Как не надо перестраивать Ирак, Афганистан... или Америку

Руководство по катастрофам дома и за границей

Руководство по катастрофам дома и за границей

Имперская реконструкция и недовольство

Уже вошли в учебники по истории война и оккупация за тысячи миль от дома, длившиеся семь лет и вовлёкшие более полутора миллионов американцев – военных и гражданских – а мы до сих пор знаем о них поразительно мало. Взять, к примеру, американские базы в Ираке. Разумеется, их не было в 2003 году, когда администрация Буша начала вторжение в эту страну, вознамерившись сменить правящий режим и мечтая разместить свои войска в этой чрезвычайно протяжённой нефтяной сердцевине планеты на несколько поколений вперёд.

В самый разгар американской оккупации, столкнувшись с перспективой суннитских и шиитских мятежей и кровавой гражданской войны, Пентагон построил в Ираке 505 баз, от микроскопических аванпостов до мега-базы размером с небольшой американский город, с аэропортом, загруженным как минимум на уровне Чикагского международного аэропорта О`Хара. Так случилось, что на протяжении едва ли не всех лет долгой, крайне неудачной войны американцы и представления не имели, сколько же баз было построено на деньги налогоплательщиков в Ираке. В редких случаях оценки доходили до трёхсот. И только когда американские войска собрались покинуть страну, безо всякой шумихи вдруг выяснилось, что они освобождают 505 объектов. Это поразительно большое число было спокойно воспринято репортёрами, которые, очевидно, нашли его не слишком выразительным для броских заголовков.

А вот другую, связанную с предыдущей оценку мы до сих пор не знаем: до сегодняшнего дня никто за пределами Пентагона не имеет ни малейшего представления ни во что обошлось строительство этих баз, ни сколько стоило их содержание, ни их судьба – оставили ли их иракским военным, обрекли на судьбу городов-призраков, или же просто оставили на разграбление.

Ни у кого нет никаких данных, даже приблизительных, о том, сколько Пентагон заплатил своим закадычным дружкам – корпорациям типа KBR – за их строительство и содержание. Единственная весьма неопределённая оценка, которую я когда-либо встречал, была дана подполковником Дэвидом Хольтом, армейским офицером, перед которым «была поставлена задача развития объектов» в Ираке. В тот момент, когда американские базы ещё только начинали строиться, он уже говорил о программе «диапазоном в несколько миллиардов долларов», гордо прибавляя, – «сумма варьируется». Так что для оценки всего семилетнего периода позвольте разгуляться своему воображению.

То же самое, очевидно, верно и в отношении более 400 баз, которые Пентагон построил в Афганистане, равно как и ещё 300, предназначенных для местных сил. Вдумайтесь: американский «комплекс мер по стимулированию экономики» в последние годы, в основном, работал на Багдад и Кабул. Всё это считалось бы экстраординарным, если не расточительным, подвигом для любой страны – быть способной сооружать то, что я однажды назвал «зиккуратами по-американски», на земле удалённой на тысячи миль: гарнизоны в 20 миль по периметру, бараки, пожарные депо, автобусные линии, гарнизонные лавки, интернет-кафе, фирменные рестораны быстрого питания, электро- и водоснабжение, и многое другое. Фактически, это – разновидность непомерного, энергичного подвига, который во всём мире мог бы связываться с Соединёнными Штатами, и который был так ожидаем американцами – только не за границей, а у себя дома.

Однако теперь, как это ясно даёт понять сотрудник МИД США и правдолюб Питер Ван Бюрен, «энергичная» нация, которая «может», по крайней мере, в своей стране, – «не может»*. Конечно же, всякий, кто следит за новостями, должен знать, что это предостережение в равной мере касается и понятия «энергичная» как фирменного знака для заграничного потребления, и никто не сделал этого лучше, чем Ван-Бюрен в своей книге «Хотели как лучше: Как я помог проиграть сражение за сердца и умы иракского народа», только что вышедшей в свет в мягкой обложке. Она должна стать предостерегающим чтением на ночь для детей Америки. В конце концов, то, что мы построили столь расточительно, но успешно – эти базы – оставляется на произвол судьбы; в то время как то, что мы, как предполагалось, "перестраивали" для других, оказалось очернено коррупцией, некомпетентностью, и идиотией в чистом виде, которая была бы даже забавна (и которую Ван-Бюрен беспощадно высмеивает в своей книге), если бы не была так печальна.

