Пентагоновский социализм

Милитаризация экономики во имя обороны

Милитаризация экономики во имя обороны

Ещё в середине 1990-х я заметил в книге «Конец культуры победы», помня о своём американском мире детства 1940-х и 1950-х:

«Миры воина и изобилия, на мой взгляд, более не противоречили друг другу, поскольку они существовали для директоров корпораций, университетских ученых-исследователей и военных офицеров, использовавших растущий военный бюджет и страх перед коммунизмом для создания новой экономики национальной безопасности.

Альянс большой индустрии, большой науки и военных был образован во время Второй Мировой. Этот альянс размыл границы между военными и гражданскими, объединив два ряда желаний: технологических прорывов, ведущих к более быстродействующему оружию уничтожения, и более лёгкой жизни. Гонка вооружений  и гонка за хорошей жизнью теперь сошлись в одном настрое на «войну».

«В 1950-е … «воинствующее кейнсианство» сдвинуло экономику США в сторону потребления, где желание ещё большего количества машин и ракет, электроплит и танков, телевизоров и подлодок удовлетворялось единым корпоративным механизмом. Компании… производившие крупные предметы для американских домов одновременно были ведущими подрядчиками в разработке систем вооружений, вводя Пентагон в его собственный век изобилия».

И вот что любопытно: почти через четверть века после того, как я написал эти слова, во время  второго золотого века, когда миллиардер занимает Овальный Кабинет (благодаря, в частности, тому, что многие американцы более не ощущают, что они являются частью эры изобилия), Пентагон процветает, да ещё как. Если уж на то пошло, в двадцать первом веке обе партии в Вашингтоне  повысили ставки на воинствующее кейнсианство и, как сегодня пишет постоянный автор TomDispatch и специалист Пентагона Уильям Хартунг, похоже, что годы Трампа, несмотря на возможное умеренное сокращение бюджета Пентагона будет оставаться золотым веком для американских военных. В конце концов, если команда президента и может что-то сказать по этому поводу, то ещё большая часть американской экономики будет управляться военно-промышленным комплексом.

Однако, остаётся один вопрос относительно этой недавней версии века изобилия, учитывая роковое прикосновение президента (от казино до гостиниц, от воздушных линий до университетов, от журналов до стейков и даже водки) не окажется ли в конце концов, что это ещё и век милитаризированного банкротства?

Том.

* * *

Учитывая его сумасбродное поведение, от ежедневных взрывов в Твиттере до повышения накала лжи с каждым часом, сложно думать о Дональде Трампе, как о человеке, у которого есть некий план. Но по крайней мере в одной области — перестройке экономики, призванной служить нуждам военно-промышленного комплекса — он (охните!) всё больше превращается в социалиста.

Его план теперь явно обретает очертания — какие можно увидеть и оценить благодаря проведённому Пентагоном  исследованию со столь сложно выговариваемым названием: «Оценка и укрепление производственной и оборонной индустриальной базы и стрессоустойчивости цепочек поставок Соединённых Штатов». Анализ — дитя советника Трампа по торговле и производству Питера Наварро, который к тому же оказался основным архитектором торговых войн президента.

Однако Наварро вряд ли единственный, кому стоит отдать должное за свежее разработанный экономический план администрации, поскольку ведущим агентством его развития был и наиболее заинтересованный в проекте сам Пентагон, в частности, отдел оборонно-промышленной политики. Кроме того, те, кто создавал отчёт, делали это в координации в целым рядом других агентств, от департамента Коммерции до Директора Национальной Разведки. И это ещё не всё. Это ещё и продукт «межорганизационных сил», составленных из 16 рабочих групп и 300 экспертов «по значимым вопросам», дополненных более чем дюжиной производственных «слушаний» с такими организациями, как Национальная оборонно-промышленная Ассоциация, пропагандистская структура, представляющая 1600 компаний в оборонном секторе.

Прежде, чем перейти к сути и последствиям этого для американской экономики и национальной обороны, позвольте мне сделать паузу, чтобы отметить два других небольших момента.

Во-первых, вы в курсе, что в Пентагоне есть даже Отдел оборонно-промышленной политики? Звучит подозрительно, как своего рода правительственная организация, которая занимается экономическим планированием, практически анафема не только для Республиканцев, но и многих Демократов. Единственная причина, что это не стало национальным скандалом — вместе с броскими заголовками в «Фокс Ньюз» о конце американского образа жизни, каким мы его знаем, и о приходе ползучего социализма — в том, что он является частью организации, которая всегда была исключением из диктата «свободного рынка»: Министерства обороны.

