Война с наркоманией, пропавшие деньги и призрак 500 миллионов долларов

Контролирующий орган Пентагона расследует финансовые преступления в двух командованиях

Война с наркоманией, пропавшие деньги и призрак 500 миллионов долларов

Предпочтительный для американских военных наркотик

Вроде бы Дональд Трамп наконец-то предложил свой план действий по опиумному кризису в Америке.

Сделал он это во время  ежегодного обращения к Конгрессу, сопровождавшемуся овациями республиканцев (но не захлопавших самого Дональда), представив стране полицейского из Альбукерке, решившего удочерить будущего ребёнка — теперь названного «Надеждой» — бездомную беременную героиновую наркоманку, которую он обнаружил готовившейся ввести в вену дозу наркотика на задворках ночного магазинчика. А до того президент приказал министерству здравоохранения и социальных услуг объявить в связи с опиумной эпидемией «национальное чрезвычайное положение». Однако из федерального бюджета на эти цели он не предложил дополнительно ни цента. В результате его реакция на нынешний национальный кризис с наркоманией оказалась  всего лишь одобрительным кивком на возможность для полицейских офицеров усыновлять или удочерять детей наркоманов.

И это — самое серьёзное, к чему пришла его администрация по проблеме войны с наркотиками за первый год его пребывания на посту. Фактически президент стал главным пособником тому, что может оказаться кризисом наркотической зависимости в Америке. Я подразумеваю Пентагон и его наркотик — деньги. В то время, когда везде от инфраструктуры до здравоохранения  отчаянно нужны деньги, которые находятся редко, лишь Пентагон по-прежнему потребляет долларовый наркотик в огромных количествах, словно никакого завтра не существует. Он ширяется на виду у всего мира, а Дональд Трамп помогает и потворствует этому, постоянно призывая вкачивать больше денег в войска (как и в ядерный арсенал США).

Сегодня постоянный автор  TomDispatch Ник Тёрс повествует о том, куда может завести такая зависимость — не просто когда речь идёт о распространении войн с «наркоманией» ( «подсевшие» на которые американские военные никак не могут остановиться — от Афганистана до Сомали), а о растрачивании бюджетных средств в ошеломительных масштабах на большей части планеты. В случае АФРИКОМа и ЦЕНТКОМа США сюда входит то, что выдается за контр-наркотическую деятельность на Большом Ближнем Востоке и в Африке. Позвольте Тёрсу, ухватившему саму суть того, что может оказаться настоящим опиумным кризисом в Америке двадцать первого века, рассказать вам истинную историю разбазаривания средств и войн с наркоманией.

Том.

* * *

2017 год для АФРИКОМа США стал годом расследований. Было проведено расследование  в отношении двухзвёздного командира африканского командования, который якобы отправлял расистские тексты жене военнослужащего. Было проведено расследование убийства бойца подразделения ССО предположительно «морским котиком» в Мали. Начато расследование по сообщениям о пытках и убийствах на далекой базе  в Камеруне, также используемой американскими войсками. Проведено расследование массового убийства гражданских предположительно американскими спецназовцами в Сомали. И не стоит забывать об убийстве четверых бойцов подразделения ССО боевиками ИГ[1] в Нигере.

А ещё было расследование, о котором вряд ли кто слышал, оно не мелькало ни в одном заголовке. А вопрос-то остался: куда делись $500 миллионов?

По справедливости надо сказать, что этот отдельно взятый скандал связан не только с АФРИКОМом, да и столь значительная сумма не принадлежит одному лишь этому командованию. И в отличие от, вероятно, десятков тысяч наличных долларов, которые по сообщениям пропали в связи с перехватом «зеленых беретов» в Мали, эти $500 миллионов не просто исчезли. Но доклад Генерального инспектора Министерства Обороны, появившийся во время новостного затишья на следующий день после Рождества 2017 года, ставит вопросы относительно боевого командования с долгой историей скандалов, в том числе и значительных неудач в планировании, проведении, отслеживании и документировании операций по всему африканскому континенту, равно как и эффективности американской помощи.

