Двадцать вторая неделя российского вмешательства в Сирии: Путин объявляет о новой стратегии

Двадцать вторая неделя российского вмешательства в Сирии: Путин объявляет о новой стратегии

Вот уж действительно, удивительные времена. Всего две недели назад я отмечал большую вероятность резкой эскалации войны в Сирии, а на этой неделе Владимир Путин объявил о выводе того, что я назвал бы компонентом «тактического воздушного удара» российских сил в Сирии. Как такое возможно? Как могла Россия предупреждать о турецких войсках, готовых вторгнуться в Сирию, а затем вдруг вывести основную часть своей развёрнутой в Сирии огневой мощи.

Самое глупое объяснение было предложено, как только Путин сделал своё заявление: «Русские испугались и теперь бегут, бросив Сирию на произвол судьбы». Это объяснение тут же было подхвачено разношёрстной компанией весьма разных людей: американцами, чьи иллюзии о военной мощи США были разбиты унизительным сравнением военных действий США и России, русскими ура-патриотами, которые всегда обвиняют Путина в предательстве кого-то или чего-то, диванными стратегами, всегда приветствующими усиление военных действий независимо ни от чего, и так далее.

В прошлой статье я упоминал тот факт, что русские просто достигли всех своих целей, а те, кто ныне обвиняет Россию в «бегстве», либо умышленно игнорируют кристально ясные цели российской миссии («стабилизировать законные власти и создать условия для политического компромисса»), либо никогда не пытались сначала их узнать. Логическая невозможность «бегства» после достижения всех целей, по-видимому, от них ускользнула.

Для тех, кто интересуется этой темой, я бы порекомендовал совершенно потрясающий анализ Александра Меркуриса в статье «Уход России из Сирии – почему это случилось и почему смена режима ушла из повести дня», которую я считаю лучшим и наиболее тщательным разбором темы.

Но всё же, ничто из сказанного не даёт ответа на вопрос – почему русские выводят силы именно тогда, когда турки и саудовцы готовы вторгнуться?

Как бывает с логическими тупиками, этот вопрос предполагает два крайне ошибочных допущения:

  1. Что единственный/лучший способ удержать турок от вторжения – сдерживать их военными силами.
  2. Что если турки решатся на вторжение, то единственный/лучший способ воспрепятствовать им в этом – использовать развёрнутые в Сирии российские военные силы и средства.

Давайте разберём по очереди. Но прежде чем я это сделаю, мне придется снова повторить свою мантру 22-недельной давности: российские военные силы в Сирии невелики. Они никогда не задумывались для отражения турецкого вторжения (тем более для защиты Сирии от США или НАТО), и ещё менее – для ведения региональной войны против Турции, Саудовской Аравии и ещё Бог знает скольких более мелких государств. Россия никогда не ставила таких целей, следовательно, силы, отправленные в Сирию, не обладали такого рода средствами. Ни 22 недели назад, ни сегодня. Во-вторых, если Эрдогану и Дому Сауда есть относительно немногое, что терять в безумном вторжении в Сирию, то Россия может потерять многое, и последнее, чего Путин или Россия хотят – любого рода военной конфронтации с Турцией (даже если НАТО останется в стороне) или с Саудовской Аравией. Если мы учитываем это, то становится самоочевидным, что использование небольших и уязвимых военных сил для сдерживания Турции + КСА – вероятно, худшая стратегия из возможных, особенно если она может перерасти в региональную войну.

Что сделали русские – да, это типичный для Путина приём дзюдо против турок. Вместо эскалации они сделали вид, что уходят (да, сделали вид, но об этом чуть позже). Для турок крайне сложно внезапно вторгнуться в Сирию, когда даже США и Европа присоединяются, пусть и неохотно, к российским мирным инициативам. Не сказать, чтобы я ожидал от Эрдогана какого-либо чувства своевременности или, тем более, благопристойности. Но я думаю, что у него достаточно умные советники, чтобы понять – если Турция войдёт сразу после ухода русских, то турки будут выглядеть просто ужасно (и не в первый раз). Что более важно, это заставит тех, кто отреагирует на турецкое вторжение, выглядеть «противодействующей агрессии» стороной.

Теперь рассмотрим второе допущение: если турки вторгнутся, будет ли иметь смысл использовать российские силы в Хмеймим для противодействия турецкому вторжению? Во-первых, стоит помнить, что чистые истребители (Су-30СМ и Су-35) не выведены. На самом деле, я ожидаю, что контингент будет медленно и скрытно увеличиваться. Во-вторых, Су-34 – ударные самолёты дальнего действия и они могут атаковать цели в Сирии, взлетая на юге России (или в Иране). А что до Су-24СМ и Су-25СМ, они были бы весьма полезны против турок, но и уязвимы, особенно при непосредственной атаке на Хмеймим. И наконец, Ту-22М3 и Ту-160 никогда не базировались в Сирии, это для начала. А что до русских крылатых ракет, то у них радиус действия 1500 км («Калибр») и 4500 км (X-101), и их можно запустить с Каспия, из Средиземного моря или с воздуха. Так что, хотя нынешняя передислокация сил снизила ударные возможности российских сил в Сирии, она никоим образом не снизила общие ударные возможности России против целей в Сирии. А что до Хмеймим, то база остаётся полностью укомплектованной, она сохраняет свои замечательные противовоздушные средства (С-400 и Панцирь-Ф) и неизвестное количество передовых российских истребителей, господствующих в воздухе.

Сам Путин сегодня ясно сказал, что Россия будет продолжать контролировать сирийское воздушное пространство:

Все компоненты развёрнутой системы противовоздушной обороны, включая комплексы ближнего действия «Панцирь» и дальнего действия «Триумф С-400», будут нести постоянное боевое дежурство.