Во-вторых, как насчёт тех 300 экспертов по значимым вопросам? Ведь с каких это пор Дональд Трамп консультируется с экспертами по значимым вопросам? Определённо не по вопросам смены климата, самой неотложной проблеме, стоящей перед человечеством, в котором экспертное мение потрясающе едино. Однако Пентагон и его подрядчиков следует считать особой заинтересованной группой, а этому статусу соответствует особое отношение. И если это означает консультации с 300 подобными экспертами, чтобы убедиться, что их «нужды» будут удовлетворены, то так тому и быть.

Лозунг на все времена?

А теперь перейдём к крупным вопросам.

В соответствии с кратким резюме нового доклада Питера Наварро о промышленной базе, которое появилось в редакционной статье в «Нью-Йорк Таймс», основа плана Трампа — вера президента , что «экономическая безопасность равна национальной безопасности». Когда речь идёт о производстве вооружений, подход администрации включает строительство Цитадели американской экономики, которая как можно меньше будет зависеть и иностранных поставок. Считайте это всего лишь последней вариацией на тему экономической стратегии «Америка превыше всего» Трампа, покоящейся на непримиримом национализме. Как лозунг «экономическая безопасность равна национальной безопасности» не вполне соответствует популистскому «Сделать Америку снова великой», но это часть того же взгляда на мир.

В полёте помпезности (и подхалимства), которые должны заставить босса надуться от гордости, Наварро в статье предположил, что этот лозунг должен войти в анналы истории, наряду с другими перлами президентской мудрости. Как он выразился:

«Слова МакКинли… «Патриотизм, защита и процветание»… катализировали сильный экономический рост. Слова Рузвельта «Мягко говорить, приберегая большую дубинку» помогли трансформировать Флот в военную силу, способную осуществлять проекцию силы по всему миру. Слова Рейгана «Мир через силу» вдохновили на беспрецедентную реорганизацию вооружённых сил, которая поставила на колени Советский Союз … История рассудит, войдёт ли «экономическая безопасность есть национальная безопасность» Дональда Трампа в список великих президентских изречений».

Суть пентагоновской схемы обеспечения безопасности Америки при нескончаемой политике подготовки к войне (и войнах) состоит в том, чтобы организовать как можно большую часть экономики вокруг нужд военного производства. Сюда войдёт уничтожение того, что Наварро представляет, как 300 уязвимостей» оборонной экономики — от опоры на одного-единственного поставщика ключевых компонентов систем  вооружений и тому подобного до зависимости от иностранных поступлений, вроде редкоземельных металлов из Китая, и нехватки молодых рабочих, с навыками и мотивацией, необходимых для поддержания работы огромной американской машины по производству вооружений. Китай занимает в докладе видное место, его торговая и инвестиционная политика постоянно представляются «экономической агрессией».

И нет нужды говорить, это же Пентагон, одно из самых сильных пожеланий в докладе это необходимость — да, вы угадали! — больше денег. Не имеет значения, что США уже тратят на свои войска больше, чем следующие по списку семь стран, вместе взятые (пять из них — союзники США). Не имеет значения, что рост расходов Пентагона за прошедшие два года  больше, чем весь военный бюджет России. Не имеет значения, что несмотря на вывод десятков тысяч военнослужащих из Ирака и Афганистана, расходы страны на Пентагон и связанные с ним программы (вроде работы над ядерными боеголовками в департаменте энергетики), в 2019 финансовом году достигнут  $716 миллиардов, это один из самых высоких уровней за всё время. Признайте, скажите, Пентагон и его союзники на Капитолийском Холме, что США не способны построить надёжную экономическую промышленную базу для всех вооружений на все времена, не потратив ещё больше денег налогоплательщиков. Считайте это стратегией «Пентагон превыше всего».

Как оказывается, Пентагон выбрал 300 экспертов. Новый план, отражающий их коллективную мудрость, — это катастрофа в области экономики и безопасности в процессе создания.

