Фиаско!

Как две войны на Большом Ближнем Востоке показали слабость мировой сверхдержавы

Фиаско!

Эта война должна была сделать установление империи свершившимся фактом. Она должна была привести к тысячелетнему Pax Americana. Повсюду должна была утвердиться «свершившаяся миссия». А вот этого-то и не случилось, более того – почти через девять тягостных лет всё закончилось (вроде бы).

Это была иракская война, а мы были на ней незваными гостями, ещё и не желавшими отправляться домой. До последней секунды, несмотря на повторяющиеся обещания президента Обамы об уходе всех американских войск, несмотря на соглашение с иракским правительством, подписанное в 2008 г. администрацией Джорджа Буша-мл., американские военачальники продолжали лоббирование, а Вашингтон вёл переговоры об оставлении от 10 000 до 20 000 войск США в качестве советников и преподавателей.

Церемония спуска флага в БагдадИ только когда иракцы просто отказались гарантировать этим войскам иммунитет от судебного преследования – последние американские солдаты стали переходить границу Кувейта. Только тогда наши чиновники стали расхваливать то, чего никогда не желали – окончание американского военного присутствия в Ираке, называя это «эрой достижений». Они стали расхваливать собственное «решение» покинуть Ирак, как триумфальное, и заявили, что войска уходили – как отметил президент – «с высоко поднятой головой».

В завершающей церемонии спуска флага в Багдаде было ясно видно внутреннее истощение США: там присутствовал американский пресс-корпус, но не было иракских официальных лиц или СМИ. Секретарь по обороне Леон Панетта пылко говорил о достижении «окончательного успеха». Он уверял отбывающие войска, что они были «движущей силой замечательного прогресса» и могут гордо покинуть страну «твёрдо знающую, что ваше самопожертвование помогло народу Ирака начать новую главу своей истории, свободную от тирании и полную надежд на благоденствие и мир». Позже в своей поездке по Ближнему Востоку, говоря о человеческой цене этой войны, он добавил: «Я думаю, что это достойная цена».

А затем последние из войск действительно «ушли домой», если определять «дом» достаточно широко, так, чтобы он включал не только базы США, но и гарнизоны в Кувейте, где-то ещё в Персидском заливе и отчасти в Афганистане.

14 декабря в форте Брэгг (Северная Каролина) президент и его жена приветствовали возвращающиеся войска: ветеранов 82 воздушно-десантного полка и других подразделений. Щеголяя живописными «малиновыми беретами», они колоритно переполошили тех, кто когда-то назвал их войну «молчаливой». Без сомнения, имея в виду свою кампанию 2012 г., сегодня президент Обама энергично говорит об «успехе» в Ираке, о «выгодах», о сложных временах, испытанных «лучшими в истории мира боевыми силами» и о самопожертвовании наших «раненых воинов» и «павших героев».

14 декабря в форте Брэгг (Северная Каролина) президент и его жена приветствовали возвращающиеся войска

Он восхвалял «невероятные достижения девяти лет действий», обозначив уход таким образом: «В самом деле, всё, что американские войска делали в Ираке – вся борьба и все смерти, кровь и строительство, подготовка и партнёрство – всё привело к столь благоприятному исходу … Мы уходим, оставляя суверенный, стабильный и полагающийся на свои силы Ирак с представительным правительством, избранным самим народом».

И всё это, в том числе «выгоды» и «достижения», равно как и гордость, и благодарность, которую американцы – как предполагается – чувствуют (или должны) к войскам – было подхвачено и СМИ, и различными мудрецами. В то же самое время другие новости освещают возможность спуска Ирака в религиозный ад, разжигаемый американцами, и ещё более того шиитскими военными. Сегодня в Ираке нефтяные доходы едва превышают уровень эры Саддама Хуссейна, в столице всего несколько часов в день подаётся электричество. И всё это сразу же уничтожается бомбёжками и атаками смертников из связанных с Аль-Каидой (не существующей с вторжения 2003 года) групп даже при растущем влиянии Ирана и тихом раздражении Вашингтона.

Общество потребителей – в состоянии войны

Поистине, если рассматривать мелкие победы в почти триллион долларовой войне, то заметим, что в этот раз, как указывали различные репортёры и мудрецы, дипломаты США не рвались на последний вертолёт с крыши посольства посреди хаоса и горящих баррелей долларов. Иначе говоря, это не вьетнамский конец, который был поражением. В самом деле, как указано в других статьях, – нет подходящего слова, потому воспользуемся этим – уход был великолепным трюком буйства воображения, вполне достойным сил, «равным которым не было на планете».