Начиная с 2014 финансового года и по 2016-й АФРИКОМ и Центральное Командование (ЦЕНТКОМ), организация, курирующая военную деятельность США на Большом Ближнем Востоке, получили в совокупности  $496 миллионов на ведение  операций по борьбе с деятельностью наркоторговцев. Это значительная сумма была использована соответствующими командованиями для финансирования мириадов проектов от строительства пограничных аванпостов в союзных странах до подготовки персонала с полицейскими навыками, вроде сбора доказательств. Или, по крайней мере, так предполагалось. По данным генерального инспектора, ни АФРИКОМ, ни ЦЕНТКОМ не «сохранили достоверных данных по состоянию выполнения и финансирования подготовки, снаряжения и строительству объектов». Это означает, что никто — ни следователи генерального инспектора, ни персонал АФРИКОМа, ни персонал ЦЕНТКОМа — по-видимому, понятия не имеют, сколько именно денег было потрачено, на что потрачено, завершенными ли профинансированные проекты и повлияли ли они хоть в какой-то мере  на борьбу с нелегальным наркотрафиком в Африке или на Ближнем Востоке.

«Центральное и Африканское командование США не предоставило фактического отчёта по борьбе с наркотиками за 2014-2016-й финансовые года», указывает помощник генерального инспектора Майкл Роарк в меморандуме, в декабре 2017 года направленном главам обеих командований, равно как и официальным лицам в Пентагоне. «В частности, ни Центральное, ни Африканское командование США не сохранило достоверных данных о состоянии завершенности  и финансирования подготовки персонала, снаряжения и строительства объектов в рамках борьбы с нелегальным оборотом наркотиков». Что ясно, так это то, что расходование огромных сумм бюджетных средств, выделенных на подобную подготовительную деятельность, не отслеживалось постоянно и не было подотчётно никому, в том числе — судя по словам, пресс-секретаря Службы генерального инспектора Брюса Андерсона — $73 миллиона финансирования деятельности по борьбе с нелегальным оборотом наркотических средств.

TomDispatch регулярно выходил на контакт с Африканским командованием с просьбой прокомментировать доклад генерального инспектора. Судя по цифровым данным, АФРИКОМ читал отправленные вопросы, но вплоть до публикации этой статьи ответов так и не последовало.

Полномасштабная борьба с незаконным оборотом наркотиков

Со времени событий  9/11 военная активность США на африканском континенте росла по экспоненте. Теперь на континенте американские войска проводят около 3,500 учений, программ и других действий в год, в среднем по 10 миссий в день. В то же время самые элитные войска Америки — включая морскую пехоту и «зеленые береты» — в прошлом году были развёрнуты не менее, чем в  33  из 54 африканских стран.

Многие из миссий командования сконцентрированы на подготовке местных союзников и марионеточных армий. «Демонстрационные программы по сотрудничеству в области безопасности АФРИКОМ остаются краеугольным камнем нашей длительной работы по безопасности с африканскими партнёрами», читаем мы в кредо командования под названием «Что мы делаем». «Условия успешности наших программ по сотрудничеству в области безопасности и деятельность на континенте организованы с помощью сотен обязывающих соглашений, поддерживающих широкий круг деятельности». Сюда входят не только иностранная военная помощь и подготовка, но и поддержка борьбы с оборотом наркотиков.

К 2012 году отдел по противодействию обороту наркотиков и помощи органам правопорядка Африканского командования США уже предоставлял около $20 миллионов финансовой    помощи  в год различным странам-партнёрам. В этом он полагался на специальное законодательство, позволяющее военным работать не только с вооружёнными силами, но и партнёрами внутри агентства, например, с агентством по контролю за применением закона о наркотиках и ФБР, равно как и местными органами правопорядка и судами, таможней и министерствами внутренних дел различных африканских стран.

