О требовании Трампа увеличить оплату безопасности Японией

Американцам не следует недооценивать огромную важность японо-американского договора о безопасности

Флагман Сил самообороны Японии вертолетоносец «Идзумо», который планируется в будущем преобразовать в авианосец. Фото: АФП / «Ёмиури симбун».
Флагман Сил самообороны Японии вертолетоносец «Идзумо», который планируется в будущем преобразовать в авианосец. Фото: АФП / «Ёмиури симбун».

В январе министр обороны Японии Таро Коно встречался с министром обороны США Марком Эспером в Вашингтоне, а японский министр иностранных дел встречался с Госсекретарем Майком Помпео в Кремниевой долине на мероприятиях, посвященных 60-й годовщине подписания Договора и взаимном сотрудничестве и безопасности между Японией и США, и стороны вновь подтвердили приверженность альянсу.

В частности Эспер отметил, что страны сотрудничают в противостоянии Китаю и поддержке порядка в Южно-китайском и Восточно-китайском морях.

По этому случаю в заявлении, опубликованном Белым Домом президент Дональд Трамп сказал: «Поскольку обстановка в безопасности продолжает развиваться и возникают новые вызовы. Важно, чтобы наш альянс укреплялся и углублялся. Я уверен, что в грядущие месяцы и годы вклад Японии в нашу взаимную безопасность будет расти, а альянс продолжит процветать».

Но Трамп также сказал, и не раз, что Японии следует платить больше — возможно, в четыре раза, чем почти $2 миллиарда ежегодно, которые она платит сейчас — ради поддержания американских баз, расположенных  в Японии.

В опубликованном 28 января анализе «Эйша Таймс» Грант Ньюсхэм рассматривает потенциальную замену стоимости американского военного участия в Японии — персонал; морские, воздушные, ракетные и космические средства, ядерное оружие, расходы операционные и на поддержание, стабильность и другие нематериальные активы — и приходит к выводу, что в свете китайской угрозы договор с Японией становится «сделкой века» и что «Токио может захотеть разнообразить свою чековую книжку — пусть даже Трамп требует $8 миллиардов».

Помимо того, что это политически невозможно, всё это похоже на попытку вломиться в  открытую дверь. Премьер-министр Синзо Абэ и его правительство намерены тратить больше на оборону, и они тратят больше на оборону. С тех пор как в 2012 году Абэ вернулся на пост премьера, японский оборонный бюджет вырос почти на 15%.

На самом деле, в Японии общий консенсус таков, что Абе слишком жаждет увеличить расходы на оборону — и слишком жаждет пересмотреть Статью 9 «Мирной Конституции» (навязанной Японии победившими американцами в 1947 году), чтобы сделать Японию «нормальной страной» с «нормальными» войсками.

Статья 9 гласит:

(1) Искренне стремясь к международному миру на основе справедливости и порядка, японский народ навечно отвергает войну, как суверенное право нации и угрозу или использование силы, как средства разрешения международных споров.

(2) Для выполнения цели предыдущего параграфа наземные, морское и воздушные силы, как и другие потенциально-военные, никогда не будут создаваться. Право агрессии государства не будет признаваться.

Не сказать, чтобы закон устарел, но всё же он служит тормозом в отношении военных расходов и действий.

Тем не менее в декабре японское правительство одобрило рекордные ¥5.3 триллиона ($48.6 миллиардов) предполагаемого военного бюджета на новый финансовый год, который начнётся 1 апреля. Восьмой подряд год растущий бюджет позволит оплатить истребители F-35, транспортники «Оспрей», увеличить число комплексов ПРО Aegis Ashore и другой техники, производимой американскими оборонными подрядчиками.

Оборонные расходы Японии сегодня превышают 1% ВВП, установленный премьер-министром Такео Мики в 1976 году. Тот предел был упразднен премьер-министром Ясухиро Накасоне в 1987-м, но оставался значимым политическим ограничителем. И наоборот, Трамп требует, чтобы члены НАТО тратили 2% ВВП на оборону. По оценке МВФ, американский военный бюджет на 2019 год составлял 3,2% ВВП США.

Превышение 1% предела — последнее в длинной серии изменений, ослабляющих ограничения ВС Японии и укрепление альянса с США.

Стоит напомнить, что нынешнюю версию Договора о безопасности, которая отменила первоначальный договор, подписанный в 1951 году, приветствовали массовые демонстрации и волнения в Токио в 1960-м. Его протолкнули после того, как левые попытались заблокировать голосование, но были разогнаны полицией. Это привело к отмене запланированного визита президента Дуайта Эйзенхауэра в Японию и отставке премьер-министра Нобусукэ Киси (деда Абэ).