Подумайте без всякой иронии, что некоторые из этих экспертов и организаций теперь предлагают, чтобы мы поставили американское будущее на то, чтобы накачивать самый неэффективный сектор нашей экономики — нет, нет, я не имею в виду угольную промышленность, я имею в виду военно-промышленный комплекс. Это те же консервативные эксперты, критиковавшие Советский Союз за то же самое, что теперь предлагают сами. Они всё ещё утверждают, что СССР распался потому, что Вашингтон умно заманил его руководителей идеей всё больше ресурсов вкладывать в военный сектор. А это, настаивают они, усилило косность советской системы, что сделало фактически невозможной адаптацию к быстро меняющемуся глобальному экономическому ландшафту.

Наше военное строительство, они в это всё ещё пламенно верят, обанкротило Советский Союз. Другие аналитики, вроде Лоуренса Уиттнера, подобное мнение ставят под сомнение. Но если быть последовательными, разве не следует тем консерваторам, кто заявлял, что именно излишние военные расходы сделали с Советами, тревожиться о том, что политика президента Трампа в виде массированных налоговых льгот для богатых, увеличения расходов Пентагона и торговые войны с соперниками, равно как и союзниками могут сделать то же самое с Соединёнными Штатами?

Как выглядела бы реальная промышленная политика?

Промышленная политика не должна быть ругательным словом. Проблема вот в чём: отвечать за неё должен не Пентагон. Цель эффективной промышленной политики должна состоять в создании хорошо оплачиваемых рабочих мест, особенно в секторах, которые соответствуют неотложным национальным нуждам, вроде восстановления разрушающейся инфраструктуры Америки и развития альтернативных энергетических технологий, которые помогли бы обратиться к срочным опасностям, представляемым сменой климата.

Крупнейшая экономическая проблема, стоящая сегодня перед США — как организовать экономический переход, который заменит рабочие места и доходы от дисфункциональной деятельности, вроде излишних трат на Пентагон и субсидирование промышленности, загрязняющей окружающую среду. Утверждение, что Пентагон совершенно необходим для создания рабочих мест в Америке стало инструментом блокирования конструктивных перемен, которые пошли бы на пользу окружающей среде и истинной американской безопасности. Например, члены Конгресса бояться отвергнуть сомнительные программы вооружений, вроде Ф-35 — неимоверно дорогостоящий и неудачный самолёт, который, возможно, никогда так и не будет готов к боевым действиям — из страха сокращения рабочих мест в своих штатах или округах. (То же верно и относительно угля и нефтяной отрасли, которые бесконечно разыгрывают якобы выгоды от создания рабочих мест в своей сфере деятельности).

Откуда взяться альтернативным пентагоновской программам создания рабочих мест? Короткий ответ — инвестировать фактически во всё, кроме покупки большего количества вооружений и ведения войн, да и американцам станет лишь лучше. Например, расходы Пентагона создают поразительно меньше рабочих мест на доллар, чем вложение тех же долларов налогоплательщиков в ремонт и восстановление инфраструктуры, создание альтернативных источников энергии, образование или здравоохранение.  Исследования, проведённые Университетом Массачусетса, экономистом Хейди Гарретт-Пелтиер для проекта «Стоимости войны» в Университете Брауна выявили, что если бы после событий 9/11правительство инвестировало $230 миллиардов ежегодно в гражданскую деятельность вместо трат на американские войны, это дало бы 1, 3 миллиона дополнительных рабочих мест. Более равномерная налоговая политика, по которой зажиточные граждане и корпорации  платили бы свою справедливую долю, могла бы дать $2 триллиона на инфраструктурные программы, поддержав создание 2,5 миллионов новых рабочих мест в первый же год, в соответствии с предложением, выдвинутым партией Прогрессивистский кокус Конгресса США.

Что до столь разрекламированных и неимоверно раздутых заявлений президента о рабочих местах, которые появятся от экспорта вооружений, так глобальный рынок вооружений представляет собой лишь крошечную долю растущего рынка возобновляемых энергетических технологий. Если цель состоит в создании рабочих мест с помощью экспорта, развитие технологий для того, чтобы воспользоваться огромным будущим рынком возобновляемых источников энергии, который, как полагают, может достичь $2.1 триллиона к 2025 году, то системы вооружений не идут с этим ни в какое сравнение. В конце концов, это почти в 20 раз превышает нынешний уровень общей глобальной торговли оружием, она-то достигает ежегодно $100 миллиардов. Но анализ Мириам Пембертон и её коллег в Институте Политических Исследований показывает, что США тратят в 28 раз больше на свои войска, чем на программы создания реальных рабочих мест, разработанные для работы с угрозой смены климата.