И даже президент это отметил. В конце концов, при всём обилии (кажущемся) переданного США Ираку, и сам уход не был малостью. Когда военные США начали демонтировать построенные 505 баз стоимостью в несчётные многие миллиарды долларов налогоплательщиков, то они избавились от 580 миллионов долларового нежелательного в Ираке оборудования. И более двух миллионов единиц его – от оружейных жилетов «кевлар» до мелочей – удалось перебазировать в Кувейт, в другие гарнизоны Персидского залива, в Афганистан и малые города США. Мы говорим об эквиваленте 20 000 грузовиков обеспечения.

Багдад, база США

Неудивительно, учитывая родословную военных США из общества «потребления», что стиль их войны – потребительский, и потому – чисто коммерчески – уход из Ирака был уходом на века. Не стоит оценивать и военные трофеи, в числе которых – мощная база данных Пентагона отпечатков пальцев и сканов сетчатки приблизительно 10% населения Ирака (похожая программа действует и в Афганистане).

Ведь когда дело доходит до «успеха», Вашингтон готов сделать всё возможное и невозможное. В конце концов, его планы выстроить посольство в Багдаде столь грандиозны, что посольство в Сайгоне 1973 года зардеется от стыда. С контингентом от 16 000 до 18 000 человек, включая силы, вероятно, 5 000 наёмников (обеспеченные частными подрядчиками вроде «Трипл Кэнопи» с их 1, 5 миллиарда долларовыми контрактами с госдепартаментом), «миссия» обращает любое другое нормальное «посольство» или «дипломатическую миссию» в пыль.

В одном только 2012 г. Вашингтон выделил $3, 8 миллиардов, из них 1 миллиард – на столь критикуемую программу подготовки полиции, причём из них только 12% на самом деле идёт иракской полиции. Другими словами, «послевоенная эра» станет чем-то новеньким.

Если, не обращая внимания на эвфемизмы и возвышенную риторику, вы захотите просто оценить глубину американского фиаско в нефтяном сердце планеты, то всего лишь рассмотрите, как именно последнее подразделение американских войск выходило из Ирака. По сообщениям Тима Аранго и Майкла Шмидта из «Нью-Йорк таймс» оно отправилось в путь в 2-30, глухой ночью. Никаких вертолётов с крыш, 100 единиц техники ушло в темноту с базы Аддер. За день до ухода, по словам репортёров, переводчикам подразделения приказали вызвать местных чиновников и шейхов, с которыми у американцев были тесные связи, и разработать планы на будущее, словно и в следующую неделю всё будет продолжаться обычным образом.

Другими словами, предполагалось, что утром иракцы проснутся и обнаружат: иностранные друзья ушли, не попрощавшись. Вот так последнее американское подразделение доверяло своим ближайшим местным союзникам. После шока и трепета; после взятия Багдада; после «свершившейся миссии»; после пленения, заключения и казни Саддама Хусейна; после Абу Грейб и кровопролитной гражданской войны; после «подъёма» и суннитского движения «Пробуждения»; после багровых пальцев и искажённых данных в финансовых отчётах о восстановлении – после всех убийств и смертей американские военные ускользнули в ночи без единого слова.

Уходят

Однако если вам захотелось найти словечко или пару слов для определения сего действа, то всем требованиям отвечало бы нечто менее воспитанное, чем ныне распространившееся «фиаско» или «поражение». Военные самопровозглашённой единственной сверхдержавы планеты Земля, чьи руководители считали оккупацию Ближнего Востока ключом к будущей мировой политике и планировали размещение гарнизонов в Ираке на поколения вперёд, отправились паковать вещи. Можно считать это почти ошеломительным.

Посмотрите, что произошло в Ираке сразу же после этого, и вы узнаете, к чему надо быть готовым на новой планете.

Двойная ставка «на фиаско»

Конечно, Ирак был всего лишь одним из наших вторжений, превратившихся в борьбу с повстанцами, которая обернулась провалом. Другое, которое началось раньше и всё ещё продолжается, может оказаться гораздо большим фиаско. Пока оно не столь дорого обходилось и американскому национальному богатству, и американским жизням, но из этих двух поражений оно угрожает стать более весомым, хотя противостоящие войскам США силы повстанцев в Афганистане остаются плохо вооружённым, относительно слабым меньшинством.