Однако африканские партнёры командования зачастую попадают в передряги из-за собственных проблем с наркотиками. «На управленческом фронте доходы от торговли наркотиками и другие формы незаконной торговли вызывают резкий рост коррупции среди самих организаций, несущих ответственность за борьбу с этими преступлениями»,  отмечал в прошлом году Дэвид Луна из Бюро по вопросам международного контроля за наркотиками и охране правопорядка в речи о борьбе с организованной преступностью в Африке. «Сговор и причастность к преступным сетям некоторых чиновников из правительства  помогают создать коридоры незаконной торговли, тянущиеся от западно-африканского побережья до мыса Горн, от Северной Африки на юг до Гвинейского залива».

Но коррумпированные союзники, как указывает Генеральный инспектор Пентагона, лишь одна из проблем, с которой сталкивается американская анти-наркотическая стратегия. Другая проблема — сам АФРИКОМ.

Мудрость толпы против простой электронной таблицы

В 2014 капитан береговой охраны Тед Сент Пьер, глава подразделения в отделе АФРИКОМ по контролю оборота наркотиков и охране правопорядка  обратился к консалтинговой фирме Wikistrat за разработкой и проведением «моделирования сценария» для помощи командованию в развитии стратегии борьбы с наркоторговлей в северо-западной Африке. Это моделирование было подано, как коллективный футуристический подход к проблеме двадцать первого века. «Идея состоит в том, что эта технология использует «мудрость толпы», точно как усреднение оценок толпы на сельской ярмарке окажется очень близко к количеству «желе-бобов»[2] в банке», сказал Тим Хэффнер, программный аналитик того же отдела и человек, назначенный ответственным за проект моделирования. Как оказалось, офицеры отдела АФРИКОМ по борьбе с наркотиками могли бы извлечь выгоды от намного более низко-технологичной помощи — вроде помощи в сохранении точных электронных таблиц.

Возьмём радио-оборудование, которым командования помогло Сенегалу бороться с наркоторговлей. Судя по электронным таблицам, предоставленным АФРИКОМом Генеральному инспектору, в 2014 году на эти цели был выделен $1.1 миллион. Оставив в стороне вопрос, полезно ли это оборудование собственно для сокращения наркоторговли, по крайней мере ясно, сколько денег было потрачено на эти радиоприборы. Но ясно только до тех пор, пока Генеральный инспектор не проверил другую электронную таблицу, также представленную АФРИКОМом. Данные дали сумму почти втрое выше — $3.1 миллиона — выделенных и потраченных на те самые радиоприборы. Вопрос: сенегальские войска получили радиоприборы на $1 миллион или втрое больше? В АФРИКОме это никому не известно.

Не самом деле эти две таблицы говорят совершенно разное о крупной американской анти-наркотической кампании на континенте в 2014 году. Одна показывает, что налогоплательщики профинансировали 55 различных проектов на $15 миллионов, другая  даёт 134 вида деятельности на сумму $24 миллиона. Следователей особенно встревожила вторая таблица, в которой «выделенные, обязывающие и израсходованные суммы … были тождественны по каждому виду деятельности, что заставило команду поставить под сомнение достоверность данных». Итак, какая же таблица верна? Сколько проектов было на самом деле выполнено? Сколько миллионов долларов на самом деле потрачено? В Службе генерального инспектора пришли к выводу, что чиновники отделения по борьбе с наркотиками не знают и потому «не могут подтвердить, какие данные были полными и точными».

Или взять Камерун в 2016 году. В том году, судя по словам официальных лиц АФРИКОМа, США выделили $143 493 на подготовку ВС страны в области «сбора доказательств». (Это тот момент, когда чиновники АФРИКОМ по-видимому не обращали внимания на многочисленные свидетельства пыток задержанных мирных жителей, иногда убийств, на камерунской базе, используемой американскими военными). А сводная таблица данных за 2016 год, проверенная следователями Генерального инспектора показывает, что на подготовку было выделено лишь $94,620, а $165 078  были «обязательством» — то есть соглашением о выплате этой суммы «за обслуживание» — за ту же самую деятельность. В итоге, судя по докладу Генерального инспектора в декабре 2017 года персонал отдела по борьбе с наркотиками АФРИКОМ не может сказать, сколько действительно было потрачено на подготовку камерунцев в области сбора доказательств из-за «ошибки правоохранительного агентства в отслеживании финансирования».