Том.

* * *

Некоторые образы врезаются в память подобно шрамам

Некоторые образы врезаются в память подобно шрамам. Один из последних связан с Ираком, где я провел год, помогая Госдепартаменту разбазаривать что-то около 44 миллиардов долларов американских налогоплательщиков, вкладывая их в «восстановление» страны, где полудикие лошади бродят среди навоза и свалок Багдада. Эти лошади когда-то участвовали в скачках для развлечения иракского диктатора Саддама Хуссейна, а спустя семь лет после своего «освобождения» посредством американского вторжения в 2003 году они до сих пор блуждают по этому разрушающемуся и не восстановленному городскому ландшафту, выискивая еду, как и многие другие обитатели Ирака.

В тот день я улетал домой, очень быстро сменив миры, в страну, в которой школы моего родного города в Огайо не могли позволить себе платить учителям приличную заработную плату. Города, когда-то великие, загниют в точности так же, как будто они находятся в Ираке. И по сей день я продолжаю думать над этими вопросами: почему Соединённые штаты потратили столько денег и времени, с таким катастрофическим результатом пытаясь перестроить оккупированные территории за границей, в тоже время позволяя своей собственной оставленной без присмотра инфраструктуре разрушаться. Почему мы вообще думаем об этом как о «политическом курсе"?

Правильная война (войны)

После успеха послевоенного «плана Маршалла» в Европе и «экономического чуда» в Японии, восстановление других стран приобрело определенный имперский налёт. И то, и другое отняли относительно мало денег и времени. Восстановление Германии и Японии стоило всего лишь 32 и 17 миллиардов долларов соответственно (в переводе на курс доллара в 2010 году), в значительной степени потому, что оба государства перед своим военным разрушением были высоко просвещёнными, индустриализированными державами.

В 2003 году все ещё преисполненным ярости после 9/11 и мечтающим о глобальной славе людям из администрации Буша, кивавшим на Германию и Японию как на пример того, что будут делать, войдя в Ирак, казалось возможным всё. План, построенный на основе оценки показавшейся стремительной военной кампании, приведшей к разгрому Талибана в Афганистане, всё разрастался и удлинялся. Это было ни что иное, как перестройка всего Ближнего Востока согласно американским представлениям.

Могущественные вооружённые силы страны должны были легко пройти сквозь Ирак, далее через Сирию – знакомые морпехи рассказывали мне лично, что у них были карты Сирии, выпущенные в марте 2003 года – затем Иран, быстро развернуть военные базы и гарнизоны («лагеря стабильности»), создать дружественные Вашингтону правительства, привнести американскую технологию и культуру, привлечь дружественные корпорации под предлогом «реконструкции», всё приватизировать, подготовить новые, лояльные вооружённые силы под рубрикой изменения режима, и, в конечном итоге, навсегда преобразовать этот регион.

Некогда побеждённые японцы и немцы стали союзниками и – что ещё лучше – потребителями. Теперь, почти шесть десятилетий спустя, ни у кого в администрации Буша не было сомнения, что то же самое произойдет в Ираке – и Ближний Восток последует их примеру при минимальных затратах, сделав самый большой скачок вперёд на пути к «Пакс Американа» со времён испано-американской войны. Дополнительный бонус: «море нефти».

К 2010 году, когда я написал «Хотели как лучше: Как я помог проиграть сражение за сердца и умы иракского народа», близкая возможность достижения некоторого успеха всё ещё захватывала некоторые официальные умы. Американские рекруты всё ещё оставались на территории Месопотамии, и казалось вполне вероятным, что они будут оставаться там ещё в течение многих лет, по крайней мере, в нескольких из созданных крупных постоянных баз. «Как бы» избранное правительство находилось более или менее на своём месте, и в интервью, которые я давал по поводу выхода в свет своей книги, мне приходилось регулярно защищать свой тезис о том, что восстановление Ирака практически полностью потерпело неудачу, и что тот же самый процесс происходит и в Афганистане. В конце концов, действительно, как мы могли потерпеть неудачу, будучи отважными американцами, исторически вооруженными как никто другой превосходством пробивного характера, знанием, что и как делать, и природной смекалкой.