Военная техника в Афганистане

Как не велик был подвиг построения инфраструктуры для войны и военной оккупации Ирака, обеспечения и снабжения год за годом огромных военных сил, но он – ничто в сравнении с тем, что США должны сделать в Афганистане. Когда-нибудь решение вторгнуться в страну, оккупировать её, выстроить там более 400 баз, ввести дополнительно ещё 60 000 или более военных, массу наёмников, агентов ЦРУ, дипломатов и других гражданских чиновников, а затем давить на слабое правительство, чтобы оно даровало Вашингтону право оставаться практически бесконечно, будет считаться ошибочным действием Вашингтона, неспособного оценить ограниченность своей мощи в мире.

Вот вам кривая обучения: наблюдая, как три десятилетия тому назад страна самым плачевным образом потерпела поражение в войне на азиатском континенте, руководители Америки как-то при этом убедили самих себя, что нет ничего сравнимого с военным мастерством «единственной сверхдержавы». И потому направили более 250 000 американских войск (вместе со всеми «бургер кингами», «сабвэями» и «синнабонами») на две наземные войны в Евразии. Результат стал очередной главой в истории американских поражений, но на это раз – государства, несмотря на все претензии которого, бывшего не только слабее, чем оно было во времена Вьетнама, но даже намного слабее, чем его руководители были способны себе вообразить.

За десять лет наблюдений за этим двойным, всё яснее проявляющимся фиаско можно было бы призадуматься о возможности полномасштабного рывка «на выход». Но вывод «боевых» подразделений США в Афганистане не планируется завершать до 31 декабря 2014 года (причём тысячи советников, тренеров и спецподразделения намечено оставить). Администрация президента Обамы всё ещё лихорадочно ведёт переговоры с правительством афганского президента Хамида Карзая по соглашению – каков эвфемизм! – об оставлении американских гарнизонов на многие годы, а американские военачальники, как и в Ираке в 2010 г. и 2011 г., открыто лоббируют более медленный вывод.

И как в Ираке – перед лицом очевидности – официальные слова могли быть и поцветистее. В середине декабря секретарь по обороне Леон Панетта в самом деле сказал передовым американским войскам, что они «выигрывают» войну. И наши военачальники продолжают рекламировать «прогресс» и «достижения», а равно и ослабление хватки Талибана в сердце пуштунских территорий – на юге Афганистана из-за наводнения региона войсками США и продолжающихся опустошительных ночных рейдов спецподразделений США.

Ночной рейд

Однако реальное положение изворачивающейся бывшей сверхдержавы в Афганистане остаётся мрачным, каковым оно и было с самого начала оккупации, воскресившей Талибан – наименее популярное народное движения, которое только можно вообразить. Недавний расчёт ООН показал, что «связанные с обеспечением безопасности действия» за первые 11 месяцев 2011 г. выросли на 21% по сравнению с аналогичным периодом 2010 года (а НАТО это отрицает). Подобным же образом, всё большие ресурсы вливаются в бесконечные усилия по построению и тренировке афганских сил безопасности. Почти $12 миллиардов ушло на этот проект в 2011 г. и такая же сумма предусмотрена на 2012 год, а эти силы так и не могут «действовать самостоятельно» и эффективно воевать (хотя у их противника Талибана немного проблем такого рода).

Афганские полицейские и солдаты продолжают дезертировать толпами, и генерал США, отвечающий за их подготовку, прошлым летом предположил, что для появления хотя бы малейшего шанса на успех, необходимо продлить эту деятельность как минимум до 2016 г. или 2017 года. (Забудьте на мгновение о том, что обнищавшее афганское правительство будет совершенно неспособно поддерживать или финансировать созданные для него же силы).

Бойцы движения ТалибанОбосновавшийся у пуштунов Талибан, как любая классическая партизанская сила, исчезает перед подавляющим военным превосходством основной силы, но очевидно обладает значительным контролем в южной части, а в недавние годы его насильственные действия распространялись и дальше – на не-пуштунский север. И если в момент ухода силы США в Ираке не доверяли своим местным партнёрам, то у американцев в Афганистане есть все причины нервничать ещё больше. Афганцы в полицейской или военной форме – некоторые подготовлены американцами или НАТО, другие, возможно, партизаны Талибана, переодетые в обмундирование, купленное на чёрном рынке – регулярно обращали оружие против предполагаемых союзников. Это называется «насилием новобранцев над служащими НАТО». В конце 2011 года солдат афганской армии застрелил двух французских солдат. Незадолго до этого человек в форме афганской армии открыл огонь, и несколько солдат НАТО были ранены.