Замечу, что мы в значительной мере восстановили и потенциал сирийских ПВО. Все заинтересованные стороны предупреждены и обо всём этом знают. Мы исходим из фундаментальных международных норм: никто не вправе нарушать воздушное пространство суверенной страны, в данном случае Сирии.

У нас создан и эффективно действует механизм предупреждения инцидентов в воздухе с американской стороной, но все партнёры предупреждены и знают: наши системы ПВО будут применяться по любым целям, которые мы сочтём угрозой для российских военнослужащих. Хочу подчеркнуть: по любым целям.

Предельно ясно, да?

В той же речи он направил и весьма ясное послание любому фанату вторжения:

Если будет необходимо, конечно же, Россия сможет усилить группировку в регионе в считанные часы до масштабов, которых потребует особая обстановка, и использует все доступные ей средства.

Ещё раз повторюсь, я бы сказал, что послание кристально ясно: то, о чём Путин объявил на этой неделе – новая стратегия, и никак не уход, а тем более не поражение.

Итоговый счёт этой первой фазы весьма впечатляет, особенно в сравнении с неубедительными результатами возглавляемой США коалиции, чьи операции случайно совпали с огромным увеличением числа контролируемых Даиш террористов. Смотрите сами:

В общем и целом за 5,5 месяца воздушных ударов российские ВКС совершили более 9000 вылетов, были нанесены удары по 26000 объектов инфраструктуры террористов. Среди них: 2584 коммуникационных и командных пункта, 401 тренировочный лагерь, 181 завод по производству боеприпасов, 2043 склада боеприпасов и топлива, 9318 всевозможных фортификационных сооружений, 287 объектов нефтяной инфраструктуры, 2912 бензовозов. 400 городов и более 10000 квадратных километров территории освобождены Сирийской арабской армией. Провинция Латакия полностью освобождена, коммуникации с Алеппо восстановлены, Пальмира в осаде, восстановлен контроль над её нефтяными и газовыми месторождениями. Большая часть провинций Хама и Хомс освобождена, авиабаза Кувейрис разблокирована. Общее число жертв среди российского персонала во время операции: 3 человека. (Источник)

Но эти (превосходные) военные результаты – всего лишь средство достижения весьма специфичной цели: «стабилизировать законные власти и создать условия для политического компромисса». Теперь же задача российских дипломатов будет состоять в том, чтобы воспользоваться работой своих военных коллег. Однако с настоящего момента эти дипломаты будут работать «в тени» российских вооружённых сил и каждому, с кем они будут разговаривать, при необходимости надо будет напоминать о том, что русские могут вернуться в считанные часы и что они могут нанести удар повсюду в или вокруг Сирии за считанные минуты. Эта новая реальность может оказаться значительно более сложной формой сдерживания, чем сохранение небольшого контингента ВКС в Хмеймим, не правда ли?

Если теперь мы отойдём от темы возможного турецко-саудовского вторжения, то можно начать рассматривать очертания возможной российской стратегии: вместо поражения Даиш сначала, и затем попытки реформировать Сирию средствами политического диалога, русские могут попытаться изменить последовательность, сначала реформируя Сирию средствами политического диалога, и только потом помогая «реформированной» и единой Сирии действительно нанести поражение Даиш. Если и в самом деле таков план России, то он амбициозен, отважен и потребует огромных усилий от российских дипломатов, которым придётся кропотливо «переигрывать» одну за другой фракции сирийской оппозиции, одновременно противодействуя усилиям всех партий, которые хотели бы саботировать мирный процесс и лишить и Россию, и народ Сирии вполне заслуженной победы.

Если ядовитый, возглавляемый США альянс турок, ваххабитов и сионистов преуспеет в подрыве этой мирной инициативы, то русские могут снова использовать свою военную мощь. При наличии С-400 и поддержке неизвестного числа истребителей, господствующих в воздухе, сирийские небеса должны в обозримом будущем оставаться под контролем России. В этом – условие разрешения конфликта, но будет ли этого достаточно для обеспечения длительного мира – предсказать невозможно.

Сокол

Статья написана для Unz Review.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Американское военное присутствие в Африке

Войска Соединённых Штатов продвигаются вглубь Африки Если вы читатель  TomDispatch, то знаете кое-что о настоящей значимости этой страны, чего большинство американцев не знает. Никогда не сущест...

Подробнее...

Мания «наращивания»

«Наращивание» вплоть до обрушения Каждый раз и тогда и сейчас мысленно я обращаюсь к миллионам, вышедшим в начале 2003 года по всему миру и в этой стране на протесты против грядущего вторжения в Ирак...

Подробнее...

Выигрывая Вторую Мировую в XXI веке

Милитаристская ностальгия Трампа, или опять «Победа на море» Как-то на днях я прогулялся по острову Манхэттен до улицы, где вырос. Когда-то там на всего четыре квартала приходилось четыре кинотеатра ...

Подробнее...

Проигрывая войну: одна неуклюжая метафора за другой

В Афганистане самый большой враг Америки - самообман Если бы вы спросили американцев об Афганистане до 1979 года, можно вполне уверенно поспорить, что большинство не многое знало бы об этой стране ил...

Подробнее...

Как глубинное государство пытается подвести Трампа к ядерной войне

Прежде, чем Трамп занял свой пост, он обещал модернизировать ВС США, значительно увеличив их финансирование. И когда он давал такое обещание, он говорил не только о войсках, оснащённых обычным вооруже...

Подробнее...

Google+