Провал по всем направлениям

Теперь всё окончательно прояснилось. Переустройство Ирака провалилось. Печально, что США не смогли восстановить даже систему электроснабжения страны или дать большинству населения страны пригодную для питья воду. Счета за подобные провалы всё ещё поступают. Выберите для себя фаворита: вот только два последних моих претендента: отчёт о том, что госдеповская программа обучения полиции ежегодной стоимостью в 200 миллионов долларов не дала результата, (полный ноль) частично и потому, что иракцы были абсолютно не заинтересованы в ней; и длинный официальный список незавершённых проектов основных реконструкций, с миллиардами растраченных долларов налогоплательщиков, тщательно зафиксированных теперь уже не существующим Специальным Инспектором по реконструкции Ирака.

Провал по всем направлениямФактически, неудача – суть дела, когда речь заходит об американской миссии. Просто подсчитайте: иракское правительство стало даже ближе к Ирану; оккупация США, построившая 505 баз по стране в расчёте на то, что американские войска смогут размещаться там из поколения в поколение, закончилось без единой базы во владении США (ни одна, по нулям); ни одна нефтяная скважина дешёвой нефти не попала США в лапы, как не принесло это и прибылей в казну американских нефтяных компаний; зато можно отнести к чистым убыткам потерю американского престижа и влияния по всему региону. И это только начало адского перечня.

Даже бывший Советник по Национальной Безопасности и Гос. секретарь Кондолиза Райс, сообщница Джорджа У.Буша по вторжению в Ирак и женщина, из-за которой «Шеврон Ойл» с некоторых пор начали называть «танкером с двойной обшивкой», теперь признаёт, что «…мы не понимали, насколько раздроблено было иракское общество и пытались перестраивать Ирак начиная с Багдада. На самом деле нам надо было перестраивать Ирак к Багдаду. Нам надо было больше работать с племенами. Нам надо было работать с провинцией. Нам нужны были меньшие проекты взамен тех огромных, которые у нас были».

Странно, что когда я даю интервью сегодня, всего лишь два года спустя, никто даже не думает спросить: «Мы преуспели в Ираке?» или «Окупится ли реконструкция?» Актуальным сегодня стал вопрос: «Почему мы потерпели неудачу?»

Коррупция и тщеславные проекты

Афганская рыбалкаПочему, конкретно, мы потерпели поражение в реконструкции Ирака, и почему мы терпим поражение в Афганистане? (Новая книга Раджива Чандрасекарана, «Маленькая Америка: Война внутри войны за Афганистан» – это Афганская версия «Хотели как лучше», что касается детализации катастрофических последствий реконструкции в этой бесконечной войне). Без сомнения, будет написано ещё много книг и множество диссертаций, обращающих внимание на массовую коррупцию, излишнее вливание миллиардов долларов в нищие, оккупированные страны, дезорганизацию на фоне усилий, бессмысленно корыстные тщеславные проекты – интернет-классы в городах без электричества – и отвратительную квалификацию жадных подрядчиков, стремящихся к наживе корпораций и бездарных бюрократов, посланных выполнять эту работу. Будут извлечены серьёзные уроки, сделаны неизбежные сравнения с послевоенными Германией и Японией, а мозговые центры повырастают как грибы на сгнившей древесине, чтобы попробовать спланировать, как сделать всё это лучше в следующий раз.

В ближайшее время вынужденное признание нашей экономики терпящей бедствие сможет удерживать США от крупных попыток заграничных реконструкций. Роберт Гейтс, сменивший в Пентагоне Дональда Рамсфельда, заметил группе кадетов «Вест Пойнта», что «…любому будущему министру обороны, который посоветует президенту снова отправить значительное количество американских войск в Азию или на Ближний Восток, «необходимо будет пройти проверку своих умственных способностей», как изящно выразился генерал МакАртур». Однако, жажда реконструкции других стран – возможно, Сирия следующая? – парит за спиной американской внешней политики, поджидая шанс на возвращение.