Тем временем сила войск США начала ослабевать, союзники из НАТО выглядят ненадёжными, а Талибан, при всех его сложностях и несчастьях, несомненно, чувствует, что время играет ему на руку.

Зависеть от доброты незнакомцев

Как бы ни были слабы группы, составляющие Талибан, без сомнения, они готовятся благополучно пересидеть величайшую военную силу нашего времени. И напомню: всё сказанное – всего лишь штрихи к тому фиаско, которым может стать афганская война. Если хотите оценить глупость американской войны (и масштаб отступления мировой державы США) во всём объёме, то можете даже не смотреть на происходящее в Афганистане, просто проверьте ведущие туда пути поставок.

Отряд пуштунов

В конце концов, Афганистан всего лишь – закрытая страна Центральной Азии. США – в тысячах миль от неё. Нет никаких гигантских портов-баз, вроде Кэм Рэн Бей в Южном Вьетнаме в 1960-х гг., способных обеспечить поставки. Если партизаны идут воевать чуть ли не в одной одежде, то для Вашингтона – это одно, а вот его военные – совершенно другое дело. Разработка поставок еды, средств личной защиты, боеприпасов – всё требует огромной (и огромной стоимости) системы снабжения. А ещё требуется невероятное количество топлива (так пьяница поглощает спиртное), и более $20 миллиардов ежегодно в Афганистане и Ираке тратится только на кондиционеры.

Чтобы поддерживать всё это в хорошей форме, надо уповать на извилистые пути снабжения длиной в тысячи миль. Из-за этого Вашингтон не может быть в Афганистане хозяином собственной судьбы, хотя это и не замечалось годами.

Из всех непрактичных войн, которые может вести империя в состоянии упадка, афганская война, вероятно, самая непрактичная. Повесить бы её на Советский Союз, по крайней мере, его-то «кровоточащая рана» – фраза советского руководителя Михаила Горбачёва об афганском фиаско 1980-х гг. – была совсем рядом. Поставки по обеспечению военных действий для почти 91 000 американских войск, ныне находящихся в стране, 40 000 их союзников из НАТО и тысяч частных подрядчиков могут быть осуществлены лишь тремя способами. Примерно 20% – воздушным путём с потрясающими затратами; более трети проходит кратчайшим и самым дешёвым маршрутом – через пакистанский порт Карачи и поездом или грузовиками на север, затем только грузовиками через узкие горные проходы; почти 40% (только «не-смертоносные» грузы) Северным путём поставок (СПП).

Полностью СПП был разработан только в начале 2009 г., когда Вашингтону с запозданием стало ясно, что Пакистан потенциально может мёртвой хваткой вцепиться в американские военные усилия. СПП, включающий, по крайней мере, 16 стран и почти все формы транспорта, которые только можно представить, на самом деле состоит из трёх маршрутов. Два из них проходят по России, которая протаскивает почти всё через узкое горлышко коррупционного, автократичного Узбекистана.

Говоря другими словами, для ведения войны Вашингтон поставил себя в зависимость от доброты незнакомцев – в данном случае Пакистана и России. Одно дело, когда сверхдержава или великая держава на подъёме связывается со странами, которые не могут быть её естественными союзниками, и совсем другое – когда держава делает это в состоянии упадка. Российские руководители уже поговаривают о жизненности Северного пути, если США продолжат раздражать Россию размещением будущей европейской ПРО.

Но самая явная психологическая драма афганской войны происходит в Пакистане. Там огромная операция по пополнению запасов уже стала огромным скандалом. Оценки показывают, что в 2008 г. 12% поставок США из Карачи на воздушную базу Баграм пропали где-то в пути. После разгрузки в порту 29 000 контейнеров груза из поставок США, они исчезли так, что глава полиции Карачи назвал это «матерью всех афёр».