Отчёты о строительной деятельности — в таком же беспорядке. Когда официальные лица отдела по борьбе с наркотиками предоставляют персоналу службы ГИ таблицы, посвящённые подобным проектам, информация оказывается несоответствующей другим документам АФРИКОМ. Когда я читал отчёт ГИ об этом, я вспомнил интервью, которое брал несколько лет назад у Криса Гэтца из африканского армейского инженерного корпуса относительно строительных проектов командования ССО в Африке. «Я буду с вами совершенно искренен», сказал он, «насколько дело касается этих проектов, у меня нет хороших оценок». Я тогда спросил, финансируются ли некоторые проекты из фондов на борьбу с нарко-терроризмом. «Нет, на самом деле такого не было», уверял он, что заставило меня спросить о Нигере. Я знал, что США выделили значительные ресурсы на проекты в той стране, в частности  в городах Арлит и Тахоуа. Когда я объяснил, что уже нашёл ту информацию, он тут же определил нужный документ, добавив, «О, ладно, извините. Вы правы, у нас там есть пара случаев... На самом деле они выделены под строительство».

Эта строительная деятельность началась — по крайней мере, на бумаге — в 2013-м. Кажется, с тех пор мало что изменилось, когда речь идёт о сохранности отчётов. Когда следователи ГИ просмотрели более близкие по времени дела со строительством в Нигере для своего отчёта, они обнаружили, например, призрак проекта борьбы с наркотиками — помещение для занятий, каким-то образом неотделимое от борьбы против наркотиков в этой западно-африканской стране. Когда они запросили документацию на строительство этого помещения в 2015 году, в АФРИКОМ им сказали, что проект ликвидирован. Помещение так и не построили. Но никакие данные ни в каких таблицах, ранее предоставленных командованием, не показывают, что строительство было отменено.

И АФРИКОМ, и ЦЕНТКОМ оставили значительные фонды для дальнейшего обсуждения, те деньги, которые фактически никогда не тратились и могли бы быть использованы для другой деятельности в борьбе с наркотиками, если бы не были потеряны, судя по отчету ГИ. Например, «агентство по соблюдению правопорядка» провело  29 подготовительных занятий по борьбе с наркотиками за два года в неназываемой африканской стране (или странах), оставив нетронутыми $805 000 финансирования, по крайней мере если основываться на официально выделенных расходах на подобные занятия. Однако, как оказалось, официальные лица АФРИКОМ понятия не имеют, что эти фонды не были потрачены. В докладе типичным бюрократическим языком подводится итог следующим образом: «Неиспользованные суммы могут быть больше или меньше, поскольку АФРИКОМ США  не знает, сколько было потрачено на самом деле на проведение подготовки».

В целом неверная бухгалтерия, по-видимому, в итоге привела к тому, что по меньшей мере $128 миллионов финансирования АФРИКОМ и ЦЕНТКОМ на борьбу с наркотиками в 2014-2016 годах остались неиспользованными.

Ранее принятые дурные законы

Вряд ли это первый случай, когда Африканское командование столкнулось с проблемой отчёта за проделанную работу и потраченные доллары. В 2014  году TomDispatch раскрыл результаты отчета ГИ (Combined Joint Task Force-Horn of Africa Needed Better Guidance and Systems to Adequately Manage Civil-Military Operations), который так и не был обнародован. В нём раскрывались неудачи в планировании, проведении, отслеживании и документировании гуманитарных проектов филиала АФРИКОМ — Совместной оперативной группировки в районе Африканского Рога (Сомали), CJTF-HOA.

В тот раз ГИ обнаружил настолько дурную бухгалтерию, что официальные лица CJTF-HOA «не имели эффективной системы управления или отчетов о связях с местными сообществами и не дорогостоящих действий». Таблицы по подобным проектам были настолько неполными, что 43% всех действий не упоминалось. Тем не менее, служба ГИ сумела проверить 49 из 137 акций гуманитарной помощи и проектов гражданской помощи, стоивших американским налогоплательщикам около $9 миллионов, и выяснила, что военные чиновники, контролировавшие проекты в соответствии с целями АФРИКОМ, «неадекватно планировали или проводили их». Проверив 66 действий с местными сообществами и не дорогостоящую деятельность (вроде распределения спортивного инвентаря и семинаров по установке солнечных батарей) следователи выявили, что должностные лица не смогли точно определить стратегические цели в 62%, судя по сохранившейся ограниченной документации.

