Слегка потрёпанные «Калаши»

Кандагарский дневник

Ночная партия в «пики» сменного экипажа «Апача»

Ночная партия в «пики» сменного экипажа «Апача»

Передовая оперативная база в провинции Забуль, Юго–Восточный Афганистан.

28 августа 2012 года.

Устраиваюсь в темноте на скамейке. Успеваю прихватить себе чашку кофе из столовой. В полночь кофе не так приятен. Утром, наверное, выпить его было бы лучше. Возможно.

Пусть на базу какое-то время не было нападений, но «световая дисциплина» – приказ избегать использования «белого» освещения – поддерживается на должном уровне. Труднее обнаруживаемая красная подсветка – предпочтительнее. Пусть и превращает передвижение с наступлением темноты по смеси большого, маленького, среднего и очень большого галечника время от времени в ту ещё проблему.

Но вывих лодыжки – небольшая плата за возможность увидеть звёздный пейзаж, сегодня ночью нависший над Афганистаном.

Я потратил почти весь сегодняшний и половину вчерашнего дня, гоняясь за материалом о частной некоммерческой охранной компании, которая вскоре возьмёт на себя часть рутины военной службы здесь, на передовой оперативной базе в провинции Забуль, на непокорном юге Афганистана.

Первоначальный штат компании включает в себя Боба (это не настоящее его имя) – канадца, уволившегося из французского Иностранного легиона – и четверых гуркхов из Непала. К моему разочарованию, компания уклонилась от предложения взять интервью у сотрудников об их планах здесь, на базе. Потому я не могу использовать всё, что Боб рассказал мне на эту тему. Что остаётся, так это рассказать немного о самом Бобе.

Гуркх разбирает подержанный АК-47

Гуркх разбирает подержанный АК-47

Когда я впервые столкнулся с Бобом, он сидел на корточках, окружённый по виду переломанным и неработающим оружием – вроде того, которое обычно переплавляют в какую-нибудь левацкую анти-оружейную скульптуру. Напоминало распродажу «Калашниковых». У Боба рост около 6–ти футов и 4 дюймов, кисти рук размером с лопату, фактуры и цвета грецкого ореха. Он излучает уверенность и опыт, набранный более чем за сорок лет. Опыта он набирался по всему миру, от французского Алжира до Бельгийского Конго; от Ирака до Афганистана. А его список рекомендации от предыдущих работодателей способен вогнать в ступор ветерана войск специального назначения. Я стоял и наблюдал, как Боб и его гуркхи сидят на корточках под палящим солнцем и разбирают автоматы Калашникова. Затем они чинили их, смазывали и собирали снова. Вокруг было полно больших пластиковых ящиков с десятками и десятками АК-47. На одном из «Калашниковых» не переключался предохранитель.

Боб разбирает потрёпанный АК-47Боб разбирает потрёпанный АК-47

 «Я знаю, в чём проблема, – замечает Боб. – Кто-то попытался отремонтировать его и использовал неправильную запасную часть». Несколько ловких щелчков, и оружие в его руках распадается на составляющие. – Ничего страшного, просто нужно хорошие запчасти».

Он показал на массу трещин на деревянном прикладе автомата. «Их я отмою мылом и водой, чтобы убрать весь пот и жир, затем замочу их, и они постепенно приобретут первоначальный вид. Потом, если сумею найти немного льняного масла, они будут как новенькие».

Американский солдат, проходивший мимо и разглядывавший оружие, услышал эту фразу, и сказал: «А у меня где-то завалялась банка лака».

Оружие скуплено у местных. Афганцы обожают украшать свое оружие фотографиями и мишурой – даже помпонами. Боб счищает наклейки и зеленую мишуру с любого ствола. «Ну не нравятся мне все эти афганские «штучки», – бормочет он.

