Здоровая паранойя

Кандагарский дневник

31 августа 2012

Передовая оперативная база «Апач» в городке Калат, провинции Забуль, Афганистан находится в нескольких минутах езды от «городка». С виду – небольшой, уродливый и грязный клочок земли на вершине холма в южном Афганистане. Ничего лишнего.

 

Специалист Томас Вуд и рядовой Коди Гиссельман дежурят на КПП

Специалист Томас Вуд и рядовой Коди Гиссельман дежурят на КПП между казармами Афганской Национальной Армии и Передовой оперативной базой «Апач» в Калате.

Эта база действует с 2006 года, и даже гравий под ногами выглядит изношенным и усталым. К базе примыкают казармы афганской национальной армии (АНА), которые гораздо обширнее.

На первый взгляд они выглядят новыми, внушительными и разросшимися. Есть даже собственное футбольное поле для афганских солдат и крытые трибуны для фанов. Было время, когда его использовали и бойцы Сил содействия международной безопасности, но нападения солдат ANA на безоружных солдат ISAF в начале 2012 года положили этому конец.

Выспавшись впервые за неделю я был, в общем-то, в довольно хорошей форме. Сопровождая бойцов Сил содействия безопасности США (ISAF) к казарме ANA, я смог послушать краткую сводку боевых действий (BUB), и как составляются планы совместных операций.

Совместные операции включают в себя сотни солдат для того, чтобы отработать множество тонкостей – и всё на двух языках. ANA задаёт темп, используя только собственное снаряжение. Американцы из ISAF, как мы надеемся, будут служить только наблюдателями.

В казармах ANA расквартированы солдаты 6-го кандака, соединения, бойцы которого сражались вместе с канадскими военными в провинции Кандагар, когда Канада там присутствовала. У многих солдат кандака до сих пор на форме нашивки в виде канадского флага рядом с афганским.

Я поговорил с команд-сержант-майором Назимом. У Назима – строевая выправка и шрам на горле. Канадцев он вспоминает с теплотой.

Команд-сержант-майор Назим из 6-го Кандака Команд-сержант-майор Назим из 6-го Кандака

«Мне приходилось бывать рядом с канадцами, американцами, англичанами, австралийцами, испанцами, итальянцами, румынами. Американцы дружелюбны, но не настолько, как канадцы. Канадцы жили с нами в одной комнате, как афганцы. Мы не считаем, что мы были разными – мы чувствовали, что они были такими же, как мы», – сказал он.

И хотя я верю, что на него действительно произвели впечатление и канадцы, и их дружелюбие – он раскрыл мне истинную причину озвученной им любви к канадцам, как раз сидя в окружении американского персонала.

«В деревне в Кандагаре рядом с передовой базой Тарнак наш пеший патруль попал под обстрел, у нас было трое убитых и один раненый ... Мы были деморализованы ... Нас припёрли к стенке. Тогда канадцы приехали на «броне» и выбили противника. И за всё время боёв – канадцы были единственными, кто помог нам доставить наших погибших обратно на базу».

Во второй половине дня я вышел делать наброски. Утром по дороге в казарму ANA я проходил через ворота в системе защиты объекта, которые соединяют его с базой «Апач». Они оснащены различными системами безопасности, за которыми наблюдают американцы-охранники из ISAF, сидящие в бетонном оборонительном сооружении. Я отправился познакомиться с ними.

Я рассчитал свой визит так, чтобы попасть в пересменку – таким образом, мне было известно, что тот, кто будет на дежурстве, будет достаточно долго рядом со мной, чтобы немного познакомиться с ними и зарисовать их. Специалист* Томас Вуд и рядовой Коди Гиссельман несли вахту. Оба они были из Форт-Льюиса,** штат Вашингтон. Очевидно, они пронюхали, что я зайду. Последующие три часа я наблюдал за их работой.

Более или менее устойчивый поток транспортных средств и персонала двигался между базами через контрольно-пропускной пункт. Поднялся ветер и пыль из автомобилей несло прямо в блок-пост. Я надел очки, и, болтая о том о сём, делал зарисовки. Специалист Вуд и рядовой Гиссельман, очевидно, знали друг друга достаточно хорошо. Они постоянно поддразнивали друг друга и балагурили, добродушно подшучивая по каждому поводу, но при этом исправно несли службу.

В какой-то момент сержант завернул на контрольно-пропускном пункт – за рулём «Гатора» – и спросил, нужно ли им что-нибудь. «Понять боевой дух», – ответил рядовой Гиссельман, перекрикивая шум двигателя. Это заставило меня рассмеяться.

За время моего пребывания там я понаблюдал, как они обыскали и завернули переводчика, которого они не видели раньше, потому что у него не было своего удостоверения личности на шнурке. Затем вытащили пропановую печь из пакистанского грузовика. Потом обыскали целую группу высокопоставленных офицеров ANA, несмотря на рекомендации и пожелания сопровождавших их американцев из ISAF.

Позже вернулся переводчик с удостоверением на шнурке. Тем не менее, они снова обыскали его и заглянули в небольшую коробку для компакт-дисков, которую он нёс.
Они были основательны и придирчивы до мелочей. В Афганистане, паранойя – полезное качество. Она может сохранить вам жизнь.

Поздним вечером я решил, что, в конце концов, я должен сегодня и поесть. Когда я заявился в обеденную зону, то заметил, что все солдаты теперь держат при себе винтовки, – даже во время еды. Было время – совсем недавно – когда они имели обыкновение класть их на землю у ног. Я спросил об этом солдата, оказавшегося рядом.

«Так на две секунды меньше – взять, прицелиться и выстрелить», – ответил он.


Примечания:

* – Любое из воинских званий в Сухопутных войсках от капрала до сержанта первого класса.

** – 4-й батальон 160-го авиационного (десантного) полка специальных операций (SOAR) расквартирован на базе «Форт Льюис», штат Вашингтон и использует вертолёты MH-60L и MH-47G.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Чарли Фокстрот, или всё кувырком

 23 августа 2012 года Иногда всё идет против вас и всё, что вы можете сделать – это плыть по течению. Сегодня утром по множеству разнообразных и на первый взгляд незначительных причин я отстал ...

Подробнее...

Афганские ВВС – из запчастей и новобранцев

31 августа 2012 Боевой вертолёт Ми-35 «Hind» («Лань») Афганских ВВС (AAF) прижат к взлетно-посадочной полосе кабульского международного аэропорта (KAIA) полуденным зноем. Капоты сдвоенного двигателя ...

Подробнее...

Афганские горки

Кандагарский полевой аэродром (КПА), провинция Кандагар, Афганистан. Я сижу в тенистом уголке на краю взлётно-посадочной полосы на КПА. Мой рейс уже был сдвинут вправо один раз этим утром. Четыре ...

Подробнее...

Беспечный патруль

2 сентября 2012 Есть в обстановке на Базе боевого охранения (COP) Мизан что-то такое… я проваливаюсь в сон, выжатый полностью, и, проснувшись освежённым, выматываюсь снова. Что-то в воздухе, наверное...

Подробнее...

Слегка потрёпанные «Калаши»

Ночная партия в «пики» сменного экипажа «Апача» Передовая оперативная база в провинции Забуль, Юго–Восточный Афганистан. 28 августа 2012 года. Устраиваюсь в темноте на скамейке. Успеваю прихватить...

Подробнее...

Google+