Стоит также не забывать, что использование по-боевому звучащего слова «альянс» вместо приятного «дружба» для описания отношений Японии с США было табу до премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми, который создал прецедент в 2001 году.

И даже сегодня — после многих лет северокорейских испытания ядерного оружия и баллистических ракет и китайских провокаций у островов Синкаку и в Южно-Китайском море — согласно опросам более половины японских граждан выступают против пересмотра конституции.

С другой стороны, более 40% поддерживают пересмотр конституции, указывая, что Абэ приближается к этой цели. Лучший способ её достичь, по-видимому, состоит в постоянном давлении фактами — то есть растущим признанием угрозы японской безопасности — а не безосновательными требованиями.

Неприятная очевидность в том, что настойчивые требования Трампа по закупке Японией больше «прекрасного» американского военного снаряжения столь же, если не больше, относится к наращиванию экспорта, чем к национальной безопасности. И американская репутация расточительных транжир лишь питает японское сопротивление чрезмерным и ненужным  расходам.

Теперь давайте вернемся к списку Ньюсшэма — военно-морской, авиационный, ракетный, космический и ядерный потенциал — и посмотрим, как складываются дела у Японии и насколько её ВС интегрированы с американскими войсками.

Каталог

Несмотря на Мирную Конституцию, японские военные стоят на пятом месте рейтинга  Global Firepower 2020 военных сил после США, России, Китая и Индии. Южная Корея на шестом месте, далее идут Франция и Британия.

У Японии два авианосца класса Изумо, которые могут принимать и вертолёты, и F-35В с укороченным взлётом и истребители с вертикальной посадкой, и ещё два вертолётоносца. У Китая сейчас два авианосца (один — переоборудованный корабль, купленный у Украины) и строится третий .

Япония — крупнейший покупатель самолётов F-35, заказано 105 F-35А и 42 F-35В.

В целом Морские Силы Самообороны Японии имеют 155 судов, включая 20 эсминцев и 20 подлодок. Это в дополнение в 200 кораблям в американском Тихоокеанском флоте, включающем Седьмой Флот и Пятую ударную авианосную группу, базирующуюся в Йокосуке.

Помимо комплексов Aegis Ashore, укомплектованных ЗЛС на твёрдых схемах производства «Локхид Мартин», Япония обладает системой баллистических ракет ПРО, совмещённой с многофункциональной боевой системой «Эйджис» эсминцев и мобильными ПРК «Пэтриот-3» с улучшенными характеристиками.

На фоне собственных баллистических ракет Японии северокорейские выглядят игрушками, ведь японские могут трансформироваться в баллистические ракеты, запускаемые с подлодок. Не стоит забывать, что японские беспилотные грузовые космические летательные аппараты, запускаемые ракетами производства «Мицубиси» регулярно доставляют грузы на Международную Космическую Станцию. И что японский космический аппарат «Хаябуса-2» с ионным двигателем фирмы NEC, приземлился на астероиде, взял пробы и вернулся на Землю.

Япония развивает передовые коммуникации земля-космос, космическую роботехнику, способную собирать спутники, захватывать их и демонтировать, и квазизенитную спутниковую систему, которая отслеживает западный Тихий океан и Азию с большей точностью, чем американская система GPS.

Японские технологии планирующего возвращения в плотные слои атмосферы адаптируются к разделяющимся головным частям ракеты с индивидуальным наведением боеголовок на цели (MIRV), что позволяет множеству ядерных боеголовок, запущенных одной ракетой, достигать различных целей.

Достаточно плутония

Ссылаясь на данные Японской комиссии по ядерной энергетике, специалист в области космического пространства и обороны Японии и писатель Пол Коллендер утверждает, что у Японии 47 тонн плутония, что «достаточно, чтобы создать более 5 000 ядерных бомб, которые могут бить размещены на самой передовой твёрдотопливной баллистической ракете в мире «Эпсилдон». Добавьте сюда ракеты, запускаемые вне зоны поражения ПРО (ракеты дальнего радиуса действия воздушного базирования), рельсотроны, противо-спутниковое оружие и другие оружейные системы и технологии, о существовании которых 99% японского населения понятия не имеют.

«Поскольку в конце 1960-х принимались решения, призванные гарантировать, что Япония станет теневой ядерной и военно-космической державой с помощью развития технологий двойного назначения — трансформируемых в военные — она скрывала свои реальные возможности, зачастую пряча их на самом виду», добавляет Коллендер, старший исследователь в Исследовательском Институте Кейо в Сенан Фудзисава Кампус и соавтор труда «Оборона Японии: От рынка  до военной политики в космосе».