Инструктаж

В самом деле, вся система поставок – с местной безопасностью и соглашениями об охране, неотъемлемыми взятками различным группам по всему пути – очевидно, помогла финансировать и снабжать Талибан, равно как и наполнила каждый базар вдоль маршрута, поддержав местных баронов и жуликов всех сортов.

Не так давно, в ответ на американские воздушные удары, унесшие жизни 24 пограничников, пакистанское руководство вынудило американцев покинуть воздушную базу Шамси, где ЦРУ проводило некоторые свои операции с беспилотниками. Пакистан успешно нажал на Вашингтон, чтобы тот хотя бы временно прекратил кампанию использования беспилотников на пакистанской границе, и закрыл пограничные переходы, через которые должны были проходить все американские поставки. Прошло два месяца, а они так и остаются закрытыми. Без этих маршрутов в долгосрочной перспективе просто невозможно вести американскую войну.

Хотя переходы, вероятно, и будут открыты после непростых переговоров между США и Пакистаном, но сигнал не мог быть выражен яснее. Войны в Ираке, Афганистане и на пакистанской границе не только истощили американское богатство, но и выявили относительную беспомощность «единственной сверхдержавы». Десять (и даже пять) лет назад пакистанцы вряд ли осмелились бы так себя вести.

Как оказалось, мощь войск США была угрожающе выразительна, но только до тех пор, пока Джордж Буш-мл. дважды не спустил курок. Этим он продемонстрировал всему миру, что на далёкой земле против минимума врагов США не могут победить в войне или утвердить свою волю в двух слабых странах Великого Ближнего Востока. Выявилась и другая реальность, хотя и потребовалось время на её осознание: мы живём на планете, где неясно как именно трансформировать потрясающее преимущество в военной технологии в любой другой вид власти.

За это время весь мир смог увидеть, чем стали США: ещё одна клонящаяся к упадку держава времён «холодной войны». Вашингтонское зависимое состояние на евразийском материке теперь достаточно наглядно, а это значит, что какие бы «соглашения» не были достигнуты с афганским правительством, будущее этой страны – не американское.

Всё прошедшее десятилетие в отношении наземных войн на евразийском пространстве США не могут выучить один единственный урок: не начинать их. Фиаско приближающегося двойного поражения не может быть более очевидным. Единственный вопрос – насколько унизительным окажется грядущее отступление из Афганистана? Чем дольше США там остаются, тем более разрушительным станет удар по их мощи.

Передышка

Вряд ли всё это стоило бы повторять, но уже в самом начале 2012 г., когда на носу – следующий политический сезон, очевидно, что в ближайшее время Вашингтон неспособен окончить афганскую войну.

В самый разгар того, что выглядело успехом в Ираке и Афганистане, американские официальные лица из-за формы подачи (какая же это война «афганская» или «иракская») бесконечно раздражались, хотя в тот момент и не без снисходительности. Ныне, в момент падения на Великом Ближнем Востоке, возможно наконец, пришло время назвать вещи своими именами и назвать войны правильно –американскими. И осознав, каким фиаско для империи они стали, действовать соответственно.

Обсудить на форуме

В этой рубрике

Долг. Военные мемуары министра. Глава X

Морозным октябрьским солнечным днём 1986 года я стоял у горного хребта в северо-западном Пакистане вблизи афганской границы. ...

Подробнее...

Долг. Военные мемуары министра. Глава IX. Часть 4

Как я говорил выше, в первые несколько месяцев работы при Обаме потребовалось много выдержки, чтобы сидеть за столом, когда каждый, начиная с президента и ниже обрушивались с критикой на Буша и его ко...

Подробнее...

Долг. Военные мемуары министра. Глава IX. Часть 3

Существовало множество других вещей, затрагивающих наших военнослужащих и членов их семей, и остававшихся на первом месте в моём списке приоритетов. Мы по-прежнему должны были стараться ускорить доста...

Подробнее...

Долг. Военные мемуары министра. Глава IX. Продолжение

Таково было ядро новой команды. И ещё был сам президент. Интервьюеры постоянно просят меня сравнить, как работалось с Бушем и Обамой, и как я мог работать с настолько разными людьми. Я обычно напомина...

Подробнее...

Долг. Военные мемуары министра. Глава IX

К 21 января 2009 года я проработал на посту министра обороны всего два года, но в этот день снова стал посторонним. За эти годы мои пути пересекались с парой-тройкой назначенцев Обамы старшего возраст...

Подробнее...

Google+