Стандартная тема теории борьбы с партизанами (подаётся как идеологическая борьба с повстанцами) состоит в том, что «террористы используют бедность и голод в своих интересах». Конечно же, ответом являются иностранцы, создающие благосостояние, если только мы были бы способны понять это правильно. Так, частично, выглядят оправдания за стремительную милитаризацию Африки, несущую с собой элементы реконструкции (хотя бы и в отчаянно уменьшающемся масштабе, благодаря тающим в данный момент финансам). История знает немного примеров, когда идеологическая борьба с повстанцами действительно работала, и множество – когда проваливалась. Но идея слишком привлекательна, а её подспорье промышленности слишком выгодно, чтобы просто отбросить её.

Зачем вообще реконструировать?

А теперь другой вопрос: почему в нашем рвении перестроить Ирак и Афганистан, мы никогда не рассматривали возможность потратить хотя бы частицу этого рвения на то, чтобы перестроить Детройт, Новый Орлеан или Кливленд (проекты, в отличие от афганского и иракского в период их расцвета, никогда не пользовавшиеся широкой поддержкой)?

Я использую термин «реконструкция» для удобства, но важно понимать, что под ним понимает США. Если отфильтровать коррупцию и чистую алчность (большинство проектов в Ираке и Афганистане – просто инструменты подрядчиков по высасыванию денег из правительства) и вычеркнуть тщеславные проекты (строительство объектов и называние их в честь действующего посла была популярной техникой подлизывания), всё что останется – наше желание, чтобы они были такими же, как мы.

Хотя, если учитывать в общем и целом коррумпированность и алчность подрядчиков, из-за которых почитай все деньги были растрачены впустую, в глубине души рождается догадка о нашем желании превратить покоряемый народ в нашу миниатюрную копию, что и объясняет остальные стимулы и мотивировку. Мы хотим, чтобы их образом жизни стало потребительство, чтобы они гадили в шикарные канализационные системы и посылали всех в школу, где благодаря новым учебниками, которые мы спонсировали, они узнают больше о… нас. Это объясняет, почему мы финансировали кондитерские курсы в попытке превратить иракских женщин во владелиц мелкого бизнеса, почему навязчивая идея с проведением телегеничных выборов в Ираке душила зарождающуюся снизу демократию (помните все эти фотографии с пальцами в чернилах?), почему замена семейных ферм крупномасштабным сельскохозяйственным бизнесом показалась столь важной и тому подобное.

Мы не довольствуемся просто приручением людей

Становясь нашим подобием, люди, которых мы завоёвываем, искупают в наших глазах то, что были нашими врагами. Как извращённая разновидность насилия, реконструкция, сработай она когда-нибудь, создала бы впечатление, что они сами хотели подвергнуться насилию американской военщины, для того, чтобы извлечь пользу из того, что они будут перекроены по американской моде. С точки зрения Вашингтона, здесь, на самом деле, нет никаких вопросов, вообще никаких «почему». В конце концов, кто бы не хотел быть «нами»? А это, в свою очередь, оправдывает всё. Считайте это свежим вариантом подхода к классической схеме времён Вьетнама, «появилась необходимость уничтожить город для его спасения».

Американцам всегда было неуютно в тоге империализма, даже когда они честно ему следовали. Британцы были счастливы нарезать маленькие зелёные одомашненные анклавы, и приручать – если необходимо жестоко – покорённые ими народы. США – другие, возможно из-за краснобаев-политиканов, вынужденных отдавать должное нашим основополагающим принципам демократии и свободы выбора.

Мы не довольствуемся просто приручением людей; мы хотим изменить саму их сущность, а заодно заставить и их самих желать этого. Исламские фундаменталисты будут посылать своих девочек в школы, общество, в котором доминирует религия, охватит идеология потребления, а вековые племенные лидеры уступят место (умеющим работать на публику проамериканским) политикам, даже несмотря на то, что мы расширяем архипелаг наших военных баз, а наши корпорации действуют как бандиты. Таков наш путь примирения Свободы и Империи, Американский путь. Одна проблема: он не работает. Ни на секунду. Вообще. Совсем. Никак.