В некоторых случаях они не смогли объяснить, как их усилия поддерживают цели АФРИКОМ на континенте, в других исчезла финансовая документация, в ещё большем числе случаев персонал не смог убедиться, что местное население получило оборудование для продолжения проектов после ухода войск США. Опасность в том, как говорится в отчёте, что проекты вроде строительства американцами колодцев, питьевых источников и цистерн быстро придут в упадок и станут тем, что официально называют «памятниками неудачам США».

Проблема наркотиков

После многих лет неудач в сохранении достоверных данных и эффективного контроля своей деятельности в борьбе с наркотиками, Африканское командование, по слова представителей службы ГИ Пентагона, наконец-то предприняло меры по исправлению ситуации. «Официальные лица АФРИКОМ США разработали стандартные процедуры, которые полностью следуют рекомендациям» из отчета ГИ в декабре 2017 года, сказал  TomDispatch Брюс Андерсон из офиса ГИ. «Они также представили план расходов на 2018-й финансовый год в качестве доказательства воплощения некоторых процессов».  Посмотрим, будут ли эти меры эффективны и будут ли другие виды помощи всесторонне отслеживаться.

Если АФРИКОМ, возможно, приводит свою деятельность в порядок, этого нельзя сказать о ЦЕНТКОМ, который, по словам Андерсона, фактически потерял или адекватно не отследил почти $423 миллиона, выделенных на борьбу с наркотиками между 2014 и 2016 годами. Как и АФРИКОМ, Центральное Командование не смогло предоставить ответы на вопросы  TomDispatch к моменту публикации, хотя оттуда и отвечали на электронные письма. Более чем через месяц после публикации отчёта в декабре 2017 года ЦЕНТКОМ не может сказать, выполнены ли рекомендации ГИ. «Как вы знаете, это сложная проблема, и нужна координация внутри цепочки командования», написал в электронном письме пресс-секретарь подполковник Эрл Браун по этому вопросу. «Две рекомендации ЦЕНТКОМу США остаются не решёнными», сказал он TomDispatch. «ЦЕНТКОМ США провел некоторую коррекцию действий, но это лишь частично касалось рекомендаций».

Больше тревожит то, что выявленное в отчёте ГИ или фактический отказ ЦЕНТКОМа выполнить рекомендации могут быть траекторией наркоторговли в  зонах ответственности двух командований — Африки и Большого Ближнего Востока. В прошлом году Управление ООН по борьбе с наркоманией и преступностью отмечало, что хотя западная Африка «давно стала транзитной зоной для торговли кокаином и героином, теперь она превратилась в зону производства запрещённых веществ таких, как амфетамины и прекурсоры» и что на местном уровне использование наркотиков «представляет собой растущую проблему». В то же время в Западной Африке расширяется торговля героином, как и употребление наркотиков в личных целях.

Даже Африканский Центр стратегических исследований Пентагона бьёт тревогу. «Наркоторговля представляет собой основную транснациональную угрозу в Африке, которая сопутствует другой противозаконной деятельности, от отмывания денег до торговли людьми и терроризма»,  предупреждал он в ноябре прошлого года. По данным доклада ООН о распространении наркотиков в мире от 2017 года, две трети кокаина, перемещаемого контрабандой между Южной Америкой и Европой, проходят через Западную Африку, в частности через Бенин, Кабо-Верде, Гану, Гвинею-Бисау, Мали, Нигерию и Того. Кения, Нигерия и Танзания — в числе стран с самым высоким уровнем грузооборота опиатов, проходящих из Пакистана и Афганистана на запад». Насколько дурно это отражает усилия АФРИКОМ по усилению борьбы с наркоторговлей его ключевых союзников вроде Кении, Мали и Нигерии, но ещё мрачнее выглядит ЦЕНТКОМ, который ведёт давнюю войну Вашингтона в Афганистане  с его по-видимому непрерывными миссиями по противодействию наркотикам.