Коллендер отмечает «возможности Японии внезапно превратить спутники дистанционного зондирования Земли, предназначенные  «исключительно для мирных целей» в спутники-шпионы, или «эскортные вертолётоносцы-эсминцы» в авианосцы. Но это только часть того, что может сделать Япония, если почувствует необходимость, по всему спектру технологий и возможностей. Возможно, к счастью, по крайней мере для японских налогоплательщиков, происходящие кардинальные изменения в военной деятельности и возможностях японских сил самообороны сдерживается обновлёнными американо-японскими договорами об оборонном сотрудничестве».

«Японское Агентство по освоению аэрокосмического пространства (JAXA) работает в тесной связке с NASA», отмечает Коллендер. «И всего через месяц после того, как президент Трамп подписал закон об учреждении Космических Сил США в декабре, премьер-министр Абэ объявил, что японские Воздушные Силы Самообороны получат «авиаотряд космических операций», который будет концентрировать внимание на космосе, кибер-пространстве и электронных способах военных действий в сотрудничестве с США.

«Итак, к примеру», делает вывод Коллендер, помимо базирующейся в космическом пространстве баллистической ракетной обороны, «Япония будет развивать космический орбитальный мониторинг, чтобы противостоять развёртыванию китайской противоспутниковой системы (ASAT) … Но кто вспоминает 1997 год, когда Япония де-факто развивала собственные противоспутниковые системы вооружений и проводила испытания?»

Хотели бы мы влезать в это сотрудничество помимо  того, чтобы стремиться к более сбалансированной двусторонней торговле?

Действительно ли мы хотели бы, чтобы Япония делала все это сама, возможно, питаемая возмущением, что её бросает страна, на которую Япония полагалась и которой восхищалась с 1945 года, учитывая, что объёмы японской торговли с Китаем больше, чем с США; что Япония и Россия естественно экономически подходят друг другу и обладают общими интересами в нейтрализации Китая; и что Япония не заинтересована в борьбе Америки с Ираном?

Была бы Америка счастлива уйти на Гуам, Гавайи и Западное побережье, отказавшись от альянса с третьей в мире по величине и второй по уровню развития экономикой? Как бы на это отреагировали Китай, Юго-Восточная Азия  и Австралия?

Япония — передовая США в западном Тихом океане, Америка — тыл Японии, и вместе они намного сильнее, чем Китай. Насколько это ценно?

Очередная статья Гранта Ньюшэма утверждает, что отношения США и Японии «более хрупки, чем представлялось» — настолько хрупки, что могут быть нарушены арестом и задержанием напарника бывшего главы «Нисан» Карлоса Гона, американского юриста Грега Келли — и что «элита Японии не очень-то ценит эти отношения».

Но это не так. В годовщину подписания Договора о безопасности премьер-министр Абэ сказал: «Сегодня более чем когда-либо японо-американский договор о безопасности является опорой неразрушимой, опорой недвижимой, охраняющей мир в Азии, в Индо-Тихоокеанском регионе и в мире, одновременно обеспечивая там процветание».

При всем сказанном всему есть пределы, в том числе и терпению в отношении человека, который угробил торговое соглашение Транс-Тихоокеанского Партнёрства. В неофициальном разговоре с ведущим японским международным чиновником я сказал: «По-видимому, Дональд Трамп хочет, чтобы Япония сама о себе позаботилась». Его ответ был таков: «Мы можем это сделать. Вам это может не понравиться, но мы можем это сделать».

Давайте не доводить до этого.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Прикончит ли в итоге пандемия авианосный флот США?

Честно говоря, я никогда не считал ударные авианосные группы США «боеспособным при холодной войне» элементом американского флота. Да, в теории идея передового развертывания этих авианосцев для «войны ...

Подробнее...

Чего американцы не знают о семьях военных

Идеальная жена военного, это не я (а кто?) Хотя мой отец служил во время Второй Мировой (об этом он редко рассказывал), сам я никогда на войне не был, да и остальные в моей семье. В этом нет ничего с...

Подробнее...

Коммандос Америки развернулись в 141 стране

Коммандос Америки: что они делали и где? Ник Тёрс начал освещать то, что можно считать тайной историей Американской войны в этом веке — усиление и расширение американских Сил Специальных Операций —...

Подробнее...

Искусство сделки в стиле Пентагона

Обречённые на провал войска Вот заголовок, который недавно зацепил мой взгляд: «Бывший верховный генерал США Данфорд присоединился к ЮНИСЕФ»....

Подробнее...

Новейшее поле боя Третьей Мировой

От редакции: Стремительное развитие событий застаёт врасплох не только гражданские службы по всему миру, но и военных, упустивших из виду опасность биологической угрозы. Материал Майкла Клэра вышел до...

Подробнее...

Google+