С этой точки зрения, конечно, не расходовать деньги на «реконструкцию» на родине приобретает совершенно особый смысл. Детройт и другие города – и так уже наши. Используя право свободы выбора граждане этих городов «выбрали» неполучение образования и предпочли позволить угасать своей инфраструктуре. С имперской точки зрения это имеет вполне здравый смысл. Возведение школ для совместного обучения лиц обоего пола в Кандагаре или новой системы канализации в Эль-Фаллудже предоставляют настолько больше возможностей для усиления империи! Ситуация в стране – это не новость, причём рост ограничивается только восстановлением статус-кво за огромную цену.

Коль скоро совершенно ясно, что реконструкция делается для нас, а не для них, её цель – обогатить наших подрядчиков, подпитывать тщеславие наших чиновников и, что особенно важно, оправдывать наши имперские действия, – чтобы понять, почему она проваливается, даже не надо напрягать извилины. Она должна провалиться (и не сказать, что мы этим действительно озабочены). Они не хотят быть нами. Они могут с радостью получать от нас лекарства, которые спасут жизни их детей, но ненавидеть культуру, которую США навязывают вслед за ними как прививку.

Провал, в строгом смысле этого слова – не обязательно проблема для Вашингтона. Наши замыслы обслуживаются видимостью реконструкции. Мы вынуждены сказать себе, что мы пытались, а эти (тёмные, грязные, необразованные, мусульмане, террористы, язычники) люди, которых мы только что переехали танком, как ни странно, всё испортили. И ДА, конечно, если несколько придворных подрядчиков попутно получат прибыли – флаг им в руки.

Вот в чём смысл: нация расходует свои ресурсы на то, что для неё важно. Проваленная где-то реконструкция оказывается для нас важнее, чем реконструкция нашего дома. Таков имперский путь по-американски.

* * *

Питер Ван Бурен, 24-х летний ветеран дипломатической службы Государственного Департамента, провёл в Ираке год, руководя двумя провинциальными артелями по реконструкции. Сегодня он пишет в постоянной рубрике TomDispatch об Ираке, Ближнем Востоке и американской дипломатии в своём блоге. В след за публикацией его книги «Хотели как лучше: Как я помогал проиграть битву за сердца и умы иракского народа» в 2011 году, Государственный Департамент начал процедуру расторжения трудового договора, переведя его на пустую должность и лишив его допуска к государственным секретам, и дипломатических полномочий. Благодаря усилиям Проекта Государственного Надзора и Американского Союза Защиты Гражданских Свобод, Ван Бурен вместо увольнения в Сентябре этого года будет полностью восстановлен по службе. Сегодня «Хотели как лучше» публикуется в мягкой обложке. Ван Бурен сейчас работает над второй книгой о моральном падении среднего класса синих воротничков в Америке.

Примечание:

* – Энгельхардт обыгрывает американизм “can-do” (дословно - может сделать), обыгранному в американских постерах ещё со времён ВМВ, лозунгом Обамы в предвыборной кампании 2008 года («Yes We Can») и «can`t do» (не может сделать).

 

 

 

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Американское военное присутствие в Африке

Войска Соединённых Штатов продвигаются вглубь Африки Если вы читатель  TomDispatch, то знаете кое-что о настоящей значимости этой страны, чего большинство американцев не знает. Никогда не сущест...

Подробнее...

Мания «наращивания»

«Наращивание» вплоть до обрушения Каждый раз и тогда и сейчас мысленно я обращаюсь к миллионам, вышедшим в начале 2003 года по всему миру и в этой стране на протесты против грядущего вторжения в Ирак...

Подробнее...

Выигрывая Вторую Мировую в XXI веке

Милитаристская ностальгия Трампа, или опять «Победа на море» Как-то на днях я прогулялся по острову Манхэттен до улицы, где вырос. Когда-то там на всего четыре квартала приходилось четыре кинотеатра ...

Подробнее...

Проигрывая войну: одна неуклюжая метафора за другой

В Афганистане самый большой враг Америки - самообман Если бы вы спросили американцев об Афганистане до 1979 года, можно вполне уверенно поспорить, что большинство не многое знало бы об этой стране ил...

Подробнее...

Как глубинное государство пытается подвести Трампа к ядерной войне

Прежде, чем Трамп занял свой пост, он обещал модернизировать ВС США, значительно увеличив их финансирование. И когда он давал такое обещание, он говорил не только о войсках, оснащённых обычным вооруже...

Подробнее...

Google+