Весной 2001 года американские эксперты сделали вывод, что запрет на культивацию мака правительством Талибана в Афганистане уничтожил крупнейший в мире рынок производства героина. Позже в том же году в страну  вторглись войска США, и с 2002 года Америка вложила $8.7 миллиардов в финансирование борьбы с наркотиками в этой стране. Доклад, изданный в конце месяца Генеральным инспектором по восстановлению Афганистана даёт подробные результаты борьбы с наркотиками 16-летней войны ЦЕНТКОМа: «Общая площадь культивации опиума и его производства в Афганистане достигла в 2017 году исторического пика», говорится в нём, в частности. «Афганистан остаётся крупнейшим в мире производителем и экспортером опиума, производя по оценкам  80% мирового опиума».

Во многом эти результаты отражают крупные контр-террористические усилия, часть которых составляют эти кампании против наркотиков. В 2001 году, например, подразделения США сражались в Афганистане всего с двумя врагами — аль-Каидой и Талибаном. Теперь же, судя по недавнему докладу Пентагона, они воюют с более чем в 20 раз большим количеством группировок. В Африке официально числились  пять основных террористических групп, а в 2012 их числе увеличилось, по разным данным Пентагона, до более 20, а то и ближе к 50.

Корреляции — не то же самое, что причины, но учитывая итоги значительной помощи в борьбе с наркотиками Африканского Командования и Центрального Командования — включая те $500 миллионов за прошедшие три года — маловато свидетельств, позволяющих полагать, что лучшее ведение отчётов может решить проблемы, досаждающие усилиям военных в борьбе против наркотиков на Большом Ближнем Востоке или в Африке. Хотя АФРИКОМ и, в меньшей степени, ЦЕНТКОМ внести изменения в то, как они отслеживают помощь в борьбе против наркотиков, обе организации по-видимому по-прежнему подсажены на вливание денег в действия, которые дают немного успехов. Более эффективное использование таблиц не решит основные проблемы войн Америки и не излечит пагубной привычки к политике, которая продолжает проваливаться.

Примечания:

1 — организация, запрещённая в РФ.

2 — драже «желе-бобы», жевательные конфеты с твердой оболочкой и мягкой фруктовой начинкой. Популярное детское лакомство известно также как любимые конфеты президента Р. Рейгана; в Белом доме для гостей всегда стояли большие круглые стеклянные банки с этим драже.

 

 

 


В этой рубрике

Вашингтон наращивает военную конфронтацию с Россией и Китаем

26 ноября «Нью-Йорк Таймс» утверждала, что «захват Россией (25 ноября) трёх украинских кораблей был первым открытым вооружённым конфликтом с 2014 года, когда российские силы оккупировали Крым». В Кры...

Подробнее...

Благодарность ветеранам за их «службу» — с чего?

В зависимости от контекста небольшое словечко «почему?» может быть совершенно безобидным или чуть ли не самым подрывным и даже кощунственным, какое только можно представить. ...

Подробнее...

Наследие бесконечной войны

Мрачное наследие Кажется, теперь у TomDispatch может оказаться несколько меньше читателей. Возможно, вас это удивит, но судя по получаемым мной письмам некоторые члены вооружённых сил США действитель...

Подробнее...

Почему руководители Соединённых Штатов упорно продолжают проигрываемые войны

Пентагон побеждает в войне, которая имеет значение В июне генерал спецслужб Остин «Скотт» Миллер, ставший уже 17-м на посту командующего контингентом США в Афганистане, предстал перед Комитетом воору...

Подробнее...

С-300 в Сирии — предварительная оценка

Теперь мы знаем чуть больше о том, какую версию семейства С-300 русские поставили сирийцам — русские превратили несколько С-300РМ и С-300П2 в экспортную версию С-300ПМУ-2 «Фаворит», именно которую, кс...

Подробнее...

Google+