Натюрморт из «Калашниковых»Натюрморт из «Калашниковых»

У Боба жёсткий провинциальный акцент. С намёком на южноафриканский, быть может, смешанный с лёгким квебекским, и, возможно, так же слегка засорённый стандартным канадским. Десять лет назад Боб работал советником в Вооружённых силах Канады. Он ещё только начинает своё рискованное афганское предприятие.

«Меня зачислили уоррент-офицером, – рассказывает он. – Я провёл несколько тренировок в выходные. ...Думаю, это было логично. ... Мне поручили составить план развивающих занятий. И если мне удалось выучить одного из этих парней – хотя бы кого-нибудь – тому, что подарит ему единственную секунду, ту самую, что спасёт ему жизнь, – все мои усилия хоть чего-то стоили».

Канадская миссия в Афганистане сворачивается, но Боб верит, что всё было не зря, и не время останавливаться.

«Я делаю это, потому что именно этим занимаюсь всю жизнь, – замечает он, – но я верю и в миссию. Я считаю, что военная операция по поддержке афганского правительства должна продолжаться. Если мы просто оставим всё так, как есть, последствия будут очень печальными».

«Мне жаль, что канадцы должны уйти. Но даже американцы устали, – говорит он. – Чёрт возьми, и Советы устали после 10 лет точно так же! Было ли это бесполезно? Вы скажете, что это пустая трата времени, но это будет святотатством по отношению ко всем тем, кто погиб. Но я думаю, что многие сейчас считают именно так».

Боб работал в Афганистане и Ираке контрактником в службе безопасности 10 лет. Как штатский, работающих в зоне военных действий, он смотрит на конфликт в Афганистане несколько отстранённо, почти с высоты птичьего полёта. И это не та перспектива, которая исполнена надежды.

Он застал недавний всплеск нападений своих же союзников, так называемые случаи «дружественного огня»*, когда афганские полицейские и солдаты нападали на своих американских сослуживцев и коллег по коалиции. В этом году произошло 33 подобных инцидента, в которых погибли 42 человека и многие получили ранения.

«Афганцы выжидают. Если они увидят, что появилась твёрдая рука, они пойдут под неё. Как вы думаете, почему происходит так много случаев «дружественного огня»? – спрашивает он. – Да мы сказали им, что уходим. Многие из них пытаются сейчас искупить свои грехи, потому что не хотят, чтобы их обезглавили, когда мы уйдём».

Боб и гуркхи осматривают крупнокалиберный пулемётБоб и гуркхи осматривают крупнокалиберный пулемёт

 

Примечание:

* – Впервые подобные атаки, которые американцы называют «зелёное на голубом» (green on blue) были зафиксированы в 2007 году.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Чарли Фокстрот, или всё кувырком

 23 августа 2012 года Иногда всё идет против вас и всё, что вы можете сделать – это плыть по течению. Сегодня утром по множеству разнообразных и на первый взгляд незначительных причин я отстал ...

Подробнее...

Афганские ВВС – из запчастей и новобранцев

31 августа 2012 Боевой вертолёт Ми-35 «Hind» («Лань») Афганских ВВС (AAF) прижат к взлетно-посадочной полосе кабульского международного аэропорта (KAIA) полуденным зноем. Капоты сдвоенного двигателя ...

Подробнее...

Здоровая паранойя

31 августа 2012 Передовая оперативная база «Апач» в городке Калат, провинции Забуль, Афганистан находится в нескольких минутах езды от «городка». С виду – небольшой, уродливый и грязный клочок земли ...

Подробнее...

Афганские горки

Кандагарский полевой аэродром (КПА), провинция Кандагар, Афганистан. Я сижу в тенистом уголке на краю взлётно-посадочной полосы на КПА. Мой рейс уже был сдвинут вправо один раз этим утром. Четыре ...

Подробнее...

Беспечный патруль

2 сентября 2012 Есть в обстановке на Базе боевого охранения (COP) Мизан что-то такое… я проваливаюсь в сон, выжатый полностью, и, проснувшись освежённым, выматываюсь снова. Что-то в воздухе, наверное...

Подробнее...

Google+