобы вспомнить навыки работы с картой и компасом, с которыми они бегло ознакомились во время базовой подготовки. Лидеры будут сражаться за то, чтобы иметь возможность общаться с подчинёнными им подразделениям, оставив недоумевающих младших офицеров в одиночестве и растерянности, без связи с высшим командованием, лицом к лицу с противником, как их предки в Белью Вуд, Бастоне или Хагару ри.

Мы уже получили некоторые невзаимосвязанные анонсы о том, что будет происходить в будущем. В 2007-м году система ПВО Сирии была отключена кибератакой израильских военных, достаточно долгой для того, чтобы военные самолёты нанесли удар по частично завершённому ядерному реактору. Конкретные детали этого до сих пор остаются неясными, но нет сомнений, что экраны радаров сирийских операторов были отключены какой-то разновидностью электронной атаки.

По словам вице-адмирала Майкла Роджерса, главы кибернетического командования военно-морского флота, мы также наблюдаем «значительное взаимопроникновение между электромагнитым спектром излучения и кибернетическим миром». Благодаря современной технологии микрокристаллов, старомодные электромагнитные постановщики помех сегодня имеют возможность обманывать приёмники радаров записанными цифровыми методом копиями их собственных передач. Они также могут внедрять в компьютерную сеть вирусы без входа в зону поражения, предоставляя, таким образом, новые средства получения доступа для производства кибератак.

Распространение противоспутникового оружия, лишь небольшое количество которого может ухудшить или уничтожить космическую связь и навигационные сети, также беспокоит Пентагон. Успешное испытание Китаем в 2007-м году кинетического перехватчика, прозвенело звоночком для всего Мира о том, что относительно простая ракетная технология может быть модифицирована для построения убийц спутников, для которых в настоящий момент не существует эффективного противодействия. Влияние снижения эффективности или уничтожения спутниковых группировок, используемыми современными военными, будет огромно. Настолько много функциональных возможностей находятся в критической зависимости от этих сетей, от телефонных звонков до авто-навигации говори о том, что многие армии будут испытывать трудности функционирования на базовом уровне без них. ВВС США, к примеру, уже не обучают штурманов ориентированию по звёздам – жизненно важным навыкам при длительных полётах над водной поверхностью без GPS.

Наиболее возможная катастрофическая угроза – высотная система создания электромагнитного импульса, образующегося в результате детонации ядерной боеголовки на высоте свыше 100 000 футов. Электромагнитное излучение, образованное ядерным взрывом на таких высотах, способно задавить, повредить или разрушить любую твёрдотельную электронную систему, оказавшуюся в прямой видимости, включая спутники. Благодаря своей высоте, эффекты от применения ЭМИ не летален. Оружие может использоваться без катастрофических последствий ядерного взрыва вблизи земной поверхности. Генерал-майор Кеннет Ф. МакКензи, представитель корпуса морской пехоты, в четырёхлетнем прогнозе Министерства обороны за 2014 год описывает угрозу применения ЭМИ как «вызов самому сердцу нашей оперативной доктрине и национальной стабильности», и утверждает, что это может изменить характер театра военных действий с «Бури в Пустыне» на Верден».

Требуют упоминания несколько пояснений. Первое: наиболее прорывные технологии – ЭМИ и противоспутниковое оружие – одновременно являются наиболее провокационными и, таким образом, их использование наименее предпочтительно. Одно дело – подавить чей-то радар и начать кибератаку, но стрельба по спутнику и подрыв ядерной бомбы представляют собой настолько явное нарушение международных норм, что ни один лидер не пойдёт на это с лёгкостью. В результате полный диапазон электромагнитной угрозы не может быть осуществлён ни при каких обстоятельствах, за исключением главного театра военных действий. Во-вторых, в какой-то момент маятник качнётся в обратную сторону от нападения к обороне, из-за принятия в военной области контрмер против описанных выше систем и возврата возможности свободных действий в электромагнитном диапазоне.

Сегодня, однако, большая часть вооружённых сил первого поколения, включая американские, в высшей степени не подготовлены ко всему спектру проблем, с которыми они столкнутся в конфликтах средней и высокой интенсивности с примерно равным по уровню и техническим возможностям соперником. Для американской армии – наиболее зависимой от сетевых технологий глобальной силы – хорошая новость состоит в том, что они уже сражались на этом уровне и смогут сделать это вновь. Плохая новость заключаются в том, что это повлечёт за собой длительный процесс мучительного повторного обучения кровавым урокам прошлого.

Джесси Сломан – офицер резервного корпуса морской пехоты США и член Совета обороны Проекта национальной безопасности Трумэна.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Британия понапрасну трясёт кулаками, а Германия ведёт себя разумно

Учитывая, что Британия, пошатываясь бредёт от кризиса к кризису, провальный Брексит раздирает страну пополам, тюрьмы находятся в «безобразном» состоянии, нарастает эпидемия преступлений с применением ...

Подробнее...

Со всем этим покончено

Покидая американскую армию Получается, я могу поблагодарить полковника в отставке и историка Эндрю Басевича за то, что майор американской армии Дэнни Съёрсен начал свою писательскую карьеру в TomDisp...

Подробнее...

Войны, проигранные американскими военными

Превращение победы в поражение Подумайте об этом, как об обратном чуде. Семнадцать лет американской войны в этом веке, ведущейся войсками, которым, как считалось в 2001, не было равных на планете, и ...

Подробнее...

Планета войны

Глобальная война до бесконечности и за её пределами Я помню,  как однажды Чалмерс Джонсон описывал мне своё удивление от открытия, что после окончания холодной войны и распада Советского Союза в...

Подробнее...

Вашингтон наращивает военную конфронтацию с Россией и Китаем

26 ноября «Нью-Йорк Таймс» утверждала, что «захват Россией (25 ноября) трёх украинских кораблей был первым открытым вооружённым конфликтом с 2014 года, когда российские силы оккупировали Крым». В Кры...

Подробнее...

Google+