Подобные шаги были бы неплохим началом — но только началом, когда речь идёт о сокращении зависимости экономики США от оружия и загрязнений. Конечно, у администрация Трампа к этому нет никакого интереса. (Она скорее уступит роскошный будущий рынок возобновлемой энергии Китаю, и едва ли будет за него бороться).

И всё же остается вопрос: что бы означал подобный сдвиг приоритетов для защиты оборонно-промышленной базы? Если вы признаёте допущение, что правительству США нужно вести постоянные экономические войны (и вести нескончаемые войны на огромных просторах планеты), то некоторые рекомендации Пентагона могут иметь кое-какой смысл. Но внешняя политика, которая делает больший упор на дипломатию — та, которая считает важным обращаться к невоенным опасностям, вроде смены климата — не потребует такого крупного военного производства на первом месте. При этом сценарии алармистские заявления о том, что США не смогут защитить себя, не усиливая милитаризацию нашей уже излишне милитаризованной экономики, внезапно становятся неубедительными.

Но давайте поставим сектору вооружений кое-что в заслугу. Его директора старательно работают, чтобы выстроить местную экономику — за морями. Долговременный экономический план Саудовской Аравии, например, призывает к тому, чтобы 50% стоимости покупок вооружений тратились на построение собственной военной промышленности. Американские гиганты, вроде «Рейтион» и «Локхид Мартин», быстро пообещали верность этому плану, организуя там филиалы и согласившись на сборку таких систем, как вертолёты в Саудовской Аравии, а не в США. В то же время «Локхид Мартин» помогает ОАЭ развивать производство роботизированных станков, которые пользуются большим спросом в оборонной и аэрокосмической промышленности. И программа Ф-35 создает производственные рабочие места в более чем дюжине стран, в том числе сборочные конвейеры в Италии и Японии.

Директор «Рейтион» Томас Кеннеди подвёл итоги этого подхода, когда обсуждал развивающееся партнёрство своей компании с Саудовской Аравией: «Работая вместе, мы можем помочь выстроить мирового уровня обороны и кибер-возможности в Королевстве Саудовская Аравия». И помните, что это рабочие места от столь многих продаж саудовцам оружия, и именно этими рабочими местами продолжает хвалиться президент Трамп. Конечно, хотя это может оказаться и плохой новостью для американских рабочих, это прекрасно срабатывает, как стратегия поддержания прибылей американских производителей вооружений на стратосферном уровне.

Переход от «экономической безопасности, равной национальной безопасности» Питера Наварро к экономике, намного менее зависимой от чрезмерных военных расходов, означал бы крупный сдвиг в бюджетных приоритетах Вашингтона, подобную перспективу на данный момент сложно себе представить. Но если Пентагон может планировать надолго вперед, почему бы этого не делать и нам?

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Планета войны

Глобальная война до бесконечности и за её пределами Я помню,  как однажды Чалмерс Джонсон описывал мне своё удивление от открытия, что после окончания холодной войны и распада Советского Союза в...

Подробнее...

Вашингтон наращивает военную конфронтацию с Россией и Китаем

26 ноября «Нью-Йорк Таймс» утверждала, что «захват Россией (25 ноября) трёх украинских кораблей был первым открытым вооружённым конфликтом с 2014 года, когда российские силы оккупировали Крым». В Кры...

Подробнее...

Благодарность ветеранам за их «службу» — с чего?

В зависимости от контекста небольшое словечко «почему?» может быть совершенно безобидным или чуть ли не самым подрывным и даже кощунственным, какое только можно представить. ...

Подробнее...

Наследие бесконечной войны

Мрачное наследие Кажется, теперь у TomDispatch может оказаться несколько меньше читателей. Возможно, вас это удивит, но судя по получаемым мной письмам некоторые члены вооружённых сил США действитель...

Подробнее...

Почему руководители Соединённых Штатов упорно продолжают проигрываемые войны

Пентагон побеждает в войне, которая имеет значение В июне генерал спецслужб Остин «Скотт» Миллер, ставший уже 17-м на посту командующего контингентом США в Афганистане, предстал перед Комитетом воору...

Подробнее...

Google+